Мы снова с вами, мы снова работаем вместе.

Первого марта по всей Украине закончился мороз, и началось робкое весеннее тепло. Это в воздухе тепло. А в сельском бизнесе — сразу жара. Начинается посевная. Об этом вы и прочтете в нашем журнале, на следующих страницах. Надеемся, какие-то статьи помогут вам в повседневной практике, а какие-то — заставят задуматься об ином отношении к земледелию. Кстати, читают наш журнал не только в агрокорпорациях. На днях знакомый журналист рассказал: — Видел както в библиотеке им.Вернадского женщину, которая сидела в читальном зале и переписывала из вашего журнала «Зерно» что-то в тетрадку. Там ксерокса нет… — Хоть спросил, она для работы переписывала? — Спросил. Говорит, для диссертации. — А телефон ее не спросил? — Не спросил.

В связи с этим — обращение редколлегии журнала «Зерно» к украинским ученым. Уважаемые ученые, если вам понадобится для чего-либо наш журнал, не переписывайте его в тетрадку в библиотеке. Перепишите только телефоны редакции и позвоните нам. Если хоть один абзац нашего журнала поможет украинской аграрной науке, мы будем искренне рады: дадим вам безвозмездно столько журналов, сколько вам потребуется. А если вам нужны редкие номера, каких у нас нет по причине практически стопроцентной реализации нашего самого большого в агросекторе тиража, то и тут поможем (у нас есть ксерокс).

О помощи селу — один из центральных материалов этого номера, беседа на тему «Помогать нужно сильному». Столько людей озабочено этой всенародной задачей — спасти украинское село… Беда только в том, что мало кто представляет себе село спасенное. Многие встревожены тем, что из года в год уменьшается количество людей, задействованных в сельхозпроизводстве. Не переживайте. Это инерция социалистического прошлого, когда экстенсивный путь развития и высокие затраты при производстве должны были обеспечить высокую занятость сельского населения.

А в высокоразвитых странах сельхозпроизводством занимается 3% населения — и отлично справляются. Современные технологии, техника и опыт позволяют добиться высокой производительности в сельском хозяйстве при оптимальных затратах малыми человеческими ресурсами. И села за рубежом другие, и дома, и люди, и быт, и труд. Это не так сложно, создать в селе условия и быт городского типа. И не так дорого, поскольку все окупится сторицей. Вряд ли многие понастоящему понимают, что такое спасенное украинское село… Это не высокие урожаи, их могут обеспечить и нанятые зарубежные специалисты, и импортная техника. Это не зашмыганные доярки и пьяные, но веселые механизаторы в мазуте и коровьем навозе. Это не одноэтажная глинобитная побеленная школа с окнами, по извести обведенными синькой. Я сейчас попробую это назвать…

Помню, когда мне было лет шесть, меня на все лето отвозили в Еленокосогоровку, под Кировоградом. Была грунтовая потрескавшаяся дорога, пескари в реке Сугоклея, сперва белый налив, позже пыльный помидор с грядки (и то и другое неповторимого вкуса, я уже и не надеюсь когда-либо этот вкус отыскать на полках наших супермаркетов среди продукции разных стран), дед мантачил косу, и мы ходили «вкосити корові, вкосити кролям». Иногда дед водил меня на комбайн, на ферму. А потом был вечер, который я помню вот уже сорок лет. Каждый из тех вечеров помню. Дед сидел на пороге. Был он сухощавым, колени подбирал под бороду, на нос надвигал засмальцованный картуз и дремал с папиросой в пальцах. Я сидел рядом. Под ногами был лист брони, пол от немецкой самоходки с вырезами для рычагов, с рифлеными крестами по всей поверхности. Дед где-то спер его, когда немцы уходили, и пристроил — грязь обтирать с сапог. Лист нагревался за день, и было очень приятно на нем стоять. Дед клевал носом, но мне это не мешало оживленно рассказывать, как я днем бежал мимо шелковичной посадки, катил за руль велосипед, и вдруг прямо на дороге — прямо перед велосипедным колесом — огромный паук! Жили такие в больших круглых норах. Я чуть двинулся вперед — а он не отступил, а наоборот, шагнул навстречу велосипедному колесу и поднял четыре передних лапы! Я зажмурился и толкнул велосипед прямо на него, а потом вскочил в седло и что есть духу понесся в село. И даже не знаю, отскочил паук или я его все же задавил. Дед, оказывается, не спал и, не открывая глаз, спросил: — А може, то був дикий кабан? Я смеюсь, а дед — нет. Вокруг темнота и тепло летней ночи, невообразимые запахи, в которых смешиваются травы, парное молоко, скошенное сено, речка. Над головой рассыпаны звезды — так щедро, так ярко, как только в Украине можно увидеть. Легкий ветер шевелит кроны огромных старых акаций у дороги. Село — не сельхозпроизводство. Там может ничего не происходить, но достаточно одного такого вечера в детстве, чтобы полюбить эту землю и ее людей навсегда и безотчетно, ни за что, такой, какая она есть, и ощутить, что ты ее частица.

Село — это душа Украины. Здесь хранится история, язык, традиции, вера. Энергия сохраняется и тогда, когда носители культуры и хранители традиций уже не с нами. Это ощущаешь в пустом селе. Село всегда выше и чище города, тут яснее мысли и честнее их выражение. Здесь тяжелее труд и нагляднее его результаты. В село горожанин приезжает, как в заповедник, где есть колодезная вода и понимание, что разделение на сельских и городских — та же идеология, что и разделение на западных и восточных, правобережных и левобережных. Как сказали в «Комеди Клаб», чтобы «объединить Украину, нужно закопать Днепр». Так и грань между городом и селом десятилетиями пытались стереть. Грань не стерли, зато едва не уничтожили село. Оно возродится. Село понастоящему станет животворящей средой, когда в нем больше будет успешных хозяйств, в которых новые технологии будут приносить значительную прибыль, когда люди будут крепко стоять на ногах и жить в европейских домах с европейскими удобствами, когда тут появятся кинотеатры и супермаркеты.

Возможно, в этот раз я, дорогой читатель, слишком много вашего времени занял. Это я пытаюсь объяснить, о чем же наш журнал, почему нам необходимо быть вместе. Ведь мы печатаем не просто материалы о технологии сева и особенностях выращивания тех или иных культур. Мы говорим о весне. Мы говорим о возрождении.

 

Юрий Гончаренко, главный редактор