Сейчас все аграрии бросятся бороться за урожай.

По мерзлоталому грунту подкормить мало кому удалось — чтото оно не мерзло всю зиму. Снега тоже было негусто, а, зна чит, и влаги. Но, даст Бог, засухи не будет, тем более, что прогноз — год будет нежар ким. Иное дело, — может не хватить тепла. Так нашему АПК не привыкать к пробле мам, рожденным то заморозками, то черес чур активным солнцем.

А все остальные — потребители продо вольствия, поставщики семян, производи тели гербицидов и удобрений, энергетиче ские и топливные компании, налоговики и правительство, министерство и вся диви зия контролирующих и разрешающих, но чаще запрещающих органов — кинутся бороться с аграрниками.

Цены вырастут на все, на что можно приклеить цену.

Запретить попытаются все, что можно запретить. Потому что в нашей стране образовался реальный конфликт реалий экономики и традиционно бережной к населению социальной политики. У нас в Конституции записано много бесплатных и доступных вещей, которые в природе бес платными и доступными не бывают. С таким же успехом в Конституции можно было бы записать — государство гаранти рует сельхозпроизводителям бесплатную высокую урожайность и высокие прибыли. Вот и сейчас все перечисленные и особен но не упомянутые субъекты и институции начнут великую борьбу с инфляцией и ростом цен на продовольствие. И АПК опять будет посажен решать головоломку: как снизить цены на муку и картошку при условии, что все ресурсы для их производ ства дорожают в несколько раз, а сельхоз производитель почти ничего не зарабаты вает.

Так что же делать? Правительство и власть хотят быть хорошими и красивыми. Чтобы хлеб по 16 копеек и колбаса доктор ская по 2 руб. 20 коп. за кило, да еще такая вкусная, что и по сей день никто ее воспро извести не в силах. АПК хочет выжить. У кого мотивация сильнее? Правильно, у того, кто пытается выжить. Вот маршрут ные такси заблокировали весь Крещатик и требуют повышения тарифов на перевозку. А в АПК техники мало, что ли?

Чикагская биржа, диктующая мировые цены на пшеницу, уже регистрирует фью черсы по 450 долларов за тонну пшеницы и прогнозирует, что через два месяца цена пшеницы будет самой высокой за всю историю существования этой биржи. Но сельхозпроизводителям нужно ждать не золотого дождя, который заполнит элева торы, а огромных проблем, которые возни кнут в случае сбора урожая по мировым ценам.

Готовьтесь к борьбе за выживание.

Впрочем, есть вариант: вырастить край не мало, снизить себестоимость до предела. Тогда цена в любом случае будет высокой. Она всегда очень высока на то, чего на всех не хватает.

Есть еще вариант: внедрятьтаки энер госберегающие и почвосберегающие тех нологии. И тогда появится шанс выра стить так же много, как и при классиче ской вспашке, но потратить меньше. Одной солярки можно сэкономить 30 40%.

Но в один год на это не перейдешь. Хотя это — реальные шаги в борьбе за выживание. Об этом, читатель, вы прочте те в первом очерке нашего журнала и во многих материалах этого номера. Кстати, и о прогнозах урожая — много будем выра щивать или мало.

Говорим мы обо всем этом потому, что сегодня — самая лучшая пора для сельхоз производителей — думать, переосмысли вать, кардинально менять подходы, техно логии, способы хозяйствования.

А то ведь у нас какая мотивация?

Вот невыдуманный диалог одного известнейшего агронома и президента большой агрокорпорации:

— А проконсультируйтека меня, какие сорта фруктов лучше всего развести.

— Вы что, профиль меняете?

— Нет. Но садоводство нас интересует.

— Какое садоводство? Что именно?

— Яблоки.

— Почему именно яблоки?

— Уфф… Да понимаешь, у меня в доме есть зал. Там стоит большой телевизор. Семья большая. Вечером все собираются у телевизора. И представь — за один вечер сьедают два ведра яблок!

— Так. Возьмите снежный кальвин… — И начал диктовать сорта и технологии, в то время как его собеседник быстро все записывал.

А что. Тоже ведь мотивация!

Кстати, для того чтобы оформить под писку на журнал «ЗЕРНО», тоже наступи ла самая страда. Конечно, выйти с нашим журналом на посевную вы уже не успеете, если не подписались раньше. Но ведь посевной жизнь не кончается.

Она только начинается.

Ваш главный редактор