Франсуа Бюрго возглавляет Союз семеноводов Франции и посещает Украину уже далеко не впервые. Ему приходится много работать с нашими властными структурами, а вот ради какой цели – это и выясняем мы в беседе с зарубежным гостем

– Если Украина хочет быть важным участником мирового рынка, она должна использовать хорошие семена, – категорически утверждает месье Бюрго. – Естественные условия здесь самые богатые в сравнении с другими странами, бывшими республиками СССР, но есть и ряд трудностей, с которыми Украина может столкнуться в ближайшем будущем. Первая сложность в том, что, при всеобщей приватизации предприятий зернопроизводства, предприятия по производству семян остались государственными. Это связано с тем, что базой являются многолетние генетические исследования, разработки, а это десятилетиями продуцировалось в государственной системе. Хотя часть этих предприятий интегрировалась в либеральную экономику. Нашей задачей здесь мы видели создание системы защиты интеллектуальной собственности людей, которые выводят и имеют сорта. Эта система в Украине еще недостаточно развита и недостаточно популяризирована.

– Вы работаете с государственными или частными структурами в Украине?

– Мы принципиально работаем с государственными структурами. Мы здесь присутствуем с 1992 года, а тогда, если бы вы искали частных производителей семян, вы не нашли бы никого. Кроме того, государственные органы реально могут поддерживать процессы развития через принятие законодательных актов.

– Более того, если бы вы их искали в 2000-м или даже 2002 году, вы бы тоже никого не нашли… Но сегодня ситуация резко меняется. В последние три года возникли мощные современные частные предприятия. И сотрудничество с ними, я думаю, сегодня было бы весьма эффективным.

– Это движение, которое мне хорошо знакомо по развитию цивилизованных процессов в других странах. В секторе производства семян очень сложно работать. Это связано с тем, что будущее науки – это частная наука. Но генетические ресурсы, да и люди, которые занимаются этим, остаются государственными. У зернопроизводителей только два пути: найти генетический ресурс или у зарубежных производителей, или у государственных структур. Ситуация имеет свой прогнозный вид в Китае: там современные частные генетические предприятия создаются на базе людей и ресурсов, переходящих из государственного сектора. Китайская бюрократия энергично поддерживала этот переход. И еще одна причина сложности – то, что производство семян чрезвычайно регламентировано на международном уровне. В частности, причина, по которой я здесь, в том, чтобы помогать правительству Украины интегрироваться в эти международные рамки. Россия, имеющая интеграцию в международных системах, может, например, отказаться от экспорта семян производителей Украины. Отсутствие интеграции – серьезный тормоз в развитии сельхозотрасли.

– Как далеко отстоит Украина от международной интеграции, по вашему мнению? Сколько времени требуется для принятия государственных актов по признанию европейских сертификатов?

– На международном уровне для технических вопросов требуется год, для интеграции в систему сертификации семян ЕС – полтора года. Мы начали эту работу в Украине тремя годами раньше, чем в России. И Россия уже получила членство в международном клубе производителей семян, а в Украине этот процесс еще не вошел в эффективную стадию. В России больше зависят от государственных решений, поэтому там раньше поняли, что это необходимо стране и что это позволит развивать частный сектор производства. Союз частных производителей семян в России существует уже восемь лет! Этого добиваемся мы и здесь. Мы пытаемся собрать видных людей, производителей семян, чтобы создать Ассоциацию производителей семян в Украине.

– Кстати, как вам удается в межпрофессиональной асоциации объединять людей, у которых разные конкурентные интересы?

– Есть предприятия, группы, которые производят семена, и фермеры, которые выращивают для них семена. У нас во Франции семена производят 250 предприятий, производителей семян, и 25000 фермеров, которые производят семена для них. И мы пытаемся избежать необходимости всем 25000 фермеров вести переговоры со всеми 250 предприятиями, мы принимаем на себя эту функцию, формулируя общие для всех вопросы. Например, вопросы цен, вопросы требований к качеству. Представители Ассоциации налаживают контакты и отношения между фермерами и предприятиями. Но у вас не будет межпрофессиональной ассоциации, если у вас нет эффективно работающих профессиональных ассоциаций… Принципы функционирования могут быть разнообразны. Например, в Марокко, когда создается новый сорт пшеницы, межпрофессиональная ассоциация проводит аукцион и передает эксклюзивные права на производство семян предприятию, которое предложит самые лучшие условия. Ведь очень важно для предприятия точно передать потенциал, который наука генетика предлагают фермерам.

– Несмотря на все проблемы, французские семена все же продаются в Украине…

– Да, но объем продаж мог бы быть намного больше. Как вы знаете, Франции принадлежит первенство в Европе по производству семян и первенство в мире по производству семян кукурузы. В Германии мы производим 75% семян кукуруз и нет ни одной причины для того, чтобы мы не имели таких же результатов в Украине. Это большой шанс и для Франции, и для Украины. Ведь французская модель производства семян полностью базируется на предприятиях – производителях семян. Подводя итоги, скажу, что возможности Украины по применению лучших зарубежных семян многократно возросли бы, если бы Украина была интегрирована законодательством в систему европейского регламента сортов. Таким образом, сертифицированный в Евросоюзе сорт молниеносно признавался бы в Украине, как и сертифицированный в Украине – в Евросоюзе. Это открыло бы двери и для экспорта украинских разработок. А для такой интеграции Украине необходимо иметь национальную ассоциацию семеноводов.

(Опубликовано в №09, 2008 г.)