71-1Весьма интересные результаты в разработке биоудобрений показывает ученый-экспериментатор из Донецка Сергей Абрамов, директор СЧНПП “ЭКО-ПРОЕКТ”, автор более 20 запатентованых технологий.
Об этом и наше с ним интервью. (Опубликовано в №2.2010г.)

— Сергей Николаевич, как утверждают в Союзе химиков Украины, Вы предлагаете технологию производства совершенно новых биоудобрений. Причем таких, которые позволяют повышать урожайность и выращивать культуры даже на совершенно бедных или загрязненных нефтью либо радионуклидами почвах. Это действительно так?
— Биотехнологии, которыми я занимаюсь уже в течение многих лет, основываются на использовании трех составляющих – глауконита, природных сапропелей и биогумуса красного калифорнийского червя. Глауконит (от греч. glaukos – голубоватозеленый) – это сложный калийсодержащий минерал из группы гидрослюд. Его сорбционные свойства идут сразу за активированным углем. Но уголь, кроме добычи, нужно перерабатывать, обогащать, словом, требует больше затрат. Способность глауконита поглощать токсичные соединения (в том числе и долгоживущие радиоизотопы) и снабжать почву полезными микроэлементами широко применяется во всем мире для рекультивации истощенных земель, при ликвидации загрязнений грунта и восстановлении почвы в экологически неблагоприятных районах.
В Украине глауконитом почти никто не интересуется, в общегосударственном масштабе мы отстали в этом направлении. Но это тема моя уже много лет. Вначале я получил хорошие результаты по биодеструкции нефти. Потом при поиске новых видов удобрений более детально изучил свойства этого минерала, его составных частей, и когда мы соединили его, сапропелевые гуматы и биогумус красного калифорнийского червя – получился уникальный биоценоз! Мы экспериментально сравнивали в действии биогумус разных производителей, кроме нашего, из Полтавы, Кременчуга, например. И вот биодеструкция наблюдалась только на нашем, причем – просто мгновенная!
Выяснили – здесь работают другие виды бактерий, бактерии биогумуса красного червя, так называемые орхеи. Это первичные микроорганизмы, их еще называют архибактериями, но это не совсем правильно. Они не терпят патогенной флоры и новых видов заболеваний. И сами корректируют биоценоз. Потом выясняли его действие как удобрения. Экспериментировали на ячмене. Брали три вида почв, экстремальных для жизнедеятельности: соленую с Баку, совершенно шлаковую (прибор зашкаливал!) с Донецкого металлургического завода и карьерный песок, ничего питательного нет, совсем ничего. И только с помощью наших жидких подкормок на этих почвах мы вырастили приличный ячмень. Результаты отправил в Питер – там единственный на постсоветском пространстве НИИ по бактериальным связям. Получил хорошее заключение, так мы и запатентовали новое агроэкологическое удобрение. И оно действительно эффективно как на нормальных почвах, так и на бедных или загрязненных.
— Наш читатель – агроном, и ему было бы интересно более подробно узнать о действии будущего комплекса удобрений.
— Вообще речь идет о новой технологии выпуска удобрений, более эффективных, не завязанных на газовом вопросе, менее затратных как для производителя, так и для покупателя – агрария.
Биогумус (вермикомпост) красного калифорнийского червя, содержит в сбалансированном природой виде комплекс питательных веществ и микроэлементов, биологически активные ферменты, грунтовые антибиотики, витамины, гормоны роста и развития растений, большое количество гуминовых веществ. В нем развивается естественный уникальный консорциум микроорганизмов, построенный на принципах биоценоза. И к тому же он не содержит патогенную микрофлору, не терпит различных заболеваний и сам корригирует биоценоз, регулирует рН грунта. Высокое же содержание в биогумусе фульвокислот, аминокислот, гуминовых кислот, гуматов определяет высокую емкость катионного обмена и сорбционные свойства. Свойство биогумуса блокировать поступление в органы растений тяжелых металлов и их соединений, а также радионуклидов очень важно для выращивания растений на загрязненных грунтах. Кроме того, наши препараты ускоряют прорастание семян, рост и развитие растений, повышают стойкость растений к заболеваниям и стрессовым ситуациям в неблагоприятных условиях. Удобрение легко и постепенно усваивается растениями в течение всего цикла своего развития.
Передозировка невозможна. Второй компонент – естественные сапропели, тоже сбалансированные природой биологические системы сложного состава с высоким содержанием активных биологических веществ и микроэлементов. Они, как и биогумус червя, ускоряют прорастание семян, рост и развитие растений, повышают стойкость растений к заболеваниям и стрессовым ситуациям в неблагоприятных условиях. И они тоже блокируют поступление в органы растений тяжелых металлов и их соединений, а также радионуклидов. Добавьте к этому незаменимый глауконит, который работает как основной сорбент для выведения из пищевой цепочки (почва – растения – животные – человек) долгоживущих нуклидов и сложных канцерогенных соединений, да еще и осуществляет пролонгацию действия всего препарата. Вот это биоудобрение V поколения, которое позволяет получать высокие урожаи на бедных, засоленных и загрязненных почвах, повышает устойчивость растения в стрессовых ситуациях: неблагоприятных экологических перенагрузках (заморозки, жара, болезни) и т.д. Препарат помогает растению раскрыть свои генетические свойства, вызывает его бурное развитие, стимулирует рост, оказывает терапевтический эффект при заболеваниях, в конечном итоге урожайность увеличивается в 1,5-2 раза. Опытным путем это было установлено по кукурузе, подсолнечнику, картофелю.
Например, локальное внесение биогумуса в лесостепной зоне Украины на слабо деградированном черноземе позволяет увеличить урожайность картофеля в среднем на 68%, томатов – на 51%, сладкого перца – на 81% , что подтвердили исследования Национального университета «КиевоМогилянская академия». Аналогичные результаты я получаю на протяжении пяти лет при использовании биогумуса красного калифорнийского червя собственного производства (Сельскохозяйственное частное научно-производственное предприятие «ЭКО-ПРОЕКТ», с. Большая Шишовка, Шахтерский р-н, Донецкая обл.) на огородных культурах (томаты, огурцы, редис и др.). Выращенный урожай получается экологически чистым.
72-1 — Значит вполне реально засеять чернобыльские земли рапсом, например…
— Я запатентовал технологию выращивания рапса в чернобыльской зоне на биотопливо. Но, используя наши удобрения, там вполне возможно выращивать любую продукцию; повторяю, она будет экологически чистой.
— Сергей Николаевич, россияне уже предлагают гуминовые удобрения – глауконит, альбит, другие. Нечто подобное предлагают и украинские компании…
— Удобрения с гуминовыми веществами действительно уже предлагаются на рынке. Но из чего производят эти гуматы? Если из бурого угля, так называемого леонардита, то они менее активны, их гектарная норма значительно выше. Бурый уголь содержит большое число гуминовых кислот, но товарный сухой гумат из него имеет высокое содержание нерастворимой балластной фракции. По усвояемости следующими идут гуматы торфа. Усвоение сапропелевых гуматов, которые используем мы, практически стопроцентное. Россиян в некоторых вопросах мы обогнали. По гумисолу, например. У них другая технология, убивающая биологию: они выщелачивают гуматы из биогумуса в воду, то есть применяют агрессивную среду. Основная часть полезных микроорганизмов гибнет. Мы этот процесс делаем аэрационным методом. Имеем запатентованную технологию, украинско-американская фирма «Экопласт» (г. Харьков) создала для нас установку. Биогумус мы погружаем в воду при температуре 37° и при определенных параметрах вымываем гуматы в воду – получаем холодный эстракт. Это совсем другое, чем существующие технологии так называемого «горячего чая» или спиртовые, которые тоже содержат агрессивную среду.
Поэтому гуматы гуматам – рознь!
Запомните, никто и никогда не заменит действие биогумуса красного калифорнийского червя! Например, есть сливочное масло, а есть маргариновые и другие смеси, имитирующие этот продукт и пытающиеся его заменить.
— Азотные удобрения, и в первую очередь карбамид, подвержены непродуктивным потерям азота. Наш автор из Канады Синтия Грант говорит о применении мочевины, покрытой серной оболочкой или полимерами. Ваш вариант пролонгации действия карбамида с помощью полезного глауконита, наверное, более революционен?
— Безусловно. Ближе всего к нашим удобрениям финские препараты с защитной оболочкой, но у них цель только эта – прочность препарата. У нас же, кроме механических характеристик, которые предупреждают разрушение гранул, образование пыли, набухание, агломерацию (слеживание), глауконитовая оболочка, благодаря своим катионообменным свойствам, в несколько раз увеличивает пролонгацию действия. Подобных нашим (улучшенным карбамиду, селитре, суперфосфату в глауконитовой оболочке) – препаратов в мире нет! Кроме того, наше удобрение увеличивает процент усвояемости карбамида, если в мире он не превышает 40, то у нас – до 95%. Соединяясь с кислородом, азот превращается в оксид азота, один из видов так называемого тепличного газа, и улетучивается. Некоторые его части переходят в нитратную форму и вымываются. Холодная дождливая весна, как и засуха, усугубляет ситуацию, растениям азот становится недоступен. К тому же, по причине вымывания и перехода в нерастворимые формы потери по калию и фосфору составляют 70-90%! Плюс ко всему невосполнимое распыление фосфора по земной поверхности. В результате в земле находятся 400-900-кратные запасы неусвояемых соединений Р и К!
Наши разработки помогают неусвояемые формы азота переводить в усвояемые, а ее фосформобилизующие бактерии переводят неподвижный фосфор в подвижный и доступный. Связывая важнейшие элементы питания растений в форме объемных катионов и постепенно отдавая их растению за счет медленно протекающих гетерофазных реакций, наш продукт осуществляет пролонгацию удобрения на весь вегетационный период. Само собой, исключаются выбросы тепличных газов. По расчетам коллег из Союза химиков Украины, в результате замены обычных азотных удобрений на наши, мы могли бы избежать выброса в окружающую среду 1 млн т оксида азота! Это очень важный показатель для государства согласно обязательствам по Киотскому протоколу. Но для аграриев, безусловно, самое важное – пролонгация действия карбамида. Во-первых, вам нужно будет вносить удобрений в 3-5 раз меньше, да и 300 кг нового удобрения, естественно, обойдется намного дешевле, чем тонна обычного.
— Вы предлагаете своим способом и дражирование семян?
— Да, у нас есть технология дражирования семян биогумусом того же красного калифорнийского червя. Мы уже работаем с Киевским семенным заводом по двум направлениям – семенам рапса и сахарной свеклы. Два предприятия делают заказы. Проблема применения нашего способа в том, что это сухой способ. Вообще же на известных заводах, таких как «Инсеко» например, дражирование осуществляется мокрым способом, все их оборудование подогнано под него и их собственные компоненты, да и засекречено.
— А что значит такое действие вашего удобрения, как «сдерживание развития вредных насекомых»?
— Экстракт давал эффект гибели некоторых вредителей. В биогумусе присутствует хитиназа. Раньше, при традиционных технологиях, она вымывалась и этот эффект не был заметен. А теперь она действует как репеллент – отпугивает запахом и, кроме того, разрушает хитин некоторых вредителей.
— Каких вредителей, например?
— Крестоблошку, луковую муху, долгоносика. Но это направление нужно исследовать дальше. Мы также предлагаем нашим препаратом бороться с таким известным вредителем городских парков как каштановая моль. В Европе эта проблема уже назрела, да и в Киеве этот вредитель дал о себе знать. Растение не обрабатывается никаким препаратом, удобрение впитывается каштаном и затем само растение уже действует как репеллент. С Донецким ботсадом мы уже начали сотрудничество в этом направлении.
— Проблемы сырья для вашей продукции, как я понял, не существует?
— Рудников на Украине достаточно. Геологическая разведка показывает наличие около 10 млн т залежей глауконита. Сапропели, черви – не вопрос. Червь вообще размножается в геометрической прогрессии, как реакция в атомном реакторе.
— Тогда вопрос внедрения в производство – дело скорого времени? Или и денег тоже?
— Говорить о скором времени внедрения препарата в нашей стране очень рискованно, это, во-первых. Во-вторых, мы ищем инвестора, стратегического, желательно отечественного. Кстати, одному крупному трейдеру мы дали наводку на наше будущее удобрение – карбамид в глауконитовой оболочке-кольчуге. Он прозондировал интерес к нему и уже готов разместить заказ на 600 тыс. т для Европы. В перспективе продвижения мы не сомневаемся. Параллельно эффективностью наших сорбентов уже заинтересовалась англо-голландская корпорация Shell.

И. Самойленко,
заместитель главного редактора журнала
«ЗЕРНО»