Рентабельность в растениеводстве нередко зависит от степени и формы финансовой мотивации агрономов.

Чего уж греха таить - деньги нужны всем, кроме разве что представителей экзотических религиозных течений и отдельных одухотворенных личностей. Агрономам - в том числе, тем более, что они-то прекрасно понимают, какие прибыли можно получить на тех полях, где они ежедневно месят грязь или взбивают пыль. Из головы не выходит показательный эпизод. «Я ведь здесь на ставке, наемный работник, и дополнительно ничего не имею», - неожиданно молвил агроном пенсионного возраста, после того, как я часа два восторгался образцовыми порядками в хозяйстве. А я ведь об этом его и не спрашивал...

 

Сколько зарабатывает агроном? Однозначного ответа, разумеется, не существует. Слышал о людях, которые, занимая далеко не топ-должности в известном агрохолдинге, имеют по 150 тысяч в месяц. Впрочем, столь рыбные места - явление достаточно редкое, куда чаще встречаются цифры от 7 до 15 тысяч в месяц. Случается как лучше, так и хуже.

Год назад я общался с молодым агрономом, который отвечает за четыре тысячи гектаров поля. Разговор автоматически перешел на политику, и мой собеседник выразил свое отношение к нынешней власти следующим образом: «Я получаю три тысячи гривен в месяц. Раньше я мог на эти деньги жить, а сейчас мне их не хватает...»

У меня округлились глаза. Я попросту ушел от темы. Если главному агроному, который отвечает за четыре тысячи га, платят такие деньги, то здесь нужно задуматься и владельцу хозяйства, и самому специалисту. Будем откровенны: профессионал на таких, с позволения сказать, «хлебах» долго не протянет и попросту будет вынужден искать новое место.

Я как-то присутствовал на семинаре для аграриев, на котором выступал очень толковый молодой агроном. Он энергично внедрял в хозяйстве самостоятельно разработанные новации, бойко сыпал цифрами, демонстрировал глубокое понимание технологии, словом, произвел весьма и весьма благоприятное впечатление на слушателей. Позже, во время обеда, мы с ним разговорились о житье-бытье, в том числе и об общих знакомых, и я упомянул, что руководитель соседнего хозяйства с ног сбился в поисках агронома на 10 тысяч зарплаты. Мой собеседник весь обратился в слух и тихонько спросил, о каком именно хозяйстве идет речь и не могу ли я дать номер телефона... Насколько я понял, невзирая на все новации и активность, на рабочем месте его, мягко говоря, не балуют с материальной точки зрения. Не знаю, чем дело кончилось, но его тогдашний работодатель имел все шансы, сэкономив тысячи, потерять миллионы. Ключевое понятие здесь, наверное, следующее: агроном должен не получать, а именно зарабатывать. В первую очередь потому, что от него напрямую зависит прибыль владельцев хозяйства, и его компетенция предусматривает все возможности для того, чтобы повысить рентабельность производства. Прошлым летом я заезжал в крупное хозяйство в Кировоградской области. Там все в порядке и с урожаем, и со специалистами. Объяснение самое что ни на есть простое: каждый агроном в конце сезона получает гарантированное вознаграждение в размере от 100 до 200 тысяч гривен. Размер прибавки и другие приятные бонусы наподобие поездки «на моря» прямо зависят от урожайности, а также от рентабельности производства.

Последний аспект особенно важен: ведь чтобы накупить дорогих брендовых СЭР, залить все посевы «химией» на корню и высыпать на каждую сотку по вагону удобрений - много ума не надо. А вот минимизировать эти затраты, правильно и вовремя произвести обработку почвы, посев и опрыскивание, найти парочку недорогих, но действенных генериков - это уже то, что обычно обозначают шаблонной фразой «Агроном - профессия творческая».

Фото 1. Прямая пропорция

Другое дело, что подвигнуть агронома на подобные действия лучше, используя большие и вкусные пряники. Не раз во время поездок в хозяйства натыкался на недоуменные взгляды собеседников, дескать, а оно мне надо? Наивно спрашиваешь о том, пытается ли агроном сократить количество проходов техники или попробовать более дешевую альтернативу СЗР или посевного материала, и получаешь в ответ прозрачный намек. Мол, я на ставке, и мое дело собрать не меньше, чем в прошлом году, чего ты от меня еще хочешь... Отсутствие материальной заинтересованности ключевой фигуры в растениеводстве - главного агронома -порой приводит к тому, что стыдливо именуют злоупотреблениями. Еще полбеды, если речь идет о ситуациях вроде «толкнул налево пару мешков селитры», гораздо хуже, если подобные деяния становятся системными. Не раз приходилось слышать о случаях искусственного «выравнивания» показателей урожайности. В этом году 70 центнеров кукурузы, в прошлом - 69, в позапрошлом - 67. Прогресс есть, хозяева из Киева, в общем, довольны, но реальный урожай гораздо выше. Если договориться с нужными людьми на месте, то довольны будут все...

Разумеется, подобные вопросы вполне можно решать как с помощью расстановки дополнительных «глаз» и «ушей», так и современных электронных систем контроля. Тем не менее, вероятность злоупотреблений все равно будет оставаться высокой. Единственным разумным выходом из ситуации остается прогрессивная оплата труда агронома. Человек должен понимать, что повышение рентабельности работы хозяйства хотя бы на один процент автоматически будет означать легальное и весомое пополнение его семейного бюджета. В идеале - даже участие в прибыли, что положительно повлияет на все без исключения аспекты работы: от внедрения новаций до приобретения сельхозтехники.

Во-первых, у агронома в этом случае появляется стимул внедрения новаций не столько ради самого внедрения, сколько ради реального повышения рентабельности. Ведь можно, грубо говоря, попытаться засеять кукурузой 500 гектаров на скорости 25 км/час, а потом в июне развести руками и сказать: «Извини, Петрович, не получилось, техника подвела». А можно плавно, подбирая подходящую технику, толковых механизаторов и ровные участки поля, в полтора-два раза повысить производительность посева ранней весной.

Во-вторых, агроном, которому «все фиолетово», нередко воспринимает новации в штыки, прикрываясь своим опытом и показным стремлением сэкономить деньги собственника. Мол, нам этот Strip-till или точное земледелие сто лет не нужны, только деньги на ветер выбросите! Логика здесь понятна: я спокойно работаю здесь уже 20 лет, без особых изменений. Парочка хороших дождей «в маю» - и я на коне, с осадками или еще с чем-то не заладилось: так не мы одни такие - у всех соседей не уродило. Вложится владелец в новую технику и оборудование, накупит непонятных дорогих удобрений - не дай Бог, пролетим, спросят не с кого-нибудь, а с меня!

Тем не менее, подобные случаи, к счастью, нечасты: я ни разу не сталкивался с агрономом, о котором можно было бы сказать, что человек не на своем месте. Каждый, в меру своего понимания и душевного склада, делает все, чтобы получить хороший урожай, базируясь на имеющихся ресурсах. Это не только их хлеб, это их жизнь и профессиональная гордость. Просто не все они при этом обращают внимание на рентабельность производства в силу определенных причин, одна из которых - та самая «голая ставка».

 

Игорь Павлюк