sosnets1С Виктором Андреевичем Сонецом, кандидатом наук, вице-президентом Национальной Ассоциации производителей и переработчиков сои, мы беседовали без протокола, галстуков и церемоний. Разговор получился, мне кажется, интересным для широкого круга читателей.

— Институт сои, который мы создали, тесно связан с компанией «Арника», — пояснил Виктор Сонец. — По сути, это конечное звено восьми агрохозяйств. Я был одним из инициаторов создания Украинской ассоциации производителей и переработчиков сои, с этим и связана моя работа, я вице-президент Ассоциации.
— Вы много занимаетесь сортами сои… Какая соя, по Вашему мнению, должна быть в Украине? Это ведь не слишком традиционная для украинского растениеводства культура… Центры ее производства — Латинская Америка, США…
– Мы изучаем этот вопрос, проводим мониторинг. У нас сегодня в Украине 93 сорта внесены в реестр. Большинство из них — украинские сорта, и всех селекционеров я знаю лично, Бабича, например…

Украине нужны раннеспелые сорта с высоким потенциалом урожайности. А у нас, если ранний сорт — то у него низкая урожайность, если поздний — урожайность выше. Сегодня Диона Херсонского института, Аннушка Монича, Кировоград, Легенда Михайлова, Чабаны, — это три перспективных ультрараннеспелых сорта. Хотя некоторые из них слишком рано отданы на регистрацию… Есть такое понятие — «ВОС-тест», это проверка на выровненность, однородность и стабильность. Так вот, этих трех показателей у одного из сортов нет, сорт сырой. Диону нам не дали по некоторым причинам… Легенду начали культивировать, но этот сорт трескается. Мы перепробовали очень много сортов, с сербами работаем, с Новым Садом. Сорт назвали Полтава. В 2006-2007 годах была государственная поддержка, давали компенсацию за выращенные семена элиты. Люди получали 200 гривен на гектар, государственных денег, а 200 гривен — это защита или удобрения. Сербские сорта очень хороши, я лично сидел в Каховке, на поливе, и получали 5,5 тонны. Рядом был фрегат другой известной компании, так у них две с половиной тонны! Такие результаты показывали у нас сорта Полтава, Инна, Ирина и Таврия, поздние сербские сорта. И они для нашей южной зоны — просто супер! Со временем тавричане начали покупать у нас эти сорта. Но Херсонская область — это Херсонская область…

— И полив — это полив…

— Да. В Украине нет хороших ранних сортов. «Семенс Прогрейн» раньше был известен сильными сортами — Корадо, ОАЦ-Вижион, Супра. Но завезла их одна компания по мешку, и восемь лет продает первую репродукцию. Наши руководители поехали в Канаду, договорились, в этом году у нас зарегистрированы Лыбидь, Десна и Черемош. Я взял названия более северных рек, с прицелом, что эти сорта можно выращивать на Сумщине, Киевщине, в Житомирской области. Это канадские сорта, в их создании мы также принимали участие. Вели селекцию самым простым, добрым, дешевым, старым путем — методом природного отбора. У нас огромное количество сортоучастков. Я хожу там все лето и отмечаю самые лучшие растения — по высоте, по массе, по габитусу. Отобрал лучшие, посеял, затем выбрал среди них устойчивые к заболеваниям, вредителям, посеял.

— И сколько же лет уходит на это?

— В Украине создание сорта занимает около десяти лет! А канадцы — хитрые люди, они эти сортообразцы отдают в Аргентину и там получают два урожая. Поэтому против наших десяти лет у них создание сорта занимает пять лет!

— Но ведь они тогда, получается, районированы для Аргентины…

— Да, но если они районированы для Чили, то для Украины они абсолютны! Конечно, изводит бюрократия процесса регистрации сорта в Украине, она совершенно не способствует динамике развития семеноводства.

— Есть ли технология, на Ваш вкус, наиболее предпочтительная для производства сои?

— Я планирую писать докторскую диссертацию на эту тему… Мы экспериментируем с классической технологией, вспашкой, пробуем с культивацией, чизелеванием, делаем вспашку без гербицидов и проводим опыты по нулевой технологии. Пятый год по нулевой технологии упражняемся: экономика очень хорошая, затраты очень низкие, урожайность тоже невысока. Полторы тонны получаем, но при минимуме затрат это получается очень выгодно.

Гербицидонагрузка, понятно, угнетает любое растение. Поэтому в одном хозяйстве мы перешли тремя тысячами гектаров на безгербицидную технологию. Делаем вспашку, весной скрываем влагу, боронами бегаем. Это обычные бороны, КСК-100, только там наварены ножи. Проводим две-три операции по борьбе с сорняками. Верхний слой пересыхает, а ниже — влага. Потом сеем сою и таскаем пружинные бороны. Нужно также понимать, что соя неадекватно реагирует на внесение минеральных удобрений. Мы проводили такие эксперименты: на одной половине поля дали удобрения, на другой нет. И на обеих половинах — две тонны урожая… Хозяин спрашивает: зачем же мы вносим удобрения, тратимся?! Конечно, будет последействие, но бывает так, что весной даем нитроаммофоску, а лучшего для растения и не придумаешь, — и никакого результата, никакой реакции! Почему так происходит? Потому что засуха, стресс. Удобрения лежат — она брать не хочет! Эта соя такая… Как барышня капризная.

Или, например, дожди: у нас с первого мая выпало 121 мм осадков, из них 62 мм — за четыре дня. Лужи стоят на полях. Грунты у нас — черноземы, рыхлить нужно. Анаэробные бактерии не работают. Внесенное удобрение не действует… Мы обрабатываем клубеньковыми бактериями, но в междурядье работать очень сложно. Поэтому идем по пути внекорневой подкормки. Есть очень много разных препаратов. Они легки в техническом отношении, по внесению, доступны по экономике. Работаем с гуматами, интермагами. Чувствуется прибавка урожая в два-три центнера! Это комплексы микро- и макроэлементов. Там есть азот, фосфор, калий, сера, марганец, магний, кальций. Соя стоит такая темно-зеленая, мощная… Этих комплексов очень много, и они реально работают. Сейчас питание сои — важнейший раздел технологии, а в любых учебниках — откройте — сразу рекомендуют: 60-60-60. А потом внекорневая подкормка. Но постойте, мы же там уже столько дали! Есть балансовый метод планирования урожая. Вот мы считаем вынос питательных веществ, сколько тонна выносит на одну тонну. И определяем, сколько нужно, чтобы получить три тонны, под основную обработку.
sosnets2
Получается, например, триста килограммов удобрений. А соя не взяла удобрений! Потому что есть множество факторов, влияющих на процесс питания сои! Главное — получить всходы, а с этим материалом уже можно работать. Знаете, как для хирурга: есть что резать. Когда появляются всходы, тогда мы начинаем упражняться с препаратами. Попадает на листок, процесс фотосинтеза идет, и соя забирает вещество.

— И в защите есть тонкости?

— Да, и они зависят от условий конкретного года. Я очень люблю Гезогар, Прометрин и Дуал голд. Я посеял. Поле черное. Вношу этот препарат, Гезогар, смачивающий порошок. Он работает при любой погоде. Дуал голд боится сухой погоды. И потом уже по вегетации делаю 480 г на литр Базагран, Бентазол. Вношу и, как у нас говорят, курю бамбук. Это одна схема защиты. У компании «Август» препарат Фабиан — супер, классный, но его нужно своевременно внести. Если в рекомендациях сказано, что фаза сои не играет роли, а фаза лебеды — четыре листочка, то практика показывает, что препарат берет лебеду на первых двух листочках, а дальше хитиновый покров растения препарат не возьмет. После сои и использования Фабиана опять сеем сою, действие препарата так сильно, что он и на следующий год работает. И еще потом работает, когда сеем после сои пшеницу. Это наша фишка, мы получаем большую экономию.

— Какой предшественник идеален для сои?

— Суперпредшественники – это все-таки зерновой клин, пшеница или ячмень.

— По вашим ощущениям, на основе ваших многочисленных экспериментов, можете ли предположить, какая будет базовая промышленная урожайность сои в Украине? Когда уже все освоят искусство реагировать на условия конкретного года, когда освоят питание, защиту?

— Три тонны. Вся информация, которой мы располагаем по районам, по областям, свидетельствует об этом. Вот взять суперсорт, канадский. В Канаде в этом году получили 3,5 тонны при потенциале 4 тонны, а мы взяли 2,5 тонны. Рядом сорт Легенда — тонну получили, а этот — две с половиной. Другое дело — сербские сорта на поливе. Люди видели, как мы получали пять с половиной тонн! «Канадцев» на поливе сеять нельзя, потому что они на поливе трескаются. Дождь, солнышко в Херсоне стручок бобовый крутит, и он лущится. Только сербские сорта! Самое интересное, что мы сделаем в следующем году, — после уборки озимых посеем на одном фрегате еще наш сорт сои. Два урожая с одного поля в один год!

— А какой, по вашему мнению, будет следующий год для сои?

— Думаю, тяжелым. Для сои ключевым фактором является влажность. То ли соя в фазе семядоли, то ли она цветет или наливает бобы — основным лимитирующим фактором является влага! Вот в этом году ситуация была такая: растение ведь должно создать все вегетативные, репродуктивные органы, бобы наливаются, но если масса тысячи семян должна быть 160 граммов, то в этом году — 80. В два раза меньше! Поэтому влага важна, как ничто иное. Раньше, в старину, бывали такие колесные посевы, попробуем их применить в следующем году. Что это такое? Вот сеялка идет, Kinze 12-метровая, сеет культуру, а крайняя банка бросает кукурузу. Мы таким образом попытаемся создать микроклимат на поле.