Я съездил в Америку и расстроился. Я намерен вам рассказать об этом путешествии в следующем журнале. Почему расстроился? Я раньше думал, что самая сильная экономика в мире, империя капитала и прочее – это такие понты. Оказалось, все правда. Но хуже всего, что я понял, почему у них так обстоят дела. Это страшное открытие.

Они зарабатывают в десять раз больше, потому что производят в десять раз больше нашего. Они просто работают в десять раз больше, чем мы. Вот вы, читатель, все время на работе. Я тоже. А представьте: они – в десять раз больше. Трудно представить.
Но вернемся в Украину.
Вопрос не в том, кто будет президентом. Вопрос не в том, будут ли давать кредиты. Вопрос даже не в том, будет ли этот год урожайным, будет ли хорошая цена на зерно и тому подобное.
Вопрос в том, счастливы ли вы.
Потому что ваше счастье может выглядеть совершенно иначе, чем представляют себе руководители страны или ваши соседи, или ваши работники. Может, вы счастливы просто от того, что сидите за столом возле макитры с варениками и слышите, как в соседней комнате звонко смеется ваш ребенок. Или счастливы в тот момент, когда сидите с удочкой на бережке и смотрите, как солнышко потягивается за холмом и готовится всходить, а поплавок так медленно – тинь… тинь… Или счастливы в тот момент, когда заправили землю, когда сеялка последний проход сделала и – уф! – Теперь подождем всходов.
Кто вас понимает, кто верит в то, что вы не из-за денег каждую посевную выходите в поле, что вы просто любите и лелеете эту землю? Ну, я понимаю, еще, может, пару десятков ваших единомышленников. Ну, пару тысяч таких же, как вы. А что понимают остальные?
Украина, конечно, резко разделена. Но только не по линии Днепра. Она разделена по линии народ – урядники. Посмотрите на тех, кто считает, что победил на выборах. Лица широкие, румяные, веселые, плечи расправлены, руки сжимаются в кулаки. Вот она власть, полные жмени власти. Что хочу, то и делаю. А должно ведь как быть? Избрался? – значит, будешь служить народу. Встань смирно, рот закрой и возьми вон лопату в углу. Страна в тяжелом положении. Работы много. Костюм сними, спецовку надень. Не хватает на них матроса Железняка, который с маузером входит в зал собраний и говорит, сами знаете, что. Матросов у нас в стране мало. Не морская мы страна, аграрная. Но и у многих моих знакомых аграриев есть маузер, и не один.
В новостях уже не раз прозвучало: агросектор в тяжелейший кризисный год вырос на 5%, и это реальный результат сотрудничества аграриев с правительством. Га? Шо? – спрашивает изумленный агросектор.
Это ж в какую мы катавасию попали. Сейчас несколько месяцев займет дележка портфелей, парламентские торги, в течение которых продадутся все, кому были отданы последние крохи народного доверия, и только потом все поймут, что в стране пусто, красть нечего, и нужно создавать новые ценности, чтобы их можно было украсть. А время идет на часы, не на месяцы, как в посевную. Наверное, в паническом страхе перед озверевшими шахтерами и учителями там, наверху, напечатают и раздадут много бумажных денег, из-за чего гривна упадет ниже плинтуса. Наверное, постараются задушить агрария ценовыми ограничениями. Наверное, наделают немного дуростей. Вот Шуфрич в одном ток-шоу заявил: мы пришли, чтобы сделать сахар по три гривны, как было, а не по 14. Ну-ну. А себестоимость посчитал? Так они попытаются сделать хлеб по 16 копеек и «докторскую» по 2,20. Быть может, они считают, что хлеб и колбасу так же можно напечатать, как дензнаки?
Читатель. Я вот что вам скажу. Займемся-ка мы нашим прямым делом, ради которого мы вообще существуем на земле. Давайте думать, как сеяться, как обихаживать поросят и как уберечь от болезней и авитаминоза коров. Давайте следить за достижениями науки и глубже изучать аграрное дело. А то мы размышляем о нестабильности в сельском хозяйстве, – то цены скачут, то погода все испортит. Да нет в мире занятия более стабильного и более гуманного! Посевная как по часам, подкормка, защита, уборка. Потом – продать зерно. Землю обиходить. И снова посевная. И так всегда. И мир не рухнет, и наши дети будут смеяться все звонче. Вряд ли нас поймут там, в другой части Украины, в кабинетах.
Да в этом ли наше счастье, в том, чтобы они нас поняли?
Нет, не в этом наше счастье.
Давайте сеять.
И – счастья вам, читатель!

Ваш главный редактор