Кризис заморозил инвестиционный процесс в агрокомплексе. Тем не менее, в этом году возник новый агрохолдинг «Хармелия», детище известной инвестиционной компании SigmaBleyzer.
Сейчас? В преддверии открытия рынка земли? Разве снизились риски? Разве снизились цены на корпоративные права предприятий агрокомплекса? С этими и другими вопросами я пришел к топ-менеджеру «Хармелии» Джону Шморгуну. Я пришел, чтобы понять философию и стратегию инвесторов. Что для них – украинская земля? Просто товар? Каковы их цели? Просто собрать земельный банк и продать? Или они идут в агробизнес, который с выгодой и благодарностью общества можно делать десятилетиями?

Рынок нефти уже давно работает таким образом, что покупки и продажи в сумме превышают многолетний объем мировой добычи. Нефть покупается не для конкретных задач (посевной там или на потребности автоколонны), а для движения денег. Так и на других рынках. Собственно, движущиеся деньги – тоже рынок. И он сильно пострадал во время кризиса. Деньги остановились. Остановившиеся деньги – не статичная величина, от которой ни холодно ни жарко. Это ежедневные, ежеминутные убытки.
Джон Шморгун впечатлил меня великолепной формой: спортивен, безукоризненно одет, с идеальной прической и полон энергии. Говорит, занимается спортом, йогой, бегает, с флотских времен приучен заниматься собой. Пожалуй, несколько необычен его взгляд. Это взгляд не умуд­ренного бизнес-опытом волка менеджмента, а взгляд юноши, перед которым открывается мир, каждый день в новых красках и сюжетах. Форма западных топов – дорогой клубный пиджак. Короче, не наш человек внешне. Из наших так одевается и так следит за собой, пожалуй, только Косюк да еще пара-тройка стотысячников. Остальные – в неизменных черных джемперах и растоптанных, удобных туфлях.

АДЪЮТАНТ АДМИРАЛА ПЕРИ

– Я долго работал в Москве. Созданный для бизнеса, тяжелый для жизни город. У меня трое детей, а поехать в супермаркет – это проект на полдня… Киев, Харьков гораздо комфортнее. Я вообще из семьи украинских эмигрантов, мама – из Полтавы, отец – из Львова. Сам я вырос на ферме, в штате Мэриленд. Закончил Морскую академию в Аннаполисе, стал офицером и 14 лет служил в американском флоте.
– Так Вы морской котик?
– Нет, – улыбнулся Джон, – я был инженером, был штурманом очень большого корабля (в Калифорнии, Сан-Диего). Затем стал летчиком на авианосце (USS Independence), базировавшемся в Джексонвилле, Флорида. Закончил службу адъютантом известного адмирала Пери. В Женеве учился в школе менеджмента, там же встретил свою будущую жену Патрицию, она из семьи Гаврилишиных. После школы меня практически сразу взяли в компанию DuPont, где я работал много лет. В 1990 году мы переехали в Москву, а впоследствии я убедил руководство в необходимости открыть офис компании DuPont в Украине. И началась совсем другая история.
Переехал в Киев, шесть лет работал директором, по химии, затем по агрохимии. Я с детства мечтал работать в сельском хозяйстве… После 20-летней службы в DuPont пришло время сделать что-то свое. Я начал сотрудничество с компанией SigmaBleyzer, поскольку знал Майкла Блейзера давно, знал о его планах по аграрному бизнесу. Он человек, который чувствует бизнес на уровне микроволн. Сначала воздержался от инвестиций, а когда кризис миновал, решил начинать проект. Мы принялись реализовать стратегию покупки корпоративных прав передовых компаний в сельском хозяйстве, в Харьковской, Полтавской областях. 15 января этого года мы купили на Харьковщине компанию «Новый стиль», а затем известную компанию «Фармко». Ее возглавляет Ирина Иващенко, в этом году она удостоена звания «Предприниматель года», мы гордимся ею. Сейчас у нас уже около десяти компаний, в сумме 70250 га земли. Последние наши приобретения – «Подоливская», «Барвинкове» на Харьковщине и «Украина-Нова» в Первомайском.
SigmaBleyzer работает в Украине уже 15 лет, ее известные проекты – «Воля-кабель», «КОСМО», Полтавская кондитерская фабрика. SigmaBleyzer в настоящее время управляет активами на сумму около $1 млрд через шесть инвестиционных инструментов. Вы хотели спросить, какое отношение она имеет к сельскому хозяйству?

– Нет, не хотел. Инвестиционная компания – это и есть ответ, почему она пришла в сельское хозяйство. Ведь в мире сегодня агробизнес – в числе самых перспективных и прибыльных.
– Действительно, мир растет, и потребность в сельхозпродукции тоже. Гораздо быстрее, чем по зерновым, растет потребность по масличным культурам. Мир снабжают продовольствием США, Канада, Аргентина, Бразилия… Но Украина находится в уникальных географических условиях. Бог дал ей землю, говорят, здесь – треть мировых черноземов. Но здесь еще есть Черное море, да и по суше до Китая и Индии не так уж далеко. И европейские рынки доступны. Ведь в этом году пшеница экспортировалась в Россию! Все опасались, что урожая не будет, но урожай был, и нормальный урожай! Украина имеет огромные возможности, такие огромные сельхозплощади, почти как Аргентина. Только Аргентина производит в два раза больше сельхозпродукции. Почему? Здесь нет нормальных законов, не приватизирована земля, все эти вопросы придется решать. А потенциал Украины уходит за 100 млн т зерна в год.

СТРОИТЕЛЬСТВО ХОЛДИНГА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

– Можно ли представить потенциал компании Sigma Bleyzer? Инвестиционный план по агробизнесу?
– С начала года инвестировано около $100 млн, включая элеватор. Общая перспектива – около $200 млн, примерно 200 тыс. га сельхозплощадей. Мы сейчас заняты централизацией, консолидацией севооборотов, закупок (семян, дизтоплива и прочего), а также строительством элеватора… Но главное наше преимущество в том, что начинаем мы не с нуля. Мы приобретаем успешные хозяйства, реально работающие. Но мы – не земельный банк, все, что покупается, – это оперативная земля. Мы на ста тысячах закончим консолидацию земель в Харьковской и Полтавской областях и пойдем дальше, в Центральную или Западную Украину. Но это пока не решено.

ВЫЖИМАТЬ ЖИЗНЬ ИЗ ЗЕМЛИ – ГРЕХ

– Но на Харьковщине и Полтавщине проблемы с влагой…
– Да, эти проблемы бывают, но не каждый год. К ним нужно приспособиться. Но ведь и в Канаде такие проблемы есть, в Саскачеване. Там 350 мм. Канада достаточно успешно выращивает рапс, пшеницу. Я уверен, что если будет правильно подобрана технология, выращивать товарные культуры Украина тоже сможет очень успешно. Я верю, что при условии применения правильной технологии рапс можно выращивать на Востоке Украины, как и сою. Мы обречены делать изменения в технологиях, раз уж мы не можем изменить климат. Есть и сегодня хозяйства, которые получают стабильные урожаи сои, рапса. Уже нет на полях таких злостных сорняков, какие были несколько лет назад. Но в хозяйствах нередко меняются хозяева, у них то есть деньги, то нет. По этим причинам начинают выращивать подсолнечник, уничтожая землю… Это не сельское хозяйство, это выжимание жизни из земли. Это грех.

Эти слова Джон Шморгун произнес без пафоса, как давно сформировавшееся убеждение. Я потом, когда ушел, вспоминая нашу беседу, понял, что ждал именно этих слов. Они говорят больше, чем цифры, графики или лозунги. Они отвечают на многие наши вопросы.

– Наша цель – построить прибыльный, соответствующий всем требованиям экологии агрохолдинг. Среди наших инвестпартнеров – Европейский банк реконструкции и развития. Поэтому к вопросам экологии мы относимся крайне серьезно. Кроме того, хозяйства, уже вошедшие в холдинг, имеют опыт и практику инвестирования в землю. Они регулярно добавляют необходимые микроэлементы. И это не только НПК, Ph и гумус. Мы просто продолжаем то, что наши хозяйства уже практиковали.
На прошлой неделе мне позвонил директор компании «Новый стиль», сообщил, что в почве появились черви. Почва восстанавливается, становится богаче. Знаем, что если мы не будем вносить в почву все необходимое, мы не будем получать урожаев, на которые рассчитываем. Это очень важная концепция для меня.
Я 14 лет служил во флоте, 20 лет работал в компании DuPont, меня не назовешь легким на подъем или временщиком. Но главное, что у меня в Харькове построена очень сильная команда – люди, которые давно работают в бизнесе, финансисты, юристы, агрономы. Без команды результата не будет. Почему мы взялись за дело в Харькове? Потому что есть возможность консолидировать потенциал, эффективно управлять близлежащими структурами. И я уверен, мы сможем дублировать этот опыт в других областях Украины. В офисе «Хармелии» на трех этажах работают вместе все руководители, и это дает нам возможность общаться и консультироваться.
Новейшая наша концепция – в этом году мы начали проверять почву с привязкой к GPS, а также начали процесс привязки 1С-Агро (управленческой системы), к нашей деятельности. К марту ожидаем пилотную версию, она будет внедрена во всех хозяйствах. Планируется обучающая поездка руководителей в Америку.
– Вам лично приходится погружаться в тонкости агрономии?
– Да, довольно часто. Поначалу у меня даже агронома не было в холдинге.

– Какие технологии почвообработки Вы считаете оптимальными для Украины?
– Мы нигде не пользуемся плугами – дискриперы, современные технологии. Кроме того, мы склоняемся к мини-тиллу. Это позволяет сохранять влагу и снижать затраты.

– А нулевую технологию, столь популярную в Америке, не применяете?
– Пока мы изучаем этот вопрос. В технологии ноу-тилл есть особенности: в течение начального периода ее освоения возможно снижение урожайности. И потом, если уж пошел по пути ноу-тилла, обратной дороги практически нет, это путь на годы… Поэтому, пока мы находимся на этапе создания холдинга, не спешим с кардинальными технологическими решениями.

ИНТЕНСИВНОЕ РАСТЕНИЕВОДСТВО ИЛИ БИО?

– Не кажется ли Вам, что Украина могла бы стать уникальной платформой Европы по выращиванию биопродукции, без применения химии? Ввиду малых площадей другие страны лишены возможности заниматься столь трудоемким и тонким производством, это было бы там слишком дорого, а у нас достаточно ресурсов для этого. Раньше смысла в этом не было, поскольку продукция с химией и без химии стоила одинаково. Сейчас цены начинают различаться. Может быть, нам и не нужно гнаться за большими объемами производства?
– Биопродукция – это сегмент состоятельных потребителей. Куда идет технология сегодня? Все эти 2-4-D, которые применялись в предыдущие годы, отошли. Это слово – «химия»… Старые подходы борьбы с вредителями и сорняками не похожи на современные. С тех пор технология пошла так далеко… Если раньше четыре-пять килограммов 2-4-D требовалось для защиты, то сегодня это могут системные продукты, которых требуется 15 граммов и которые разлагаются, остановив рост в клетках, и на молекулярном уровне Вы уже не найдете этой химии. Это современные подходы. Все равно сельское хозяйство идет по пути минимизации применения объема нагрузки препаратов, по защите и минеральным удобрениям. Я уже говорил, что сейчас крайне важны микроэлементы для обеспечения того, чтобы внесенные удобрения обеспечили результаты. Слепое применение удобрений является пустой тратой денег. Микроэлементами можно частично компенсировать применение удобрений. Если у тебя не хватает молибдена или кобальта, бора, серы, необходимых для некоторых масличных и зерновых культур, или Mg, Zn Cu, ты можешь дать сколько угодно аммиачной селитры, и она не сработает эффективно.
Мы идем в сторону более прецизионного земледелия, понимая, сколько и чего требуется для определенной почвы, для конкретной культуры. Потому что пшеница – это не кукуруза и не рапс, всем им нужны индивидуальные комплексы условий, другие микроэлементы. Мы делаем анализы с применением GPS, причем в Англии. Получаем результаты для поля, да и не для всего поля – для части этого поля, естественно… Но твердо идем по этому пути.

– Не слишком ли дорого – делать анализы с GPS, обработку данных в Англии?
– Это только начало. Мы еще далеки от того, чтобы с применением GPS точно вносить удобрения, в Украине мало кто это делает… Наши расходы пока существенно меньшие, чем при точном земледелии, но измеряем мы параметры не только в центре поля. Мы очень внимательны к расходам. Но знаем, что если не начнем даже на этом уровне, на площадях 25 га GPS-анализы, то в будущем не будет возможности повышать эффективность. Есть такой уровень знаний: лучше, чем мы делали до этого. Кстати, цены лабораторий изменились по сравнению с докризисным уровнем.

СЛЕДУЮЩИЙ УРОЖАЙ БУДЕТ БОЛЬШЕ

– Расширяясь, какого размера хозяйства Вы рассматриваете?
– Оптимальный размер – 10, 15 до 17-18 тыс. га. Есть исключения, естественно. Но и на местах существует потенциал расширения. В уже действующих хозяйствах при правильном применении технологии и планировании правильного севооборота возникают резервы применения имеющейся техники на больших площадях.

– Из рассказанного Вами философия и стратегия проясняются. Но каким Вы видите следующий год, по мировым ценам, климатическим условиям, правилам ведения агробизнеса? Кажется, из этих трех факторов складывается результат деятельнос­ти в сельском хозяйстве в Украине.
– Мы достаточно консервативны в наших подходах. Надеясь на лучшее, мы готовимся к самому худшему развитию событий. Все расходы, которые мы осуществляем в сельском хозяйстве, должны давать нам определенный результат. Год был аномальный, хотя показатели у нас были не худшие. В следующем году ожидаем большего и более качественного урожая, учитывая, сколько мы вложили в землю. В рамках холдинга у нас есть возможность экономить и помогать хозяйствам.

– Если в аномальном году в Украине собрали было 41-42 млн т зерна, сколько будет в следующем?
– Полагаю, ближе к 50 млн т. Мы общаемся с компаниями, которые поставляют все необходимое для урожая будущего года, и видим, как ни странно, у них дефицит продуктов. Компании, крепко стоящие на ногах, покупают самую передовую технологию, лучшую семенную генетику… Я жду большого урожая в следующем году. Дай Бог, будет снег… У нас озимые культуры в отличном состоянии, лишь бы не переросли.

И ПРИДЕТ ИНВЕСТОР

– Я вспоминаю пословицу, которая, мне кажется, имеет английские корни. Есть три способа разориться: самый быстрый – скачки, самый приятный – женщины и самый надежный – сельское хозяйство… Как Вы полагаете, она утратила свой смысл в современном мире? Смотрите, у нас насквозь коррумпированная страна, отсутствует судебная власть, низкая культура земледелия, риски растут… Правда, где нет рисков, нет и прибыли, это тоже закон природы…
– Я уже упомянул о своей команде. Нужно рассчитывать на себя. Нужно рассчитывать на своих. Это философия SigmaBleyzer и моя лично, и она переходит в «Хармелию». Даже если люди ошибаются, мы их учим, либо они уходят. Не буду говорить о государстве, потому что есть то, что есть. Мы не можем это контролировать либо влиять на это. Что будет государство решать в следующем году по земле, по другим вопросам? Мы можем это предвидеть, но не знаем наверняка. Техника, GPS и прочее – хорошо, но все равно все зависит от людей. И мы стараемся делать все, чтобы у людей был стимул, вдохновение и всегда – стремление к большему, лучшему.
Технология, в конце концов, немаловажная вещь, она раскрывает возможности Украины в достижении новых рубежей. Почему инвесторы приходят в Украину и начинают изучать? Потому что это компактный гигант в сельском хозяйстве. Среди всех стран нет такого динамо, генератора, как Украина. Бразилия – страна, в которой было много инвестиций, была поддержка государства, поэтому страна стала мировым аграрным лидером. У Аргентины и Бразилии нам нужно больше учиться, чем у Америки, это новые страны. Мир без Украины не обойдется! Есть лимитирующие факторы и в Америке, и в Аргентине, и в Бразилии, они не смогут обеспечить мир продовольствием. Поэтому инвесторы практически обречены идти в Украину. Меня пока это не беспокоит, мне нужно еще год-два для того, чтобы обеспечить нашу стратегию. Но инвесторы уже идут. Вы знаете проблемы арабских стран – все они идут к нам.

У западных специалистов есть могучее оружие, помогающее им прокладывать дорогу в украинских полях, – современный менеджмент. Он тем более эффективен, поскольку подавляющее большинство украинских компаний пока обходятся без этого инструмента, не готовы его применять, да и не способны. Эта дисциплина – аграрный менеджмент еще не является главной в наших вузах и компаниях. Но время хозяйствования без этого инструмента стремительно заканчивается.
Как новую технологию, как новую культуру земледелия и животноводства, нам предстоит освоить и эту науку. И мы освоим! В конце концов, менеджеры Аргентины и Бразилии освоили же. Так неужели мы хуже?!
Джон Шморгун,
агрохолдинг «Хармелия»
Беседовал Юрий Гончаренко

(Опубликовано в № 12.2010г.)