Мировая финансовая система, привязанная к неконтролируемо эмитируемой «зеленой массе», основательно подгнила и рискует рухнуть в любой момент. После публикации ноябрьского отчета Минсельхоза США биржевые котировки зернового и масличного комплекса взлетели вверх, но затем устремились вниз и целую неделю держали игроков в напряжении. В это время на российском рынке цены зерновых и масличных культур продолжили рост, никак не отреагировав на внешние раздражители. В чем причины ценовых качелей на мировом рынке и почему российский рынок движется против течения, нам пояснил координатор проекта «Диалог», директор агентства «Стратег» В. Решетняк.
– Владимир, поясните, пожалуйста, почему российский рынок не отреагировал на недавний спад биржевых котировок и чем был вызван «медвежий ажиотаж» среди биржевых игроков?
– Потому что биржевой рынок на 98% виртуальный, а наш – на 98% реальный. Чтобы было понятно, о чем речь, приведу пример. Недавно на одном специализированном сайте некий скоропалительный эксперт заявил, что в Чикаго за день продают пшеницы больше, чем Россия производит за год. Я подсчитал, что Чикагская биржа в год продает порядка двадцати мировых урожаев пшеницы, и задал собеседнику резонный вопрос: откуда биржевые спекулянты такой объем пшеницы наковыряли и кому несуществующий товар продали?!
Доводы собеседника о том, что в биржевой торговле существуют так называемые поставочные и беспоставочные контракты и что до поставки доводится не более 2% заключенных на биржах сделок, только укрепили мое мнение, что «биржевые казино» – один из способов относительно честного отъема денег у тех, кому их больше некуда девать. Казино процветают за счет правил игры, согласно которым всегда выигрывает только владелец казино. В моем понимании, падение биржевых котировок произош­ло потому, что большинство игроков поставили на повышение, их на этом подловили и развели, как «кроликов на капусте». Следует отметить, что владельцам биржи не обязательно объяснять, почему произошел всплеск или падение котировок. На это имеется целая орда биржевых комментаторов, которые объяснят, что угодно и чем угодно. Например, я видел два весьма оригинальных обоснования недавнего ценового отката на мировых биржах. Один эксперт из «левой ноздри» выковырнул версию о «нервной реакции инвесторов на новости о возможном повышении процентных ставок Центральным Банком Китая». Видимо, у китайцев, которые «живут, чтобы есть», вследствие этого повышения рискует испор­титься аппетит. Другой эксперт из «правой ноздри» извлек версию укрепления доллара США. Хотя на саммите G-20 в Сеуле участники журили американцев за девальвацию доллара посредством включения ФРС США печатного станка в плане вдуть в свою экономику дозу $600 млрд условных денежных единиц. Если же второй комментатор имел в виду «сладкую парочку» $ & , где за неделю доллар окреп по отношению к евро на 0,04 пункта, так это весьма бледный повод для отката пшеничных фьючерсов до июльских уровней. Реальные же причины просадки цен зерна на мировом рынке намного проще, нежели все заковыристые версии биржевых комментаторов. В ноябре стартует уборка зерновых культур в Южном полушарии, и ценовой откат имеет сезонный характер.
Российский зерновой рынок изолирован от внешнего влияния экспортным эмбарго, а пока он собственные зерновые ресурсы переваривает, ценовые качели мирового рынка для него, как призрачные фантомы потустороннего мира, – зрительно уловимы, физически неощутимы.

– Скажите, а насколько устойчива автономность развития российского аграрного рынка и какие ценовые диспозиции сейчас сформировались в зерновом и масличном комплексе?
– На днях мы подготовили для деловых партнеров агентства «Стратег» комплексные обзоры зернового и масличного комплекса, в которых есть диаграммы, весьма показательные в плане ценовых диспозиций мирового и внутреннего рынка. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, поэтому предлагаю оценить диспозиции визуально (см. диаграммы 1-3).

 

– Можете прокомментировать представленные диаграммы, специфику ценообразования и ценовые соотношения мирового и внутреннего рынка в зерновом и масличном комплексе?
– Красной стрелкой на первой диаграмме отмечена ценовая разница между американской пшеницей SRW №2 и российской пшеницей 4 класса по итогам октября, она составила $85 на тонне. Так что по этой позиции запас прочности у нашего рынка не меньше $100, и потенциал роста до $250 мне не кажется запредельным. Кукуруза практически сравнялась с мировой ценой, поэтому мы считаем, что она может подрасти до $300. Что касается масличного рынка, то здесь иная картина, обусловленная дефицитом масличного сырья на внутреннем рынке. Подсолнечник в октябре подтянулся к мировому уровню, а подсолнечное масло превысило мировую планку на $134. На данный момент это уровень разум­ного предела. Стремление аграриев минимизировать убытки от засухи за счет высоких цен понятны и обоснованы. Полагаю, переработчики их не обманули и предложили за подсолнечник достойную закупочную цену, которая уже перешагнула отметку 20000 рублей за тонну. По соотношению цен подсолнечника и подсолнечного масла видно, что переработчики работают на пределе возможностей. Но это проблема не сугубо их личная, следует иметь в виду, что превышение мировых цен застопорило экспорт масла. Кроме того, в масличном комплексе есть такое понятие, как замещение растительных масел. Это когда более дешевое масло может заменить более дорогое. Характерный прецедент у нас произошел в сезон 2007/2008 года. Тогда цена подсолнечника и подсолнечного масла к апрелю вышла на запредельный уровень, экспорт масла снизился более чем в два раза, а импорт на 50% припух и вследствие этого цены подсолнечника в последней четверти сезона обвалились. Поэтому я полагаю, что «землякам»-аграриям и «маслятам»-переработчикам целесообразно достичь по ценам разумных компромиссов и избежать повторения обманутых ожиданий.

– Какие ценовые ожидания формируются на мировом рынке, чем они обусловлены и какова в нынешнем сезоне расстановка сил среди основных мировых игроков на зерновом рынке?
– Давайте не будем брать в расчет биржевые спекуляции, где ожидания игроков настроены на два цветовых сигнала «зеленый – покупать, красный – продаваться», и оценим расстановку сил среди основных стран-игроков по балансам, где доминируют устойчивые закономерности «выше баланс – ниже цена, ниже баланс – выше цена». А начнем мы с трех зерновых культур.
Согласно ноябрьскому отчету Минсельхоза США балансы по трем зерновым культурам у двух крупнейших мировых поставщиков продовольствия упали до исторических минимумов. Это объективные факторы укрепления цен зерновых культур на стыке текущего и следующего сезона. В предыдущей беседе я говорил, что ценовые рекорды на рынке зерна еще впереди.

Цены зерна в России укрепляются даже при закрытом экспорте. Это означает, что баланс действительно напряженный и не стоит мутить реальность лукавой статистикой. Но даже если импорт зерна неизбежен, это не проблема. Ведь у России под боком два зерновых соседа с достаточным экспортным потенциалом в лице Украины и Казахстана. Осуществить встречные поставки зерна в обмен на энергоносители на уровне межправительственных договоренностей не составит труда.
Что касается расстановки сил на зерновом рынке среди основных мировых игроков, то стоит признать, что Россия в этом сезоне оказалась вне игры вследствие жесткой засухи, а ее долю в мировой торговле зерном перехватили другие игроки. Форвардом зерновой торговли следует признать США, которые по пшенице восстановили «блокирующий пакет» >25%, по кукурузе они остались традиционным лидером с «контрольным пакетом» >50%. А в целом на долю США приходится более 30% мировой торговли зерном. Американцы – известные прагматики, и я думаю, что при доминантном положении в этой сфере они своей выгоды не упустят. Зерновой рынок ЕС характерен тем, что европейцы, являясь нетто-экспортерами зерна, не стесняются его импортировать. Я проанализировал их нетто-экспорт за последние двенадцать лет. Получилось, что европейцы будут торговать пшеницей в объемах прошлого года, а по ячменю экспорт нарастят вчетверо.
В самом начале беседы к слову пришелся саммит G-20 в Сеуле, где между участниками в лице США и Китая буквально искрила напряженность. Не возьмусь судить «кто прав, кто лев» в разборках между единоличным производителем и основным потребителем «гнилой капусты», но позволю себе заметить, что мировая финансовая система, привязанная к неконтролируемо эмитируемой «зеленой массе», основательно подгнила и рискует рухнуть в любой момент.

– На Ваш взгляд, какими факторами обусловлены риски обрушения финансовой системы и может ли мировое сообщество нейтрализовать столь негативное развитие событий?
– Думаю, любая финансовая пирамида рано или поздно рушится, и причиной тому является исчерпание вотума доверия. Вспомните, как валились подобного рода денежные пирамиды, которые возводили российские Остапы Бендеры. В чем разница между приснопамятной МММ с инициатором и гарантом вроде Мавроди и ФРС с обезличенными гарантиями американского правительства?! Разве что в первом случае масштабы микро-, а во втором макроэкономические и, соответственно, временные рамки существования пирамид соотносятся день к году. Если мы ковырнем историю мировой финансовой системы на срезе прошлого века, увидим, что основой для ее строительства послужил страх перед «призраком коммунизма». Советский Союз вышел из Второй мировой войны победителем, а от последующих военных вторжений подстраховался демонстративными испытаниями атомной бомбы в 1949 году через четыре года после атомной бомбардировки американцами Хиросимы и Нагасаки. Между прочим, за американскую помощь во Второй мировой СССР рассчитывался золотом до 1970 года, а после исторического обмена Францией и Германией долларов на золото в 1971 году президент США Ричард Никсон заявил об отказе от золотого обеспечения доллара и, как в известном анекдоте о джентльменской игре, американцам «масть покатила». За десять лет цены черного золота припухли в десять раз, так как себестоимость производства бумажных денег составляет не более 0,05% от их номинала, а тираж ограничен разве что «вотумом доверия». После развала СССР «призрак коммунизма» в мировом сообществе развеялся, избыток долларов устремился на постсоветское пространство и, осваивая экономические активы бывших союзниц по Союзу, на некоторое время притупил и отсрочил глобальный кризис перепроизводства «зеленой массы». Хотя деньги – это всего лишь отражение глобальных проблем, назревших в фундаментальных базисах, на которых основано развитие цивилизации Homo sapiens, – энергетический и продовольственный комплексы.
На данный момент глобальный энергетический и продовольственный баланс напрягаются вследствие того, что, как в мультфильме о Вини Пухе в гостях у Кролика, «либо нора узкая, либо кто-то слишком много ест». И я так полагаю, что «Большая двадцатка» как раз и собиралась в Сеуле разобраться с этой дилеммой. В процессе подготовки и проведения встречи на высшем уровне столько энергетических и продовольственных ресурсов затратили, что африканскому племени на десятилетия хватило бы. А в итоге получился басенный расклад «воз и ныне там». Поскольку два «экономических тяжеловеса» в лице США и Китая не сошлись во мнениях, конструктивного диалога не получилось, и дилемма зависла в воздухе дамокловым мечом. Может ли мировое сообщество избежать развития событий по негативному сценарию – зависит от воли и разума мирового сообщества, а обостряют волю и разум, на мой взгляд, инстинкт самосохранения и реальные ценности, составляющие формулу жизни человека разумного на планете Земля:

СОЛНЦЕ + ВОЗДУХ ++ ВОДА + ЗЕМЛЯ = ЖИЗНЬ

Как видите, денег в этой формуле нет и в помине. Поэтому я скептически отношусь к вариантам решения глобальных проблем посредством финансовых инструментов. Думаю, в ближайшем будущем человечеству предстоит признать необходимость формирования новой парадигмы развития цивилизации, ориентированной на сохранение ра­зумной жизни на планете и исключающей «паразитарно-потреблятское» отношение людей к среде обитания. Очевидно, для этого необходимо переформатировать мировоззрение, ориентировав его на приоритет моральных ценностей, отличающих мир людей от мира животных. Чтобы понять философскую подоплеку таких отличий, попробуйте предельно откровенно ответить самим себе на вопрос: если Честь не в чести, Совесть не в цене, Достоинство не в почете, в каком мире мы живем?! Мы живем в мире, где каждые пять секунд на планете Земля умирает от голода один ребенок и при этом в некоторых странах ожирение признано национальным бедствием. Мы живем в мире иллюзий, что власть, деньги, статус могут прикрыть в душе «черные дыры», которые неизбежно возникают в процессе обмена Чести, Совести, Достоинства на иллюзорные ценности. Поэтому обрушение очередной финансовой пирамиды для человечества в целом, думаю, не критично, а в частности, при девальвации доллара США капитализация активов перейдет в пассивы.

– Можете привести наглядные примеры такой капитализации, и что случится с активами при девальвации доллара США, преобладающего в мировых золотовалютных резервах?
– Полагаю, самым наглядным примером капитализации является попка Дженнифер Лопес, которую, по информации СМИ, ее обладательница застраховала на 300 миллионов долларов. Не знаю, насколько это соответствует истине, но в случае девальвации доллара, застрахованная на басно­словную сумму попка потеряет в цене, равно как и другие части тела, которые звезды разных величин и созвездий страхуют ради привлечения внимания публики к своим прелестям. Обладатели умопомрачительных состояний, красующиеся в глянцевых журналах, подешевеют в номинальном выражении, а российская элита, которая по словам Збигнева Бжезинского, хранит более 500 миллиардов долларов своих обогащений в американских банках, рискует прибедниться. Государственные ценные бумаги, которыми американское правительство перманентно латает дефицит платежного баланса, равно как мировое золото – валютные резервы, в которых доля долларов США составляет свыше 60%, обесценятся. Для стран-кредиторов «зеленая масса», как анекдотичная таблетка от несварения желудка при простуде, когда пациент чихнуть боится из опасения наложить в штаны. И выходит парадокс: чем толще актив, тем глубже пассив.
Извините за откровенность, «финансово-экономическое сутенерство», которое сейчас на уровне финансово-экономической политики подается под кислым соусом стратегии развития, может иметь только один исход – распродажу стратегических активов на биржевой панели…

Владимир Решетняк,
директор ООО «Агентство «Стратег», координатор проекта «Диалог»

(Опубликовано в № 12.2010 г.)