Даже целое общество, нации и даже все одновременно существующие общества, взятые вместе, не являются собственниками земли. Они только ее владельцы, пользующиеся ею, и, как хорошие отцы семейств, должны оставить ее улучшенной для последующих поколений.

Карл Маркс


«Аграрии против рынка земли» - именно такую позицию продемонстрировали хозяева и руководители агропредприятий. На конференции, проходившей в рамках АgгіInvestForum-2017, 72,9% присутствующих проголосовали против введения рынка земель сельскохозяйственного назначения.

В Киеве 27 апреля состоялась IV Международная конференция аграрных инвесторов АgгіInvestForum-2017 «Рынок земли по сценарию правительства - кто заработает, а кто останется ни с чем?». Мероприятие было организовано Всеукраинским аграрным советом (ВАС) и консалтинговой компанией Dykun.

Наболевший вопрос отмены моратория на продажу сельскохозяйственной земли и введения рынка был главным лейтмотивом этого собрания. Большинство участников форума составляли именно сельхозпроизводители - руководители аграрных предприятий из 19 областей Украины. Главный вопрос, который они сразу подняли, - перспектива введения рынка земли.

Мероприятие началось с голосования. В зале было зарегистрировано 748 участников, но голосовали лишь руководители или владельцы аграрных предприятий (только их голос принимался во внимание, и они получили специальные пульты), таких было всего 420 - представителей предприятий с общим земельным банком в 2,7 млн га. Всего же, по данным регистрации, аграриев было 485 человек.

Против рынка проголосовало 72,9%, за - 25%. Если же его введение неизбежно, то почти половина (48,3%) высказалась за постепенное внедрение, начиная с продажи государственных земель.

Откуда миллион?

Конференцию открыл заместитель председателя ВАС Михаил Соколов представлением своего видения рынка земли и анализом земельных площадей, подпадающих под действие моратория: «Ожидания по аренде и ценам вряд ли осуществятся. Даже если смотреть на новые страны ЕС, то цена земли там не слишком велика, не сравнить со Старой Европой.Если же говорить о залоге в банках, то за три квартала 2015 г. был получен в ипотеку один участок -банки не кредитуют под землю, НБУ оценивает это как проблемный залог. Земля имеет самый низкий коэффициент ликвидности. На основе выводов Евростата мы понимаем, что ожидать роста производства в агросекторе следует не из-за запуска рынка земли, а через наращивание уровня господдержки аграриев, объем которой в Украине сейчас падает».

Согласно законодательству, под действие моратория подпадают следующие категории земель: сельхозугодья в государственной и коммунальной собственности - всего 10,5 млн га; несельскохозяйственные угодья в государственной и коммунальной собственности - 1,3 млн га; невостребованные паи -16 тыс. га; земельные паи граждан - 27,7 млн га; сельскохозяйственные земли для ведения товарного сельскохозяйственного производства в собственности (у юридических лиц около 1 млн га, у граждан - оценочно 500 тыс, га).

На рисунке показано распределение сельхозземель в Украине. Диаграмма слева свидетельствует: всего под мораторий подпадают примерно 41 млн га, что составляет 96% всех сельхозземель в Украине. Диаграмма справа уточняет, каким является распределение земель под мораторием по категориям. Как видим, 68% земель под мораторием - это земельные паи, находящиеся в частной собственности.

Рисунок. Распределение сельхозземель в Украине

Только владельцев паев - 6,9 млн, а это - 16,2% постоянного населения Украины. Подавляющее большинство таких собственников проживает в сельской местности. Существует ряд проблем для открытия рынка земли. Наиболее важные из них озвучил председатель ВАС Андрей Дикун: «Как можно продавать то, к чему мы не готовы? Участки заходят в пруды, в лесополосы, нет четкого закона о продаже земли. Кроме того, где деньги? У бизнеса сейчас нет средств, чтобы купить землю».

По поводу неготовности на конференции отмечалось, что сегодня Госгеокадастр охватывает лишь 70% паев, а реестр имущественных прав - только 14%.

Михаил Соколов полагает: «Рынок земли не может запускаться моментально - переходный период должен длиться пять лет, и фактически начаться в 2024 г. Необходим полный реестр кадастра и реестр имущественных прав, старт программы льготного кредитования для малых фермеров, которые, в отличие от крупных игроков, не имеют такой возможности. Кроме того, должна быть процедура, по которой будут решаться спорные вопросы, касающиеся границ участков. Люди же не виноваты, что угодья накладываются друг на друга. И кто такие те физические лица, которые будут покупать землю сначала? Откуда в простой семье миллион долларов? Необходимо, чтобы изначально доступ к рынку имели сельхозпроизводители».

Неготовность к введению рынка в определенной степени подтвердили результатами голосования и руководители аграрных предприятий.

Имеет ли ваше предприятие ресурсы на покупку земли?

да - 20%; нет - 74,6%.

Планируете ли вы брать кредит в банке на покупку земли?

да - 52 %; нет - 41,6%.

Максимальный размер земли, который может принадлежать одному лицу или предприятию:

50-200 га - 23,2 %;

200-1000-36,3%;

1000-5000-23,2%.

Фото 1. Земельный опрос. Почему аграрии против введения рынка земли

За рубежом

Опытом проведения земельной реформы поделились представители балтийских стран: Эвелин Юргенсон, экономист по сельскому хозяйству в Эстонском университете естественных наук, и депутат сейма Литовской Республики Казис Старкявичюс. Госпожа Эвелин отметила, что введение земельной реформы началось сразу после провозглашения экономической независимости и было направлено в первую очередь на развитие фермерства. Реестр охватывает 98% территории, однако реформирование продолжается, и за последние годы в земельное законодательство было внесено 48 поправок. Земельная реформа преследует три цели: трансформировать отношения, основанные на государственной собственности на землю, в отношения, базирующиеся на частной собственности; обеспечить непрерывность прав на землю бывших владельцев, нынешних землепользователей; обеспечить предпосылки для эффективного землепользования. Главной составляющей земельной реформы в Литве была реституция, что обусловлено особенностями развития этой балтийской страны. Историческую роль фермерства подчеркнул депутат сейма Литовской Республики Казис Старкявичюс: до советской оккупации Литвы 95% сельского населения составляли фермеры - владельцы земли, в других странах Балтии - ситуация была несколько иная, большие массивы земли принадлежали иностранным владельцам, в частности шведским. И может быть, именно поэтому в Литве было такое мощное антисоветское движение -последний бой литовских повстанцев(«партизан - воинов свободы») с отрядами КГБ зафиксирован в эпоху раннего Брежнева - на рубеже 1960-1970-х годов.

На сегодня в Литве 62% всех земель принадлежит частным владельцам, 38% - государству и только какие-то мизерные доли процента являются муниципальной собственностью.

Для сельскохозяйственных земель наблюдается несколько другая пропорция: частным владельцам принадлежит 83%, а остальные 17% - государству. Среди частных владельцев 94% - юридические лица (т. е. - фермеры).

Не допустить обезземеливания фермеров!

Вопрос земельного устройства - это в значительной степени и вопрос национальной безопасности. Вопрос земли - это и вопрос продовольственного суверенитета. Поэтому, полагаю, стоит забыть байки о «свободном рынке» земли, потому что среди развитых стран он существует разве что в Соединенных Штатах Америки, и обратиться к регулирующей роли государства.

В подавляющем большинстве стран Европы существуют жесткие ограничения, в том числе квалификационные требования к покупателю сельхозугодий, там предоставляется разрешение на покупку, а не на продажу! Существует преферентное право на покупку, когда местный житель - член местной общины имеет преимущественное на это право. Цена также регулируется государством. Четко регламентированы максимальные размеры собственной или арендованной площади. Земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает. Исключением является лишь Бельгия, где аграриям принадлежит чуть более 30% угодий. В остальных странах Европы земли арендуются у других фермеров. Запрещено приобретение угодий для капитализации. В подавляющем большинстве стран землевладелец - исключительно физическое лицо.

Приводить в пример страны Южной Америки - Аргентину, Бразилию - некорректно. Там неконтролируемый рынок земли привел к обезземеливанию фермеров. Политическая реклама по радио о шести странах, где вроде бы нет рынка земли, -лживая. Из перечисленных там стран в Венесуэле он есть, зато в Израиле, о котором «почему-то забыли», - нет. Поэтому нам нужно думать и идти своим путем. Сдерживание введения рынка земли тормозит развитие животноводства и садоводства - производитель должен быть уверен в завтрашнем дне.

И может, прав Андрей Дикун. Комментируя одно из положений проекта закона, он сказал: «Мы против введения рынка земли в том виде, который предлагают существующие законопроекты, поскольку они написаны так, чтобы люди, работающие на земле, не могли продолжать трудиться. Фактически они (положения законопроектов) созданы для того, чтобы выкупить землю у крестьян за копейки. У кого сейчас есть свободные деньги? У олигархов и коррупционеров. Вот кому будет принадлежать украинская земля. А ее должны приобретать украинцы как физические, так и юридические лица. Банки не будут финансировать физических лиц для покупки земли, поэтому такое ограничение вредит экономике страны». Опасности введения / открытия рынка земли по сценарию «группы депутатов» (которые подали законопроект о немедленной отмене моратория) могут быть следующие: вывод средств из оборота для приобретения земельных участков, скупка третьими лицами участков в середине арендованных массивов и т. п.

Фото 2. Андрей ДикунАндрей Дикун

Для малых и средних землепользователей / землевладельцев проблема состоит в том, что этот сценарий будет провоцировать более активное развитие растениеводства на фоне практически уничтожения животноводства (в первую очередь скотоводства), именно того сегмента, в котором они более конкурентны за счет большей доли трудозатрат на 1 га земли.

А это, в свою очередь, увеличит безработицу на селе. Хозяйства населения будут сокращаться из-за ненадлежащего развития инфраструктуры на селе. Введение фермерской модели заставит мелких собственников искать средства (что очень проблематично), чтобы выкупить угодья у владельцев паев, а также будут реформировать свой бизнес агрохолдинги. Это может сказаться на объемах продукции, что, в свою очередь, может уменьшить экспортный потенциал. Не нужно забывать, что в нынешних условиях валовая сельхозпродукция в хозяйствах населения в расчете на 1 га угодий больше, чем в крупных хозяйствах, а в фермерских, наоборот, меньше.

Для того чтобы принять правильное взвешенное решение, нужны время и расчеты. Какие предельные объемы земли могут быть в собственности, в аренде, как будут меняться ограничения по аренде (чтобы сохранить экспортный потенциал), смогут ли объемы земли в течение года сменить владельца, чтобы не было обвала на рынке (что, к слову, предполагалось проектами законов, не пришедшими в сессионный зал)? Иначе может сбыться предсказание Андрея Дикуна, озвученное еще пару месяцев назад: «...Сейчас будет рынок земли, пойдет движение, организуются различные политические партии, пойдут митинги, появится экскаватор, выйдет Президент и скажет, что мы не будем продавать землю ни олигархам, ни иностранцам, только украинцам, и только физическим лицам, и лишь по 50 га земли в одни руки...» С учетом сегодняшних реалий - 200 га.

 

Константин Репин