Для достижения высоких результатов агрономам «Агротех-Гарантии» не пришлось переворачивать землю – пришлось перевернуть собственное мировоззрение. Интервью с замдиректора компании «Агротех-Гарантия» Николаем Луценко

 

Авторы:
Ю. Гончаренко, В. Богданивский

(Интервью опубликовано в журнале «Зерно» №2, 2006 г.)

Из окна автомобиля земли Миргородщины не хуже и не лучше других украинских земель. Специалисты знают, что земли – неплохие, но уж точно не лучше, чем в иных областях. Если к такой земле подойти по-старинке, сеять что попало, подкармливать чем придется, то потом, когда уродится скудный урожай, можно и на землю попенять. Ведь она – такая невзрачная из окна автомобиля… Но появился человек, который остановил здесь автомобиль, вышел из него и крепко стал на этой земле, окидывая взглядом просторы. И земля почувствовала его силу. И ответила урожаем.

Николай Григорьевич Луценко – из «молодых» аграриев, из тех, кто пришел к земле из другой системы. Но взялся за дело по-настоящему, без осторожной поступи новичка.

Уже пятый год подряд «Агротех-гарантия» наращивает потенциал. Ежегодный прирост урожая, очищение земли, повышение квалификации работников и их заработной платы – реальные доказательства эффективного подхода. Пятый год замдиректора и главный агроном предприятия Николай Григорьевич с коллегами-агрономами подтверждают правильность пути освоения новых технологий и щедро делятся своим опытом со всеми, кто стремится быть настоящим хозяином на земле.

На полях ООО «Агротех-Гарантия» остановился и наш автомобиль. Эти люди, кроме того, что привносят в наше земледелие новации и обеспечивают прибыльность своих предприятий, накапливают и вовсе бесценные активы – опыт, благодаря которому расхожее мнение о том, что сельское хозяйство в Украине – упадническая отрасль, опровергается. За этим опытом мы и приехали к Николаю Луценко.

 

Кукуруза заморозки переждет

– Николай Григорьевич, сколько земли в вашем хозяйстве?

– 11 тысяч гектаров.

– Сейчас все сеют. Время и горячее, и определяющее для будущего урожая. Как у вас посевная идет?

– Немного сместились: в прошлом году 8 апреля мы уже сеяли, 15 числа закончили посев ячменя. В этом году до 10 мая мы планируем высеять все культуры.

– И кукурузу, – ведь это теплолюбивая культура?

– Да. В этой зоне случаются поздние заморозки, однако кукуруза заморозки переждет, – они минуют, пока ростки выйдут на поверхность и еще до формирования первого листочка. 8 дней идет на всходы, затем каждые 3 дня появляется новый листочек.

Что касается сроков, норм высева кукурузы – все эти показатели мы рассчитываем исходя из собственного опыта. Дело в том, что несколько лет назад, когда мы только начинали, приезжал к нам один американский менеджер (не буду называть его имени) и рассказывал, как нужно сеять кукурузу.

(Николай Григорьевич слегка замялся, подбирая слова, чтобы не обидеть специалиста дружественной страны.)

 

– Что вам сказать, иначе, как анекдот, эти поучения не воспринимались. Ведь в Америке агроклиматические условия отличаются от наших, и, если бы мы сеяли так, как уважаемый коллега нас учил, то никакого урожая бы не было. Мы экспериментальным путем вышли на идеальные параметры для посева кукурузы в нашей зоне. Конечно, важную роль в этом сыграл также удачный подбор гибридов. Могу лишь сказать, что гибриды, предлагаемые специалистом из Америки, у нас уродили довольно неважно. Хотя его можно понять: человек, не зная особенностей нашего климата, вероятно, преследовал цель продать свой товар…

– А своими экспериментальными результатами поделитесь?

– Сейчас мы высеваем кукурузу первую неделю с густотой 92 тыс. семян/га. Позднее – 88 тыс. семян/га. Такой густоты в советские времена у меня никогда не было. Бывало до 50 тыс. семян/га. Сначала были сомнения в целесообразности таких параметров высева, думал, что кочана не будет, будет неразвитым. Но наблюдения за ростом развеяли сомнения.

Кукуруза, которую мы посеяли, также, кстати, американской селекции, только мы применили другие гибриды (с другими характеристиками). В отличие от отечественной кукурузы, она растет, как елка, с очень малой облиственностью. Поэтому и густота может быть большей, при этом растение нормально развивается, а в конечном итоге – урожайность на гектаре значительно выше.

 

Низкоурожайные отечественные гибриды не посеешь даже из чувства патриотизма

– Но, может быть, для чистоты эксперимента стоило бы и наши сорта попробовать?

– Был у нас такой случай два года назад – ребята во время посева случайно пропустили 24 метра поля. Вот мы туда досеяли кукурузу украинской селекции. Потом было очень интересно смотреть на результаты – рядом кукуруза американской и украинской селекции. Как небо и земля… Разница по урожайности была, кажется, 40%.

Я вовсе не хочу сказать, что отечественные гибриды никуда не годятся. Просто мы руководствуемся реальным опытом и опираемся на опытные результаты. Нищенские условия развития отечественной науки привели к кардинальному отставанию. А на Западе работает целая индустрия для выведения лучших сортов и гибридов. То, что они превосходят наширазработки, показывает рынок. Ну, а что дает лучший результат, то и занимает место под солнцем.

Например, отечественный гибрид Днепровская-310 – один из успешных в отечественной селекции, но – какие результаты он дал по сравнению с обычным гибридом зарубежной селекции в одинаковых условиях? 40%- это, увы, не статистическая погрешность…

– А какая урожайность зерновых в вашем хозяйстве?

– В прошлые годы минимальная урожайность кукурузы составляла 88 ц/га в зачетном весе. Что касается ячменя и пшеницы, отечественные сорта преобладают. Однако те зарубежные сорта, которые существуют на рынке, у меня часто давали лучший результат.

Но здесь есть одна деталь – зарубежные сорта пшеницы и ячменя лучше противостоят разным природным катаклизмам, легче переносят неблагоприятные условия. То есть, эти условия не критически влияют на уровень урожайности в конечном результате. И именно в неблагоприятных условиях заграничные сорта дают луший урожай.

– Но, по нашим опросам, никто не сеет зарубежные сорта пшеницы… –

Для убедительности Николай Григорьевич заглянул в тетрадь и произнес с особым значением:

– Яровую пшеницу немецкой селекции мы сеяли в прошлом году. В первые недели после посева ожидания были пессимистическими. Агрофон был хорошим. Провели подкормку, все было соблюдено. Но различия определялись даже визуально: когда смотришь на пшеницу нашей селекции, – она стоит после подкормки темно-зеленая, вороная, а эта – светло-фиолетовая, слабенький цвет, стебель слабенький, кажется, просто бери ее и культивируй… Но когда пшеничка начала бросать колос – она резко стала набирать силу. Я так бы описал: до образования генеративной системы эта пшеница растет вяло, выглядит слабенькой, а когда уже образуется генеративная система – колос быстро наливается жизненной силой.

В итоге пшеница выросла очень мощной. Несмотря на то, что в прошлом году была сильная жара и пшеница немного подгорела, мы собрали урожай 43 ц/га. В советских колхозах таких результатов мы не достигали. А здесь еще и приходится учитывать экстремальные погодные условия. Вот вам реальные примеры преимуществ одних сортов над другими.

Вы знаете, я долго сомневался, следует ли покупать какую-то непонятную неродную пшеницу, я же все-таки патриот своей земли. Однако невозможно быть патриотом и выращивать некачественное, лишь бы свое. Я выращиваю на родной земле втрое большие урожаи пшеницы на зарубежных сортах. Получаю большую прибыль, больше зарабатывают мои люди. Понимаете?

 

На миргородских прериях

– Начиналась история «Агротех-Гарантии» со страшных вещей, – Николай Григорьевич щурится, проезжая вдоль поля. – Это рапс у нас посеян, 113 га…Земля, разумеется, обрабатывалась. При советской власти состояние почв было еще более или менее нормальным, какие-то удобрения с горем пополам вносились. Потом, уже в независимой Украине, у людей на селе денег не стало совсем. Соответственно, сеяли-собирали кое-как, что заработали – на налоги, а на зарплату или на технику, на развитие, на удобрения уже денег не было.

Земля беднела на глазах. Затем земли совсем забросили. Когда «Агротех-Гарантия» взяла в аренду эти земли, большая часть их была под сорняками. Пырей по колено, деревца растут. Короче говоря, прерии.

Техника тоже была жалкая – трактора Т-150, того и гляди превратятся в металлолом, плуги с предплужниками… И мы начали здесь осваивать землю… Много ерунды, по секрету говоря, наделали… (Это он журналистам по секрету говорит. – Ред.) Свеклой засеяли – не выросла, перекультивировали. Рапс озимый сеяли, кукурузу, ячмень – эти культуры кое-какие урожаи дали. Но уже на второй год мы круто изменили стратегию. Инвестор наш решил, что добросовестно закапывать деньги в землю – плохая идея, и пригласил специалистов, в том числе и из-за границы. И с тех пор мы землю не пашем, при этом получаем прекрасные результаты. Засеяли поля кукурузой, подсолнечником, другими культурами. Никто не верил, что вырастет, но когда уже заколосились, поверили.

Я вообще был настроен очень скептически, но решил пойти на эксперимент. Не руководствоваться скепсисом, а применить то, чем пользуются за границей, и приобрести опыт. Я с огромным удивлением смотрел на результаты. Впрочем, это и бесценный жизненный урок.

Будучи председателем колхоза, на результаты не жаловался, мы засевали 1740 га земли. Тогда десятипольная система была, сеяли 10 культур, делали севооборот каждый год. Но результаты тогда были далеко не лучшими в сравнении с сегодняшними. Урожаи, которые мы получаем сейчас, нам и не снились в колхозе. К нам в хозяйство часто приезжают за советом. Приезжают со всей Украины, агрономы, механизаторы, менеджеры.

– Наверное, вы внедрили какие то научные чудеса?

– Никаких чудес. Это абсолютно научные вещи, причем довольно простые. Например – возделывание почвы. Мы используем систему минимального возделывания без пахоты. Рыхление, дискование, культивация – все эти процессы присутствуют. Однако землю мы не переворачиваем. Я считаю, это вообще вредная операция в нашей зоне. Влаги здесь достаточно, агрофон благоприятный. А сорняки мы все равно уничтожаем химическими средствами. При этом химизация земли держится на очень низком уровне. Современные пестициды применяются в малых дозах, они никак не превышают уровень химизации, который присутствовал, к примеру, в моем колхозе в советские времена. Плодородные свойства земли, наоборот, увеличиваются, ведь мы постоянно подкармливаем ее удобрениями. Заранее обязательно проводим анализы почв, чтобы знать реальное их состояние и возможности для выращивания тех или других культур.

Современное состояние нашей почвы несравнимо с тем, в каком мы ее получили. Большая часть земли не обрабатывалась много лет. Поля настолько были засорены, что в первый год много площадей после обработки мы даже не засевали, оставили под пар.

Теперь у нас довольно чистые поля, поэтому с каждым годом мы все меньше и меньше используем гербицидов.

– Ну, а нулевая обработка почвы – это ваш завтрашний день?

– No-till на наших землях применять еще рановато… Хотя это также спорный вопрос… Плуги мы почистили, смазали и продали. Все должно быть в комплексе. Когда есть все необходимые элементы – уже и пахота не нужна.

Мы и в колхозе применяли минимальное возделывание, но не хватало денег на нужные элементы, средства защиты, поэтому и результаты были не ахти какими. А солярка была дешевая, легче было вспахать. Хотя при пахоте результаты в сравнении с сегодняшними уже не выглядят такими хорошими.

 

Хорошая техника меняет отношение к работе

– Что сеете в этом году?

– 6 тыс. га кукурузы, 1 тыс. га ячменя, 1050 га рапса ярового и сои 1900 га. Для эксперимента мы посеяли 108,5 га озимой пшеницы, новый сорт изучаем. Правда, зима здесь была очень жестокая, с сильными морозами, а снега практически не было. Однако пшеничка нормально выдержала, сейчас уже зеленеет вовсю. Провели подкормку селитрой недавно, а в стадии кущения проведем обработку от сорняков и от полегания, а после этого еще раз подкормку сделаем. Посмотрим, какая вырастет пшеница, и если даст хороший урожай, то на осень уже будут семена для следующего посева.

– Поменяли, видимо, не только подход к обработке почвы, но и технику?

– Хорошо, что мы вовремя опомнились, не стали использовать дальше Т-150, а сразу перешли на импортную технику – закупили тракторы Caterpillar, Case, опрыскиватели импортные также, есть 7 тракторов МТЗ, но только 3 из них мы используем, и один Т-150 еще работает до сих пор, есть 6 комбайнов фирмы Case, 6 импортных сеялок. Техника очень надежная. С ремонтом ее мы обычно справляемся своими силами. А старая советская техника стоит на заднем дворе – музейные экспонаты.

 

Вот взять наши «Катерпилеры»- техника дорогая. Ребята работали на Т-150, без подготовки их на дорогие трактора не посадишь. Но сейчас хорошо работают. Кроме того, они дорожат своей работой. На такой технике уже и отношение к работе другое.

– Но и зарплатой, вероятно, регулируете отношение к работе?

– Работа очень хорошо и своевременно оплачивается. Поэтому наши рабочие держатся своих мест, текучки кадров почти нет. У нас прогрессивная система оплаты труда: существует минимальная заработная плата (довольно неплохая), а за каждый год рабочие получают так называемые «стажевые». Поэтому человек, который проработал уже несколько лет, имеет довольно приличную заработную плату.

Кадровая проблема есть в большей мере у наших соседей. Нам немного проще в этом плане, ведь наше хозяйство было первым в регионе. Сейчас таких прогрессивных хозяйств стало больше. Нам еще было из кого выбирать специалистов. А вообще в условиях безработицы конца 90-х много кто «спился». Работы тогда не было, а кабаков по селам пооткрывали вдоволь, вот человеку что делать – в кабак. А потом какой уже из него специалист. Поэтому проблема квалифицированных и порядочных кадров существует.

Справка:

Николай Луценко
Родился в с. Черкащаны Полтавской обл. После школы закончил полтавский сельскохозяйственный техникум. Служил в армии. По специальности – агроном (Полтавский сельскохозяйственный институт). Второе образование – юрист (Харьковский университет). С 1980 г. – председатель сельсовета. С 1989 г. – председатель колхоза. С 2002 г. – замдиректора по сельхоз-производству ООО «Агротех-Гарантия».