Орошение называют наиболее радикальным путем влияния на почву, растения и микроклимат. Но пока опытные политологи рассуждают о повышении общего уровня радикализации в нашем обществе, радикальный путь получения урожая ищет выход из упаднического тупика.

 

Орошение в Украине: где – упадок, где - развитие

Помните детский гэдээровский фильм 1970-х «Регентруда»? Режиссер Урсула Шмангер мастерски экранизировала сказку о том, как фея дождя Регентруда (в исполнении нидерландской актрисы Корнелии Хаббемы, увы, ушедшей из жизни в апреле нынешнего года) уснула, а злой волшебник огня Фойербарт иссушил все поля. Однако главные герои Андрес и его невеста Марен, преодолев все трудности, спускаются в подземное царство и будят фею дождя.

Итог - живительная влага проливается на измученные засухой поля, крестьяне не нарадуются высокому урожаю, а Андрес и Марен играют свадьбу. Добавим, что продюсер фильма Адольф Фишер родился на заре ХХ века в Одессе. И уж кто-кто, а аграрии из этого украинского региона знают цену как естественному, так и искусственному дождю.

Но это лишь сказка. Товарищ Саахов из «Кавказской пленницы» подчеркивал: «Мы работаем, чтобы сказку сделать былью». Однако в наших реалиях в быль превращается, скорее, страшная сказка «с несчастливым концом», воспетая Виктором Цоем.

«Орошение - это жизнь юга» - такую фразу мы неоднократно слышали не только от сельхозпроизводителей из южных регионов Украины, но и от тамошних чиновников и поставщиков современных агротехнологий. Но чтобы эта жизнь воплотилась в жизнь, простите нам этот каламбур, должно сойтись очень много звезд. Уникальная оросительная система - наследство советской империи. Увы, ее потенциал мы используем не полностью. Разные профильные министры подчеркивали необходимость восстановления систем орошения в Украине, а воз... Не хотим сказать, что он и ныне там. Хаотичные движения аграрную власть имущих есть, однако говорить о скором возрождении системы орошения в Украине преждевременно.

Фото 1. Михаил Ромащенко

Ну а в ходе нашего разговора с директором Института водных проблем и мелиорации НААН Украины Михаилом Ромащенко пессимизм с оптимизмом распределились, по нашему мнению, в равных пропорциях.

- Сколько земель сельхозназначения в Украине орошается?

- Отечественная оросительная система, оставшаяся в наследство от Советского Союза, может обеспечить водой 2 млн га. В Украине без учета территории временно оккупированного Крыма фактически поливается 480 тыс. га. Получается, что этот потенциал мы используем только на 20-30%.

- А самая нижняя точка падения уже пройдена?

- Площади на капельном орошении увеличиваются, и этот процесс происходит независимо от государственной политики. Однако развитие большого орошения, или дождевания, как я его называю, продолжает приходить в упадок. Восстановление системы орошения -способ эффективного земледелия в условиях изменения климата.

- Когда речь идет об орошении, мы вспоминаем прежде всего о южном регионе Украины. А насколько эффективно его применение в других частях нашей страны?

- Мы провели новое климатическое районирование. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Уже практически нет зоны избыточного увлажнения в Полесье. Учитывая климатические изменения, возникли условия для эффективного производства зерновых и зернобобовых в этом регионе. При регулировании водного режима выращивание этих культур становится сверхприбыльным. Там можно получить до 10 т/га кукурузы или до 3 т/га сои, а с помощью полива еще больше - 15 т/га и 4,5 т/га. Следовательно, сформировалось выгодное экономическое обоснование восстановления осушенных земель. На востоке страны было местное орошение, но что сегодня там происходит... Когда в этом регионе все восстановится, то орошение будет крайне необходимо. Обеспечение оптимальной почвенной влажности - путь к эффективному хозяйствованию.

- Что теперь с крымской оросительной системой?

- Степной Крым без днепровской воды станет пустыней. Перспектив там нет. Нужно вложить крупные инвестиции для реализации новых проектов на этой территории. Подавать воду из материковой Украины в Крым - это уже политическая составляющая. В советские годы там поливали 500 тыс. га, в 2013 г. - 135 тыс. га, в 2014 году - 17 тыс. га, а в прошлом году -примерно 8 тыс. га. Ситуация критическая.

- Расскажите о системе управления орошением.

- В Украине одной оросительной системой управляет несколько учреждений. Получается, что образовалось 3-4 технологических передела на каждом канале. Я считаю, что должна быть создана единая система управления орошением, которая будет отвечать за сбор и подачу воды к точке водовыдела, где потребитель получит ее по приемлемой цене. Госводагентство - неприбыльное учреждение. Оно не может брать кредиты или привлекать инвестиции, а у государства нет бюджетных средств. Вот и сидим, ждем изменений. Необходимо внедрять, как во всем мире, бассейновый принцип управления водными ресурсами. Ведь в Украине так работают холдинги. Тогда почему мы не можем использовать бассейновый принцип и объединяться в ассоциации? Я считаю, что этот механизм не работает, поскольку нет мотивации.

- Значит, прежде всего сельхозпроизводители должны проявить инициативу и объединиться на местном уровне?

- Прежде всего государство должно сформировать свое видение развития оросительной системы. Важно проанализировать мировой передовой опыт в этой отрасли и попробовать привлечь в качестве партнера лучшего производителя. Недавно я побывал в штате Калифорния. На развитие территориального водного бассейна из бюджета там выделяют $2 млн, однако эти деньги доступны только членам объединения. Если честно, в Калифорнии еще больше проблем с управлением водными ресурсами. Я там не увидел новых технологий, но какие масштабы... Размер территории штата Калифорния равен 2/3 Украины, а площадь земель на орошении -более 6 млн га, из них на капельном орошении -2,5 млн га. В Украине на поливе - 400-500 тыс. га, на капельном - 70 тыс. га. В Калифорнии подпочвенное капельное орошение, трубопроводы укладывают как минимум на 15 лет с помощью GPS-позиционирования, позволяющего проводить обработку почвы. Там не хватает воды, а у нас она есть, но мы ее не используем. Учитывая дефицит ресурсов, они вынуждены вводить ограничения потребления на 20%. У нас есть системы, готовые подавать воду, но мы не можем создать механизм, который будет формировать спрос на услуги орошения. А произойдет это тогда, когда будет стабильный спрос на нашу сельхозпродукцию в мире. Мы должны выходить на рынок с продуктами питания, а не с сырьем.

- Стоит ли рассчитывать на инвестиции Всемирного банка? Государство ведет переговоры?

- В 2013 г. представителям Всемирного банка я презентовал Концепцию развития оросительной системы в Украине. Через три месяца они прислали первую группу экспертов. Однако в связи с событиями в нашей стране в то время сотрудничество пришлось прервать. Только в начале 2015 г. представители Всемирного банка приехали вновь. Они увидели нашу Каховскую оросительную систему и сказали, что в Украине в 70-е годы прошлого столетия создали то, чего мир еще не видел. Я уже несколько раз обращался в Минагропрод - политики с просьбой о продлении переговоров со Всемирным банком. Но мне отвечают, что у них нет времени. Если наше государство не сформировало позицию по развитию орошения, то соответственно инвесторы не будут проявлять инициативу и создавать условия для того, чтобы Украина стала конкурентной. Всемирный банк работает с правительствами, он не предоставляет заем конкретным сельхозтоваропроизводителям, поэтому мы ждем инициативы от нашего государства. Кто сегодня владеет основной мелиорационной инфраструктурой? Государство в лице Агентства водных ресурсов, в котором утверждают: «Мы готовы подавать воду, пусть потребители берут».

Я считаю, что оросительная система в нашей стране -аналог газотранспортной системы. Нам осталось уникальное наследие. Например, Каховская оросительная система - самая большая в Европе, проектная площадь полива составляет 750 тыс. га. Возможности колоссальные.

Правительство должно поощрять наращивание орошаемых площадей.

- Но почему такая позиция у государства или, точнее, она отсутствует?

- Причина - хуторянский способ мышления. У нас же чиновники беспокоятся о развитии собственного хутора. Однако он может функционировать только в пределах устойчивой системы. Они пытаются строить эти хутора за счет привлечения ресурсов из системы и ее уничтожения. К сожалению, нам не повезло: в Украине много политиков и нет ни одного государственного деятеля, который поставил бы перед собой цель создания могущественного государства и стабильных условий его развития. Ведь никто же не будет обвинять потребителей. Госводагентство считает, что сельхозпроизводители не хотят брать воду. Но кто должен думать о повышении спроса на их услуги? Для системного улучшения мелиоративной деятельности государство должно создать механизм поддержки, «дополнительные пряники».

- Как, по вашему мнению, можно изменить сложившуюся ситуацию и модернизировать систему орошения?

- В мире голодает миллиард человек. Мы можем накормить 450-500 млн человек, но даже на треть не используем этот потенциал. Украина может производить 80 млн т зерна, в неблагоприятных погодных условиях - 60 млн т. Восполнить этот дефицит (10-20 млн т) можно с помощью искусственного регулирования водного режима. Я считаю, что мы должны реализовать инвестиционный проект обновления и развития орошения - это шаг к возрождению эффективной экономики страны. Однако государство должно принять политическое решение. Изменения к Законам Украины «О мелиорации земель», «О трубопроводном транспорте» и к Земельному кодексу уже представлены на рассмотрение Верховной Рады. Кроме того, подготовлен проект объединения водопотребителей в ассоциацию. Следовательно, видение того, что и как нужно делать, есть, однако политической воли на высшем государственном уровне, увы, нет.

* * *

«Вода на юге Украины - примета высокого урожая, а в приметы я верю», - сказал как-то в интервью опытный руководитель одного из хозяйств Херсонщины. А как у вас с верой в приметы?

 

Алексей Рыжков, Руслана Кобец

 

Фото 2. Примета - вода