Настоящий украинский помидор способен произвести сенсацию в европейской кулинарии. Настоящее украинское молоко может изменить мировоззрение европейца

Однажды я позвонил директрисе агрокомпании с Полтавщины, трубку она не взяла. Отзвонилась через несколько часов. Говорит, в Миргороде, на водах, на процедурах была. И в санатории она не одна. С ней еще одна хозяйка агрофирмы, чувствуют себя они прекрасно, вода и диета идут им на пользу, хотя ее партнерша ест по ночам свои сардельки под одеялом. Свои, в смысле, сделанные в собственном маленьком колбасном цеху.

Тут я очень оживился. У меня ушло немало времени и сил на то, чтобы попробовать эти сардельки. Они действительно превосходны. О, эти маленькие приусадебные производства высококачественных продуктов для самих себя!

Как они милы и сердечны! Маленькие пекарни, крохотные колбасные, не говоря уже о спец-грядках, мини-крупорушках, мельницах и сыроварнях!

Иногда это явление носит и промышленные масштабы. В одном из интервью я спросил Юрия Анатольевича Косюка: а зачем в его вселенских стратегиях путается еще такой продукт, как фуа-гра?

Он ответил застенчиво: да вот, каприз такой, самому нравится. Умеем мы произвести продукт для себя, пальчики оближешь. Домашняя уточка, козье молочко. Отправляясь к знакомым в Австрию, я запихивал в чемодан обувную коробку с черкасскими помидорами, домашними, каких не найдешь нигде в Европе. И не только в Европе.

А ведь из этого явления можно делать национальную, даже континентальную программу.

Вот посмотрите: особенно сильна в брендировании банальных продовольственных товаров Франция. Коньяк из провинции Коньяк, шампанское из Шампани, рокфор из Рокфора, камамбер, бретанские устрицы, то же самое фуа-гра (вот уж чего-чего, а утиной-гусиной печенки мы можем произвести море). Да еще и жесткие международные правила: коньяк, произведенный не в провинции Коньяк, уже бренди, а всякие сыры считаются жалкой фальшивкой, если они не сварены в одноименных провинциях. Венский шоколад, итальянские спагетти и пармезан, маскарпоне, прошутто - пармская ветчина, немецкие колбаски, испанский хамон. Скажем, хамон и пармскую ветчину мы вряд ли сможем производить - кто же из украинцев способен подвесить окорок и ходить вокруг него три года, ни разу не надкусив? А если серьезно, сушат мясо на средиземноморском солнце и морском ветре. С морем и солнцем у нас проблемы.

Фото 1. Украинский помидор

Тем не менее. Настоящий украинский помидор способен произвести сенсацию в европейской кулинарии. Настоящее украинское молоко может изменить мировоззрение европейца. Я уж не говорю о варениках, пампушках, галушках, кручениках, буженине, галицких колбасах, шпондырях (подчеревка копченая), полядвицах (вырезка варенокопченая) и так далее, и так далее. Пока картина обратная. Давление европейских брендов приводит к тому, что в известном всем ресторане «У сестер» в Хороле борщ называется пикантно - «консоме из свинины». А перемолотое бутербродное сало могут называть и террином, и тартаром, и паштетом. Хотя украинский смалец может произвести революцию в европейском питании.

Французский фермер показывал мне кур, которые сидели на сучьях на опушке леса и приходили кормиться в маленький соломенный домик на лужайке: цыплята, содержащиеся на свободном выгуле, считаются особо ценным продуктом и стоят баснословно дорого. Мы что, не можем что-нибудь придумать не менее остроумное про своих курей? И вот что я знаю абсолютно точно: нигде в мире вы не попробуете такой продукт, как херсонский арбуз, хотя бы отдаленно напоминающий его по вкусу.

Фото 2. Домашняя колбаска: дело на миллиард

К чему все это? В этой романтической тираде нет никакого смысла, потому что люди не перестанут предпочитать пармезан любым другим выдержанным сырам и французский коньяк - лучшим бренди, произведенным в других странах.

Однако есть прецеденты: пару десятков лет назад никто не знал, что такое сыр фета. Сегодня этот греческий продукт с аппетитом уплетает весь мир, и хочет только его, настоящий, греческий. Возможно, в структуре МинАПП, возможно - в пограничном поле Министерства внешней экономики, Министерства иностранных дел, - должно быть создано Национальное маркетинговое агентство (или бюро), главной задачей которого должно стать создание и продвижение украинских брендов на мировой рынок и производство мифов вокруг них. Полтавская мука, винницкое сало, львовская колбаса, черкасские молочные продукты, украинские помидоры. Очень перспективен отечественный фрамбуаз, то есть малина садовая обыкновенная.

И вообще джемы из украинских ягод. Черешня или дыня «Колхозница»... Их должны хотеть и просить мировые рестораторы и гастрономы. Это развитая логистика, которая свежесорванный арбуз за сутки доставляет в банкет-холлы Нью-Йорка и Мельбурна, это брокеры и адвокаты, составляющие контракты на уникальные продукты с многослойными гарантиями поставки и оплаты, это сети гастрономических бутиков по всему миру, это миллиарды разнообразных денег и тысячи рабочих мест.

Это гордость за украинский продукт. Уникальность его - в том, что к распространенному в мире солнцу и часто встречающимся дождям в Украине добавлена щедрость черноземов и талант украинцев. Донести эту идею до потребителей всего мира должны профессионалы. Тогда добавленная стоимость продукта вырастет многократно. Возьмите в руку очки Gucci - в них на полторы гривни пластмассы и на пятьсот евро - мифов и бренда. Но это работает на мировом рынке. Делается это по-разному: герой нового романа Стивена Кинга в ресторане заказывает украинские вареники с сыром, Брюс Уиллис в «Крепком орешке-27» побеждает 27-ю банду террористов и, вытирая кровь с лица, говорит - сейчас бы все золото мира отдал бы за колечко львовской колбаски. В принципе, если государство не сподобится сообразить, как зарабатывать деньги, подобную структуру и идею можно реализовывать и в рамках отдельно взятой компании, но будет долго и дорого.

Заметьте, не критично все украинские харчи немедленно делать брендами на уровне иранской икры или Рокфора, достаточно раскрутить два-три продукта, например, гуцульскую брынзу, карпатскую баранину или житомирский стейк, 120 дней зернового откорма. Они потянут за собой весь наш борщовый набор, то есть другим украинским продуктам будет куда легче выходить на рынок.

Конечно, в колбасный фарш нельзя будет подмешивать... Ну уж не знаю, что они там подмешивают... Скажем, растительный белок...

В сыры нельзя будет добавлять кокосовое масло.

Но дело стоящее, поверьте. Речь идет о миллиардах. Наших с вами миллиардах.

Фото 3. Юрий Гончаренко

Юрий Гончаренко