В умелых руках и небольшое хозяйство с видавшей виды техникой может стать образцом для желающих поучиться семенному бизнесу.
У КФХ «Заря», которым руководит Борис Хомуляк, в обработке 130 гектаров. В начале девянос­тых хозяйство занималось товарными овощами – выращивали морковь, столовую свеклу, лук, огурцы…
Семенные овощи появились не сразу, только когда стало ясно, что опыт и знания позволяют выращивать собственные семена ничем не хуже покупных.

 

Ведь в советские времена Борис Федорович, агроном по специальности, возглавлял успешный семеноводческий совхоз. И сейчас уже его личная «Заря» превратилась в стопроцентно семеноводческое хозяйство

Гусеничный трактор – это практично

– Борис Федорович, для семенного овощеводства Вы применяете какую-то особую технику? – спрашиваю у фермера.
– Техника у нас практически вся старого образца, советского, – без тени сожаления отвечает Хомуляк. – Сеялки СО-4,2. Их три, с разными способами посева. Одна, например, для салата, щавеля, лука-батуна, укропа, редиса, где нужны междурядья на 70 см… Сою сеем так называемым ленточным способом: две строчки в ленте на расстоянии 10 см, а между лентами расстояние 30-40 см. Огурцы, кабачки заделываем советской сеялкой СУПО-6. Она пунктирная, точного высева. Для такой небольшой площади тратиться на современное дорогостоящее импортное оборудование нет резона. Иногда, конечно, ругаемся, что техника несовершенная, а потом сами же и совершенствуем.

– И что именно Вы смогли усовершенствовать в таких «динозаврах»?
– Первое, с чего начали, – установили систему регулирования глубины. Наши ребята сами все придумали и сделали. И теперь можем точно регулировать глубину посева для всех овощных культур. Они в семенах очень мелкие, а высеваются всего на 1-3 см вглубь, необходимо очень тонко регулировать глубину. Дооборудовали несколько СУПО-6 и сами смастерили сеялку СУПО-9. У нее в две строки междурядья получаются 30-40 см, а когда одна ленточка – то 45 и 50 см, идет по следу трактора.

– А тракторы какие?
– Тоже советские. Есть два гусеничных Т-70. Они, вроде бы, уже и архаичны, но для нас удобнее именно гусеничные: ими легче сеять и проводить междурядную обработку. Еще есть два МТЗ-80 и один Т-150. Ну и специальные машины. А вот машина для очистки семян у меня немецкая – «Петкус Гигант» К-531. Триерный блок немецкий, пневмостол… На них мы семена доводим до ума. Имеем электросушилку, протирочную машину, ее применяем, когда семена перед просеиванием нужно оттереть от оболочки, например у лука-батуна… Машина – ГАЗ 3307, нам тоже ее вполне хватает. Это самосвал со специальным двойным подъемом.

– Сколько у Вас работников?
– Постоянно работают тракторист и водитель. Бухгалтер есть. При нашей системе учета и отчетности даже на такую небольшую площадь приходится пользоваться услугами бухгалтера… Ну и я, директор… А когда нужно – временных рабочих приглашаю.

– И сколько вам их нужно, например, на 5 гектаров огурцов?
– Не более 5-7 человек одновременно.

Хорошую репродукцию некачественная элита не обеспечит

– Семеноводство овощных культур в Украине практически потеряно, – констатирует Хомуляк. – Наше хозяйство единственное не только в районе, но и в области, которое занимается производством семян овощей. Ну беда с наукой… Селекционерам нашим нужна государственная поддержка. Якобы внедряем в государстве конкурентные основы. А какие же они конкурентные, если тонны неконтролируемых семян идут из-за рубежа? С беспределом трудно конкурировать.
Пронозовская «Заря» контрабандой не занимается – наладила сотрудничество с киевской агрофирмой «Элитсортсемена», заключившей лицензионные соглашения с оригинаторами или авторами сортов (в основном с Институтом овощеводства и бахчеводства в Мерефе Харьковской области). А Хомуляк подписывал сублицензионные соглашения на выращивание семян.

– Получалось, что все семена наши: мы вели всю документацию, нам выдавали сертификаты, мы сеяли, – объясняет Борис Федорович прежнюю систему сотрудничества. – В этом году решили поменять схему: заключили с ними уже хозяйственную сделку, когда вся документация и семена – фирмы «Элитсортсемена», мы только на нашей земле выращиваем. Они за работу рассчитываются и продукцию забирают. Мы заняты только выращиванием, потому что, вроде, умеем…

Благодаря правильным технологиям выращивания культуры в «Заре» действительно получаются высокого качества. Семенной укроп, например, выстоял все лето стройными рядами до конца положенной каденции, несмотря на жару, перемежавшуюся грозовыми бурями. Сою тоже стойкую выращивают не генно-модифицированную.
– Ценят уже нормальную, – делится практичес­ким наблюдением Хомуляк. – У нас сейчас сорта Таврия, Ворскла, Киевская 98, Устя – все украинские…
Схема посева сои здесь интересная: выращивают ее широкорядным способом при низкой норме высева, всего 70 кг/га.
– Никто из тех, кто видел наши соевые поля, не верит, что так мало сеем, – улыбается Хомуляк. – Затраты семян у нас низкие, но мы убедились, что урожай не меньше, чем при классических формулах. Ведь за счет того, что сеем широкорядно, можем качественнее проводить междурядную обработку. Для развития клубеньковых бактерий условия лучше, вольготнее чувствуют себя культурные растения…

«Яд! Затровлено!»

Возле огуречных плантаций «Зари» натыкаемся на устрашающие фанерные таблички: «Яд! Затровлено!»
– Семеноводческие посевы мы обрабатываем ядохимикатами, – объясняет Хомуляк. – Чтобы население не подвергалось искушению, отнес таблички местному художнику, объяснил, что написать. Но тот вывел произвольный текст. Я ему: «Вася, ну зачем же ты такое написал?!» А он: «Борис Федорович, Вы не правы! На местном диалекте всем понятнее, а если писать заумное «оброблено отрутохімікатами» – не поймут. Надо именно так писать!» Думаю, он прав…
А вот куда и на каком диалекте обращаться, чтобы урегулировать правила химической защиты для семенного овощеводства, ни пронозовский художник, ни руководитель «Зари» не в курсе. На вопрос, какую химическую поддержку использует на семенниках, он ответил лишь после некоторых раздумий.
– То, что разрешено. Из гербицидов – Базагран и Фюзилад… Ведь в перечне препаратов, разрешенных для овощей, почти ничего нет. Овощи товарные – продукция, которая быстро созревает, на них нельзя вносить средства защиты, чтобы вредные вещества не попали в пищевые продукты. А семена – их ведь никто кушать не станет. Но согласно закону я почти ничего не имею права применять… Этим вопросом просто никто не задавался. Нужно внести в реестр, например, укроп, который выращивается на семена. Но не я же должен этим заниматься, а какое-то специализированное учреждение, которых у нас так много при министерстве… Я же просто учитываю, например, по редиске, что это культура из крестоцветных. На крестоцветный рапс, скажем, есть целый ряд препаратов, которые можно применять. И я, соответственно, использую те гербициды, те средства защиты, которые можно использовать на рапсе. А еще мы научились работать с предшественником, по которому потом сеем семенники. Например, для мелких овощей хорош горох плюс сидерат. Или полупар, ведь овощи рано собираются. Держим полупар, «вычухиваем» бурьян или сеем сидерат. Потом сидераты (горчицу, гречку или озимую рожь) заделываем в почву вместе с удобрением. И они у нас успешно борются с бурьянами вместо гербицидов.

Почему семена?

– Борис Федорович, почему овощи – на семена?
– Когда мы занимались выращиванием товарных овощей (был период, когда выгодно было ими заниматься), возникало несколько проблем. Это очень трудоемкие культуры. Нужно много рабочих рук, чтобы их собирать, обрабатывать, прополки делать… А работу с семенниками можно больше механизировать. Пожалуй, только для огурцов все немного сложнее: их семена надо вручную собирать… Но у нас есть специальная машина, которая перебивает их…


– Белорусы, вроде, недавно изобрели огурцо­уборочный комбайн: идет платформа, на ней лежат люди и собирают огурцы…

– Да у нас давным-давно такая техника работала, – без тени юмора парирует Хомуляк. – Еще двадцать лет назад. Так что это украинское изобретение… А из огурцов лучше наших Нежинских для засолки и консервации еще никто не создал.

– А у Вас есть любимая культура?
– Я об этом даже не задумывался никогда… Это всегда ситуативно. Вот лук-батун, например, многолетнее растение. Он очень зимостойкий, и на одном месте способен расти много лет… Наш народ еще не оценил его. Посеешь – и он себе растет, уже в апреле можно кушать свежую зелень. Единственное – надо от сорняков его иногда расчищать. Один зарубежный сорт овощного гороха в этом году испытываем: он очень удобный для уборки, стоячий усатый горох не полегает… Вот на редиску в этом году цены нет…

– Перепроизводство редиски в Украине?
– Не то чтобы перепроизводство – нестабильность. В прошлом году, например, очень хорошая была цена на огурцы, семена с руками отрывали. А в этом году все посеяли – и цена упала. И так через год… Из-за таких непредсказуемых перемен на рынке приходится высевать широкий ассортимент. На чем-то проиграешь, на чем-то выиграешь… Мы стараемся, чтобы все выращенные культуры хорошо выглядели. Последние два года подряд мне салат наш особенно нравится. Не потому что он большие прибыли дает, а потому что он просто хороший, красивый. Щавель в этом году тоже удался. Еще соя Ворскла нравится мне. И горчицу мы постоянно сеем на семена, но это для внутреннего использования, на сидерат.

– А сколько Вы сеете горчицы?
– Пять гектаров.

– Ежегодно?
– Когда видим, что хватит на сидерат, не сеем. Немножко гречки есть, тоже на сидерат… Практически не пашем ничего. Только поверхностная и минимальная обработка почвы.

– А по урожайности у Вас какие показатели?
– Это ведь семенники, урожайность не тоннами измеряется. По огурцу 4-5 ц с гектара – очень хорошая урожайность семян. Кабачок даже столько не дает. Редиска разная бывает – от 400 до 800 кг с гектара. У нее сухонькое, маленькое семя… Горох овощной, разумеется, дает около 20 ц/га. Лук-батун – 2-3 ц/га, укроп – 500-600 кг/га.

– А как у Вас с рентабельностью?
– Сверхприбылей, сами понимаете, никаких нет. Прибыль здесь побольше, чем от зерновых культур, но и затраты повыше. В семеноводстве овощей все зависит от того, кто выращивает, а также от исходника-элиты. Есть такое понятие: «сорт прочистки» – чтобы оставить только те семена, которые соответствуют данному сорту. Когда в исходнике, который мы получаем от селекционеров, слишком много примесей, мы просто физичес­ки не сможем его прочистить. Какая элита – такое и племя…

Об овощеводческом хозяйстве Бориса Федоровича Хомуляка коллеги говорят, что у него поля, будто под шнурочек засеяны. Любит он все делать красиво – так, чтобы можно было работой полюбоваться. Его КФХ «Заря» обычно выбирают в качестве показательного для всяческих специализированных семинаров и совещаний профильных чиновников. Впрочем, хозяйств, специализирующихся на выращивании овощных семян, у нас в стране действительно – раз-два и обчелся. Те, что сохранились, пора в заповедные зоны превращать.
Инна Тесленко,
заместитель главного редактора журнала Зерно

(Опубликовано в № 12.2010 г.)