Клюнул жареный петух

Конгресс по сберегающему земледелию, который прошел в конце прошлого года ( 10 декабря) в Париже, – событие выдающееся. Особым патронатом обозначил это мероприятие президент Франции Николя Саркози. Но этот конгресс – знаковое мероприятие, ведь старая Европа долгие годы крестьянствовала спокойно и успешно, благодаря дотациям сельхозпроизводителям. Сложилась гармоничная система поставщиков химии, топлива, техники, сельхозпродукции. Росли цены на технику и энергоносители – росли цены на сельхозпродукцию. Поэтому сберегающее земледелие благополучные немецкие и французские фермеры долгое время оставляли аграриям развивающихся стран, которые не пользовались мощной поддержкой Евросоюза и должны были выкарабкиваться сами… И вот – конгресс, в самом Париже.

Многие мысли и суждения, прозвучавшие там, важны и интересны для всего сельскохозяйственного сообщества мира.

После экономического кризиса мир станет другим. Но мировой продовольственный, сельскохозяйственный, экологический кризис – события не менее судьбоносные, и в нашей сфере тоже все изменится. Куда поведут нас перемены?

Это должны знать и мы в Украине, задолго до того, как они начнутся. Естественно, из выступлений, прозвучавших на конгрессе, мы приводим только самые важные тезисы.

Жан Франсуа Сэро, Президент Института сельского хозяйства

Я благодарю делегации 14 стран мира, представителей пяти континентов, приехавших на этот важный конгресс. Мы поговорим о климатических изменениях и росте населения планеты, уменьшении площади сельскохозяйственных земель и неспособности экономических моделей предвидеть и управлять колебаниями на рынках. Мы будем придерживаться требований Киотского протокола в аграрной политике, которая проводится в Европе, и внедрять охранные мероприятия окружающей среды.

Решения могут быть найдены через новаторскую модель производства сельхозпродукции. Мы предлагаем обменяться опытом и внедрить новые модели производства в большом количестве сельхозпредприятий.

Марк Ле Фюр, депутат региона Кот дАрмор, вице-президент Национальной ассамблеи

Сельское хозяйство привлекает все большее внимание общественности. Например, журнал «Ле Монд» начал больше писать о сельском хозяйстве, это самая горячая тема современности. Но мы забываем, что главной целью сельского хозяйства является обеспечение человечества продуктами питания, мы забыли об этом. Есть три ошибки; первая – это халатность, чисто европейская. Она состоит в том, что сельское хозяйство рассматривается только в контексте европейского бюджета. В Европе сельское хозяйство требует больших затрат в обмен на возмещение низких цен, в обмен на финансовую поддержку. Идея европейских руководителей – снизить цены и тем самым ограничить производство (квоты, поле, пар) или ограничить число сельхозпроизводителей. Вторая ошибка – в том, что сельское хозяйство рассматривается только как «приложение» к чему-то более важному, только как вспомогательный сектор. На протяжении длительного времени истинная цель – накормить мир – не звучала. Были цели – сохранить окружающую среду, развить благоустройство территорий. Это темы благородные, но они зависят от главной темы: накормить человечество в достаточном количестве и с достаточным качеством. Третья ошибка – в том, что главными для политиков были города, и были смешаны понятия ритмичности сельского хозяйства и ритмичности индустрии. Некоторые индустриальные направления оправдали себя, а вот применение этих правил в сельском хозяйстве – ошибка. Изменение конъюнктуры в металлургии не может быть транслировано на сельское хозяйство! Есть немало вопросов, связанных с растущим количеством земель, предназначенных для производства энергетических элементов, например, кукурузы, свеклы, пшеницы. Это земли, которые не касаются интересов пищевой промышленности. Этот процесс становится все более мощным. Например, в США производство кукурузы все больше предназначено для производства энергии, и это объясняет проблемы, возникшие с ценой на кукурузу. Мы знаем, что сельское хозяйство – это не только 4% населения, занятого в нем, это все население планеты, потребляющее продукты сельского хозяйства. Есть фермеры, которые сосредоточены на переработке, и фермеры, занятые производством сырья, их соотношение – 1:4.

И мы не можем не затронуть тему геостратегических размеров. Если посмотреть с этой точки зрения, то американцы – лучшие, и при этом в сельском хозяйстве у них занято меньше населения, чем во Франции и Европе. Они поняли, что сельское хозяйство является стратегическим направлением, как энергия, как управление информацией. И они поняли, что у них есть настоящая геополитическая сила. Нужно выйти из этой старой Европы, которая знает только дотации и забывает о базовых понятиях. Первой целью аграрной политики, какой бы она ни была, является абсолютное управление процессами. До сегодняшнего дня аграрный сектор управлялся европейскими рынками, но это больше не работает. Нужно представить другие формы управления рисками, например срочные рынки. Другая цель – не оставлять места конкурентам. Каждый знает, что Бразилия может быть мировой фермой, но Европа и Франция тоже должны иметь свое место. У них есть преимущества, и они должны использовать их. Здесь идет речь об узком секторе, который позволяет получить хорошую прибыль, но здесь слишком много продавцов. Они должны быть представлены в секторе кормопроизводства. Франция и Европа не могут уступить место только американцам, северным и южным, по производству животных протеинов, в то время как у этих стран есть все необходимое для этого и есть высокий уровень качества.

_

zerno-ua.com

_

Орели Де Варакс, журнал «Новый потребитель»

Сельское хозяйство переживает время перемен. Человек научился производить много пищевых продуктов высокого качества, но качество зависит от условий, от обилия ресурсов. Сегодня человек должен научиться производить больше, лучше, но с меньшими затратами, с меньшими затратами воды, территорий, энергии, химии. Человек должен принять четыре основных идеи: первая – удовлетворить основные потребительские запросы в мире, в условиях роста населения. В 2009 году 1 милиард человек будет страдать от голода. В 2050 году население планеты увеличится на 2-3 миллиарда. Азия должна будет производить в 2,3 раза больше продовольствия, Африка – в 5 раз, Латинская Америка – вдвое больше. Что предпринять? Площади увеличить невозможно. «Зеленая революция» имеет свои границы. Как изменить привычки потребителей в странах с растущей экономикой и с ростом потребительских запросов? Вторая идея – больше производить для того, чтобы развивать восстанавливаемые источники энергии. Агросектор ходатайствовал о новом налогообложении, чтобы дать первичное сырье индустрии и представить замену нефти. Как поделить земли, предназначенные для производства продовольствия и производства энергии?

44% болотистых земель постигло опустынивание. Землям угрожает «активная» сельскохозяйственная практика: исчезает биогумус, понижается состав микрофлоры. Интенсивное экологическое сельское хозяйство – возможно ли оно? Слушая экспертов, можно сказать, что 15-30% организмов могут исчезнуть в течение 50 лет. Как защитить биовариабельность сельскохозяйственных экосистем и тропических лесов? Четвертая идея: быстро реагировать на синдром климатического потепления. По данным экспертов GIEC, до конца этого столетия средняя температура может подняться до 1,8 – 6 градусов. Уже сегодня мы можем увидеть последствия: наводнения и большие засухи. Мы видим снижение уровня моря, высыхание источников воды, миграцию населения, изменения сельскохозяйственных пейзажей. Это последствия непоследовательной глобальной политики. Наиболее пострадают южные регионы. На 17% проблемы землепользователей – это последствия уничтожения лесов.

Таковы корни большинства проблем, стоящих перед сельским хозяйством.

_

zerno-ua.com

_

Голодные бунты не должны повториться

Мировое сельское хозяйство и его развитие: цели завтрашнего дня

Мишель Гриффон, зам. генерального директора Национального исследовательского агентства

Голодные бунты, прокатившиеся по миру прошлым летом, не должны повториться через несколько месяцев. Пресса дала объяснение причинам: это произошло из-за страшной засухи, климатических изменений, увеличения площадей для производства биотоплива за счет площадей, на которых производилось зерно. Это эффекты рекламы, создавшие эту проблему. В реальности все не так, это не объясняет имевший место рост цен. Например, биотопливо вовсе не имеет серьезных масштабов на планете, чтобы говорить об этом. Есть другие причины, например, резкий рост потребления мяса в Азии. А, чтобы производить мясо, требуется много растительных калорий, если мы не говорим о пастбищном животноводстве. Если люди будут есть 120 кг мяса на человека, как в США, то через 40 лет мирового производства не хватит. Мы еще не имеем дефицита, но должны его предполагать. Другая причина – попытки структурного урегулирования. Если производить товар в определенных странах, то в одной стране это будет очень дорого по отношению к экономике и обществу благодаря субсидиям. Это структурное урегулирование реализовалось 20 лет, и сельское хозяйство рассматривалось, как такой же сектор, как и другие, предпринимались стандартные методы политики. Поэтому во многих странах мира перестали торопиться за техническим прогрессом, начали убирать субсидии на оборудование, на удобрение, приводя в конечном счете к упадку сельского хозяйства. Засуха в Австралии послужила толчком к уменьшению производства сельхозпродукции и уменьшению экспорта. Весь мир испугался, цены возросли. Это была катастрофа для потребителей – и это была хорошая новость для производителей. Но ситуацию вернул на круги своя год хорошего урожая. Мир пережил страшное колебание. Теперь мы с грохотом входим в период, где мы имеем риск дефицита пищевой промышленности. Если что-то пойдет не так в одной из стран, засуха или обильные осадки, это может повлечь за собой новый рост цен. Сельское хозяйство должно адаптироваться к этой ситуации.

Люк Гио, президент APSA

Нам очень важно проанализировать голодные бунты. Они ведь касались не только 825 миллионов человек на земле, которые испытывали голод, но и тех, кто был рядом с ними, живущих в городах миллиардов. В селах бунта нет. Это происходило в городах и предместьях. Люди получили продовольственную помощь. Рынок ничем не смог помочь этим 825 миллионам голодных. Развивающие страны должны иметь возможность пользоваться новыми технологиями, чтобы лучше питаться. Индустриальные страны должны сделать все возможное, чтобы изменить свой способ потребления продовольствия и разбазаривания его. Если завтра Европе не будет хватать продовольствия для внутреннего потребления, она не сможет экспортировать его и будет неконкурентна со странами, которые хотят превратить продовольствие в оружие. Есть целая политическая стратегия, которая должна обеспечить отрасли производства продовольствия Европы международный имидж. Нельзя разделять понятия – сельское хозяйство и пищевая промышленность. Нельзя обвинять сельхозпроизводителей в чем-либо, за это несут ответственность все отрасли.

Стефан Ле Фолль, депутат Европарламента, член комиссии по развитию сельского хозяйства и территорий при Европарламенте

Сельское хозяйство и пищевая промышленность – будут ли они главным направлением в течение ближайших 50 лет? Да. Китай, Южная Корея, ОАЭ, Дубаи уже купили миллионы гектаров в Африке, на Мадагаскаре, в Судане, везде, где земли недороги, но позволяют производить продовольствие. Каковы основные принципы, которые должны соблюдать политики в сельском хозяйстве и пищевой промышленности? Нужно накормить мир, здесь будут полезны все сельхозпроизводители. Нецелесообразно концентрировать внимание на каких-то определенных зонах по производству и потом раздавать полученное продовольствие по планете. Второе. Развитие сельского хозяйства будет невозможно без учета интересов экосистем. Третье. Не будет надлежащего управления в вопросах сельского хозяйства и пищевой промышленности без законов регулирования на рынках, здесь речь идет о системе администрирования. Не может идти речь о возврате к системе 70-80-х годов. Полагать, что рынки урегулируют себя сами, ошибочно. В итоге мы получим структурную неустойчивость, потерю систематичности, ГМО и как следствие – низкое инвестирование.

Ждать, пока сельхозпроизводители смогут сами себе добыть ресурсы… Это неоправданный риск.

Пьер Пажес, президент компании Момагри

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, это результат проводимой в мире политики. Что происходит? В первую очередь – стратегическая идея сельского хозяйства, некоторые называют это – «пищевое оружие». Спрос остается высоким. Бедные страны пользуются юстировкой по отношению к развитым странам. Какой экономический сектор выдержит такие блуждающие цены? Сельхозпроизводитель на планете должен отвечать на все запросы и думать о том, что ждет его в будущем. Международные законы, либерализация рынка, исчезновение некоторых политик говорит о том, что перед нами – блуждающий рынок. Нужно доверять разуму человека для того, чтобы избавиться от этих трудностей. Он всегда умел это делать. Момагри собрала группу экспертов, которые реализовали международную модель в сельском хозяйстве в системе общей экономики. Это модуль риска. Но в реальности такая блуждающая вариация в ценах – это эндогенный фактор, связанный с оптимизмом и пессимизмом самих сельхозпроизводителей, которые сами определяют себе севооборот и просчитывают стоимость выхода продукции. Но за это время может произойти много казусов. Цена маржи варьируется. Чтобы производитель знал единую цену и чтобы он был уверен в неизменности этой цены, нужны законы на европейском уровне. Это не так трудно, как кажется.

Филип Руолд, межминистерский делегат в индустриях агро- и пищевой промышленности

Да, действительно, нам нужно урегулировать рынки. Пишевая промышленность – такая же стратегия, как экология и энергия. Производителям нужна стабильность в ценах. Сельскохозяйственный сектор увидел резкий спад цен на первичное сырье, и он уже не в состоянии влиять на цену для клиентов. Относительно голода в мире: нужно быть сильными духом и не забывать о конфликтах, возникающих в мире, в Судане, в Сомали, в Зимбабве. Нужно знать, каково глобальное соотношение финансовой массы и потока пищевой промышленности. Производство сельхозпродукции в Европе не ведет к дестабилизации мировых рынков. Мы видим, что политика урегулирования (дотаций) в последние десятилетия в Евросоюзе нам это доказывает. Нужно подумать о запуске политики урегулирования на планетарном уровне. Рост населения продолжается, и Евросоюз занимает важное место в производстве продовольствия, чтобы накормить население планеты. Это развитие важно в зонах, где расположены самые урожайные земли. Евросоюз находится в зоне урожайных земель с благоприятным климатом. Продукция пищевой промышленности – это вечная и универсальная тема.

Мишель Гриффон

Нам нужно больше производить, чтобы накормить большее количество людей с меньшими затратами водных ресурсов, учитывая климатические изменения. Нужно применять новые технологии и внедрять новую политику. Все мировое сельское хозяйство должно быть мобилизовано. Азия и Магриб станут сильными импортерами. Латинская Америка и Бразилия, в частности, смогут занять рынок, но нужно быть внимательным, так как Бразилия сейчас устанавливает экологический демпинг, тянет за собой азиатский рынок, с относительно низкими ценами на продукцию. Разрушается значительная часть плодородных земель и биосферы, что приводит к засухам из-за уничтожения лесов. Так, серьезные засухи грозят Бразилии. Некоторые страны, Канада, Россия, часть Северной Европы, имеют огромные равнины, и климатические изменения могут дать им шанс наладить новые цепи производства.

Не так-то легко будет найти достойную замену в энергии, настолько концентрированной и ликвидной, как нефть. Конечно же, будет биотопливо, особенно для нужд сельского хозяйства. Например, вспашка: с точки зрения расхода энергии – очень затратная операция. Но она исчезнет, и нужно будет найти новые технологии. К тому же азотные удобрения будут дорожать, так как они зависят от цены на нефть.

Общество сейчас агрессивно настроено против применения пестицидов, значит, нужно будет найти разумную альтернативу.

Сельское хозяйство должно научиться управлять затратами воды, особенно в летний период. Тут не избежать проблем с производством зерновых. Нужно также убрать значительное количество углерода из атмосферы, и задача сельского хозяйства – поместить его обратно в почву.

Жорж Сено, фермер из Конго

Настало время выйти из этого дьявольского раздвоения: больше возобновляемых источников энергии, меньше земель сельхозназначения. Сегодня некоторые земли несельхозназначения позволяют выращивать культуры, чтобы иметь восстанавливаемые источники энергии, не допуская при этом уничтожения лесов.

Люк Гио

Нужно быть честным: биопродукция, биологическое земледелие не сможет накормить весь мир сегодня. Глобальная эволюция сельскохозяйственного мира сегодня невозможна. Сельскохозяйственный мир должен иметь новые технологии и для производителей биопродукции, чтобы интегрировать в сельское хозяйство и забытые технологии. Здесь говорилось о бережном расходовании воды, но, если Европа будет относиться к воде сегодня как к экологическому явлению, она долго не продержится.

Мировая политика сельского хозяйства – преодоление трудностей длительного характера

Орели Де Варакс

С одной стороны, существует два типа сельского хозяйства: США и Евросоюз, где производители экипированы всем необходимым, и, например, Индия и Китай, где еще нередко все делается вручную. Между этими моделями существует Бразилия, где обе модели сочетаются. В будущем нам нужен каждый производитель: у каждого своя перспектива, но мировая торговля требует развития. В Индии и Китае много производства с привлечением большого числа рабочей силы, но там нет недостатка воды и площадей. Эти страны вынуждены будут открыться для внешнего рынка, импортировать зерновые и экспортировать все, что требует много ручного труда, например, фрукты и овощи. В выигрыше Бразилия, где невысоки цены и большие площади.

Рольф Дерпш, консультант, Парагвай

Сегодня миллиард человек на земле недоедают. Наша цель – увеличить производительность в пищевой промышленности. Как такие страны, как Бразилия, Аргентина, будут увеличивать производство зерна и в то же время сохранять окружающую среду? Переходя к технике ноу-тилл, к технологии, которая позволяет произвести больше и с меньшими затратами для земли. Возможна технология прямого посева. Эта система позволяет одновременно убирать урожай и сеять, уменьшить эрозию почв до 96%, использовать меньше ГСМ, до – 66%, улучшить качество земли и сохранять воду. Речь идет об уникальной системе производительности в сельском хозяйстве. Это технология длительного периода. С 1991 по 2004 год Бразилия вдвое увеличила производство зерновых, тогда как площади выросли лишь на 9%. Это увеличение связано с применением ноу-тилл. Такая же модель существует в Аргентине. Там 20 миллионов гектаров обрабатывается по этой технологии. Сегодня эта технология применяется на 105 млн га в мире, 38 млн га в Северной Америке, 49 млн га в Южной Америке, 12 млн га в Австралии. Азия, Европа и Африка представляет только 6 млн га. Возрастание использования этой технологии стало возможным благодаря организациям фермеров Уругвая, Парагвая, Бразилии. Проблема Европы – запустить политику, касающуюся этой технологии, здесь придется работать с многочисленными организациями фермеров. Применение этой технологии может встретить серьезные препятствия, например, менталитет, приверженность к традиционной технологии. Нехватка знаний по применению данной технологии тормозит ее применение у фермеров. Опыт Южной Америки показывает, что, если такая политика применена, можно получить трехкратный выигрыш: в экономике, в социальной сфере и в защите окружающей среды. Экономика и экология в сельском хозяйстве неразрывны.

Теодор Фредрих, эксперт в сельском хозяйстве при ФАО, г. Рим

Проблема дефицита продовольствия не сдвинулась с места. Цены на продовольствие становятся все выше. Продовольствие становится вопросом политического характера на мировой арене. Предвидеть все на длительный период – обязательная опция, о которой можно говорить, учитывая глобальное потепление. Для человечества это может оказаться смертельным. Наша цель – увеличить производительность и сохранить окружающую среду. Одна из главных целей – программирование продуктивности на длительный период. Один из основных вопросов – углерод. Новые технологии в сберегающем сельском хозяйстве могут помочь в адаптации к климатическим изменениям. Видя ситуацию в Америке и Азии, мы констатируем большое желание стран сохранить природу. Но нужно призвать политиков смотреть не на краткосрочную перспективу, а на длительный период. Что касается сохранения окружающей среды и производства, сельское хозяйство не должно создавать проблемы.

Пьер Стенжель, научный директор ИНРА

Главная проблема сельского хозяйства сегодня – использование большого количества земель на планете, особенно с расширением использования обрабатываемых земель. Экосистеме наносится серьезный урон.

Вторая огромная проблема – вода, сельское хозяйство потребляет до 70% мирового запаса. Земли не сокращаются, обрабатываемые площади растут. Проблема даже не в том, что площади увеличиваются, а в том, что они неэффективно используются.

Перед лицом этих проблем политика Евросоюза состоит в защите окружающей среды.

Политика состоит и в сохранении биовариабельности, тем самым лимитируя действия сельхозпроизводителей.

Вопрос сегодняшнего дня – как юридически правильно определить это, защиту окружающей среды, сохранение ресурсов от использования в сельском хозяйстве.

ФАО рекомендует полностью обратиться к интенсивному животноводству, при этом экономя территории и уменьшая газовые выбросы.

_

zerno-ua.com

_

Жаки Берлан, фермер из Вандэ

Тоскливо видеть Францию в таком аутизме. Это мешает видеть нам настоящую проблему. Почему не взять пример с других стран? Много сельхозпроизводителей применяют технику сберегающего земледелия, и они этим очень довольны. И, кстати, действительно нужно доказать, что нитраты опасны. Даже если мы вносим удобрения, это приводит к возникновению правил, тормозящих все. Эти технологии нуждаются в определенной регламентации, иначе это путь к бессмыслице.

Пьер Стенжель

Уметь управлять выбросами азота и пестицидами – это не форма аутизма. Наши граждане очень восприимчивы к этим вещам, мы проводим дебаты, в котором участвует все общество, не только производители сельхозпродукции.

Теодор Фридрих

Франция не следует примерам, которые функционируют за ее границами, и получает хорошие результаты. Все зависит от политики. Если нам придется ждать, пока остальные будут реагировать, мы потеряем много времени. А времени у нас нет, природа и человечество ждать не могут. Многие производители так просто не могут сменить систему производства, это должно сопровождаться политической поддержкой и базироваться на опыте. С другой стороны, вопрос по нитратам и пестицидам – это не вопрос применения их, а вопрос расточительности. Вопрос не в том, чтобы запретить их, а в том, чтобы избежать их попадания в атмосферу и в воду.

Эрван Аллен, научный директор компании СОБАК

Эти разговоры о пестицидах и нитратах слышать странно, если мы говорим о сберегающем земледелии.

Пьер Стенжель

Здесь было замечено, что не нужно приводить разные типы сельхозпроизводителей в состояние конфликта. Есть, конечно, разногласия между производителями биопродукции и обычными, будут разногласия между теми, кто пашет землю и кто не пашет. Конечно, нет новых догм по отношению к технологиям обработки почвы. Это только возможность пути к новым технологиям, которые нельзя не учитывать. Нужно постараться разнообразить подходы к этому вопросу, чтобы найти верное решение.

_

new_texnologi_004

_

Теодор Фридрих

Биологическое сельское хозяйство не есть единственным условием для сберегающего земледелия. Вспашка – главная проблема. Для любого сельхозпроизводителя, био- или нет. Кстати, нужно пробовать сократить использование удобрений. Проблема нитратов и проблемы, которые происходят в земле, это – минерализация, не всегда контролируемая в длительных процессах.

Мадам Нуэсси, Ассоциация ЕБДС

Странно слышать о том, что в контексте сельского хозяйства, призванного сберегать ресурсы, использование пестицидов является выходом из проблемы. Мы попытались изучить процессы деградации почвы на европейском уровне. С другой стороны, речь идет о технологии ноу-тилл, о бережном отношении к окружающей среде, и мы видим, что есть много технологий для этого. Иногда приходится применять комплекс технологий вместо какой-то одной. Конечно, очень важна политическая поддержка в данной ситуации.

Теодор Фридрих

Все, что касается сберегающего земледелия, должно основываться на системе, которая не приводит к деградации окружающей среды. Когда мы говорим о водных ресурсах, мы должны говорить о бережном их расходовании и их чистоте. Сберегающее сельское хозяйство должно включать минимум принципов, которых должны все придерживаться. И в конечном счете принцип невспашки земли и диверсификация технологий должны применяться вместе, и это позволит сократить применение пестицидов и удобрений.

Лэйд Бен Бехер, фермер, президент АПД, Тунис

Сберегающее земледелие не должно заключаться в уменьшении производительности. Нужно не забывать, что сельское хозяйство всегда было очень сегментировано. Рассматривать нужно все аспекты, но не забывать об экономической эффективности.

Жак Лойо, Европарламент

Сберегающее земледелие очень малоизвестно. Европа отстает от других регионов мира. Сельхозпроизводители очень мало о нем знают. Эти вопросы должны быть предметом публичных дебатов. Они должны быть затронуты на всех уровнях, до Европарламента. Г-н Ле Фоль – один из парламентариев, которые годами вынашивают эту идею с целью изменить способ производства. Но таких меньшинство. Нам предстоит нелегкий труд, так как все это касается государственной политики. Что касается РАС, нужно отойти от вопросов контроля и администрирования сельского хозяйства.

Научный прогресс на службе сельского хозяйства

Антони Джон Баллок, Великобритания, президент СОИ

Сегодня потребитель должен быть в центре всех дебатов. Объединенное Королевство, как и весь мир, озабочено вопросами экологии. В прошлом месяце 500 000 человек потеряли свои рабочие места и 50 000 домов будут конфискованы банками. Значит, главным вопросом для нас являются дешевые продукты питания. Цены на продовольствие нужно снизить. Это нелегко, мы все это понимаем. Конечно, есть большое расхождение между интересами производителей и потребителей. Великобритания была пионером в длительном сельском хозяйстве. Но мы имеем менее 3% земель, которые интегрировались в этом направлении. 50% наших культур производится путем вспашки земли. Сельхоз­производители хотели сократить затраты, не экология была стимулом для этих перемен. Но концепция сберегающего сельского хозяйства так и не была до конца понята нашими сельхозпроизводителями. Если система не работает, они используют больше гербицидов, больше удобрений, следовательно, они тратят больше денег на эту систему, надеясь, что это улучшит результаты. Но в большинстве случаев при переходе от вспашки к прямому посеву мы видим уменьшение урожайности уже на 2-3 году. Это обезоруживает наших производителей. Другой неблагоприятный фактор в Великобритании – климат. Два года были очень влажными, в октябре и ноябре осадки превышали все нормы. Значит, были проблемы сбора урожая. Очень тяжело иметь систему на длительный период в таких условиях. Нужно учитывать урожайность земель и их структурность. Мы пользуемся вспашкой по определенной системе и по определенной длительности сезона, не такой, как во Франции. Фермеры Великобритании адаптировали эту систему и используют только на маленьких площадях, от 100 до 250 га. При этом только один человек управляет фермой. Следовательно, он может принимать управленческие решения, которые ему интересны.

Карлос Серри, эксперт по секвестрации углерода в почве в Сан-Пауло

Начнем с фотосинтеза. У нас есть диоксид углерода в атмосфере. Если пройдемся по культурам, сахарный тростник, кукуруза, соя, мы увидим, что процессы фотосинтеза происходят очень быстро. Планете необходимо абсорбировать СО2, но нужно и потреблять его, чтобы производить продовольствие, биотопливо. Если мы используем СО2 для производства продуктов питания, в конечном счете он попадает в атмосферу. Если мы используем его для производства биотоплива – то же самое. Чтобы производить продовольствие или биотопливо, нужно производить уборку так, чтобы остатки оставались в земле и последние будут трансформироваться в органические материи. Это и значит, что часть СО2 останется в земле. Что касается уменьшения выбросов углекислого газа. Если азот, который вносится в виде удобрений, будет иметь в основном N2О, нужно уменьшить N2О. Это зависит от растения, от типа почвы, от климата. Каждый тип земли, каждое растение может поглощать СО2.

Карлос Кроветто Ламарка, фермер, специалист по прямому посеву, Чили

Вот уже 55 лет я являюсь фермером. Я перестал вспахивать землю в 1959 году. И в принципе я не понимаю, зачем я должен стимулировать эрозию в земле, на которой работает мое хозяйство. Мне пришлось ждать 20 лет для того, чтобы увидеть культуры. Сначала я посеял кукурузу без вспашки. Конечно же, у меня вначале был полный провал. А сегодня в моем хозяйстве 300 га культур без вспашки. Базовым в моей системе является увеличение органики в почве. Моя основная цель – улучшение почвы и ее основных характеристик. Благодаря ноу-тилл нам удалось умножить в семь раз содержание органики в почве. Мы хотим объединить в этой идее всех фермеров на земле.

Дирсеу Гассен, консультант-агроном

Что знают исследователи и сельхозпроизводители о биологической активности земли? Все, что касается химии, физики, биологии, происходит на глубине до 10 см. Сегодня мы несем большую ответственность за СО2, углерод, изменения климата. Сельхозпроизводитель – не только производитель пищи, он также производитель СО2 и главный управляющий по воде. Почему же не применять ноу-тилл? Сегодня в Бразилии ноу-тилл применяется на 20 миллионах гектаров. Новое поколение сельхозпроизводителей не знает, что такое вспашка! Но в действительности мы должны все изменить по экономическим соображениям. Сегодня мы работаем с нанотехнологиями, с биотехнологиями, с технологиями точного сельского хозяйства. Работают быстрые машины больших размеров. Следовательно, мы работаем с экономикой и с климатом. Нанотехнологии и биотехнологии очень интересны, но нужно немало денег для этого. Выращивание культур без вспашки: как управлять этим? Производитель должен каждый год увеличивать свои доходы на 7%.

Лии Конвен, профессор, Китай

Сберегающее земледелие существует в Китае с 1960-х. Сегодня в мире уже невозможно производить вспашку. Применение ноу-тилл в 15 провинциях позволило сохранить воду, предотвратить эрозию.

Джек МакХуг, профессор по управлению природными ресурсами, Австралия

Уровень сберегающего земледелия и тех работ, которые были проведены на Северо-Западе Китая, удовлетворительны. Австралия пытается применить этот опыт в сельском хозяйстве. Австралия быстро развивалась. Малые трактора уступали место большим машинам. В 70-х гг. вспашка была определена как агрессивный метод, и, с целью предотвращения эрозии, было решено применить полный ноу-тилл. Да, временами производительность после применения ноу-тилл начинала уменьшаться. Было привлечено очень много исследователей. На полях мы видели простые примеры, позволявшие сравнить вспашку и ноу-тилл. Все исследования были проведены вместе с сельхозпроизводителями. И мы сделали заключения, что благодаря настоящему ноу-тилл возможно сохранить большое количество энергии, необходимой для возрождения земли. С другой стороны, это позволило увеличить урожайность. Иными словами, ноу-тилл – приоритетная технология.

(Опубликовано в №02, 2009 г.)