Ехали мы с хорошим мужиком вдоль его поля, в Киевской области.

Тут ему звонят по телефону, видно, не в первый раз. Полагаю, просят продать пшеницу.

Он некоторое время слушает в трубку, молчит, потом произносит:

— Ладно. Тысяча триста девяносто — и не надо меня благодарить. Ну, привезешь мне ящик Курвуазье.

— Курва — чего? — спросили на том конце провода.

— Кур-ву-азье! Коньяк такой, люблю я его!

Истоки истории Courvoisier лежат в начале XIX века, когда Эммануэль Курвуазье и его компаньон Луи Галлу основали компанию по торговле винами и другим алкоголем в парижском пригороде Берси. В 1811 году Наполеон посетил их склады, где был принят Луи Галлу, мэром и Эммануэлем Курвуазье. По легенде, Наполеон I позже взял с собой несколько баррелей коньяка на остров св. Елены как угощение для английских офицеров на корабле, которые оценили коньяк по достоинству, дав ему название «Коньяк Наполеона».

С одной стороны, так, забавно, не более. С другой стороны, из такой пустячной истории можно сделать много выводов. Во-первых, — у людей еще есть пшеница. Частично, потому, что уже никто не горит желанием немедленно продать после сбора урожая, ждут настоящей цены. Частично — по причине запретов на вывоз. Ну, запретили. Ну, осталось у людей много зерна. И что? О чем думают власти?

О чем они думают, тот же мужик мне прояснил. Когда я подъезжал к полю, по трассе, невольно отметил — ну просто неписуемой красоты рядки растений, ну уж такие чистенькие, ровнехонькие, будто пером по бумаге выведенные. Прямо земледельческая каллиграфия. А он мне и говорит: это из райадминистрации попросили. Трасса важная, столица — бывшая столица, сделай, пожалуйста, вдоль трассы красиво. А красоту они понимают по-своему, вот и тянутся вдоль трассы поля с каллиграфическими рядками. В поле — там красота другая, радующая агронома, а не чиновника. Интересная, кстати, тема. Дарю кому-нибудь из молодых ученых, напишите диссертацию «Калиграфический посев зерновых вдоль трассы». А что, с точки зрения маркетинга и в целях политической защиты бизнеса очень даже полезная будет работа.

Так. Во-вторых, отмечаю я, из этой истории можно сделать вывод, что наши аграрии — очень продвинутые люди. Они уже побывали в Штатах, посмотрели, как обстоят дела в Аргентине. И полюбили мягкий французский коньяк. Наши рекламодатели еще не так продвинуты и пока с рекламой Courvoisier в журнал «ЗЕРНО» не спешат. Ну, не спешите, не спешите, потом в очереди стоять придется.

В-третьих, может быть, 1390 за тонну — это и не самая высокая цена, но все-таки не обидная. По нынешнему курсу в 4,85 это 287 долларов. И это уже цена.

Страда в разгаре. Еще можно успеть выписать наш журнал на второе полугодие.

287 долларов — это только начало, дальше будет интереснее.

Жизнь только начинается.

Еще можно много успеть.

 

Ваш главный редактор