bahmatukОлег Бахматюк – едва ли не самое громкое имя в современном агрокомплексе. Официально его называют председателем совета директоров агрохолдинга «Авангард» (ок. 16 млн кур). Но внимание делового мира к персоне Бахматюка объясняется прежде всего тем, что он вместе с принадлежащими ему компаниями в короткий промежуток времени приобрел несколько известных и очень крупных агрохолдингов. В итоге возделываемые площади выросли до 400 тыс. га. Это абсолютный рекорд в Украине.(Опубликовано в №4.2011г.)

Надежд на обстоятельный разговор с бизнесменом такого масштаба было немного, но, к моему искреннему изумлению, Бахматюк ответил на телефонный звонок и легко согласился выкроить полчаса между визитами в МинАПК и Нацбанк. Вот на середине пути между этими двумя учреждениями мы и остановились выпить кофе.

Олег Романович одет стильно, но неброско. Молодой, подтянутый, без малейших следов вредных привычек. Ни охраны, ни тяжелых золотых часов, ни других дорогих аксессуаров. Может быть, все это появится позже, а может быть, судя по состоявшемуся разговору, не появится никогда. Вряд ли это заинтересует Бахматюка, он поразительно сконцентрирован на деле, на своей цели. Даже на бытовые темы разговаривать не стал. На вопрос «Остается ли время для семьи?» – ответил без деталей: «Что-то остается».
bahmatuk2
Пашни Украины требуют $80 млрд

– По площадям и объемам Вы сегодня не имеете равных. Не слишком ли большая структура получается, не слишком ли сложная в управлении? Какова цель создания Вашей земельной компании?

– Не маленькая, но вполне управляемая при определенном подборе технологий и людей. А цель очень проста: создать проекцию возможностей территории, на которой мы находимся, Украины, которая сегодня становится центральной на оси Ближний Восток – Северная Африка, где сконцентрирована политическая проблематика, связанная с тем, что люди на этих территориях тратят 95% своих доходов на продовольствие. И политический, и экономический фокус решения этой проблемы смещен в сторону Украины.

– Как Вы оцениваете потенциал Украины в свете роста мировых проблем, таких, как дефицит продовольствия, сомалийские пираты?

– Сомалийские пираты – это не самая страшная проблема. Больше угроз несут проблемы глобального потепления, глобального голода. В решении проблемы глобального голода Украина могла бы занять вполне интересное место. Украина – единственная страна по потенциалу возможностей и географическому положению, способная закрыть 30-40% глобального продовольственного дефицита в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Но для достижения этой цели требуются правила игры и серьезные капиталовложения на гектар, а они колеблются вплоть до $3 тыс. Вот и подсчитайте, что на имеющуюся у нас пахотную площадь в течение 5-7 лет должно зайти около $50-80 млрд. Это обеспечит уровень высоких технологий, способных произвести большой объем продукции, востребованной в мировом сообществе. Вы говорите о большом размере земельной компании, но 400 тыс. га – это всего 1,4% от общего объема пахотных земель в Украине. Но при выходе такой компании на внешние рынки объем будет интересен для крупных игроков, а сама проекция размера станет проекцией возможностей территории, даст толчок прямым инвестициям, паевым фондам, которые были движителями развития в Индии, Бразилии, Китае. С Олегом Бахматюком беседовать нелегко: он очень быстро говорит, почти со скоростью возникновения мысли. А думает он далеко не как все, поэтому уследить за его логикой можно, только набрав такую же скорость. Впрочем, если бы он говорил и думал как все, то и компания у него была бы, как у многих. Но сегодня это компания номер один…

Три стадии идеи

– Цель ясна. Возникновение мегаструктуры должно показать мировому рынку инвестиций модель успешного бизнеса в Украине и, как следствие, изменить облик аграрного сектора и страны в целом. Но есть ли у Вас механизмы для ее реализации? Мировой банк давно пишет за Украиной потенциал в 110-130 млн т зерна, а мы как производили около сорока, так и производим… А Вы предусматриваете серьезный рост?

– Мы будем примером, иллюстрирующим потенциал полутора процентов территории. Логика примера – наилучшая, а логика разговоров никуда не ведет. Когда человек видит пример, он начинает задумываться, что это возможно. Сначала приходит идея. Каковы стадии ее развития? «Это невозможно». «В этом что-то есть». А потом – «Как мы до этого не додумались раньше?!» В данном случае идея состоит в создании примера возможностей территории через микс современных технологий, неплохого, я считаю, менеджмента, стратегии и внешних возможностей. И, Бог даст, это будет позитивно как для самой компании, так и для государства в целом.

– И на какой стадии идеи Вы находитесь сейчас – «В этом что-то есть»?

Олег Романович улыбнулся, по-настоящему, искренне.

Мало иметь ресурс. Интересен только освоенный ресурс

bahmatuk3– Вы в сельском хозяйстве глубоко разбираетесь?

– Я, конечно, не агроном. По образованию – инженер-физик, есть также образование по менеджменту в производственной сфере и финансах. Но у меня уже сформировалось понимание. Ведь мои вопросы – это стратегия, секьюрити, позиционирование. Моя задача – создать команду. Иными словами, я должен обеспечить менеджмент финансового и стратегического направлений. Если Вы помните, все исторические личности, начинавшие войны и выигрывавшие эти войны, не имели военного образования. Ведь иногда приходится принимать совершенно неадекватные решения. Военные изучают тактику, которая была наработана ранее, но она далеко не всегда может быть применена. Бизнес вообще можно сравнить со спортом, но нередко его сравнивают и с воинским искусством. У нас есть первый проект, который, я считаю, мы неплохо воплотили в кризисное время, – «Авангард». Это публичная компания, имеющая возможности роста, шансы выйти на первое-второе место в мире. Это тоже показывает возможности Украины, и нам уже намного легче общаться с любыми финансовыми институциями. Ведь наши политики и представители бизнеса в развитых странах очень много задекларировали, но очень мало сделали. Могло быть сделано намного больше. Все это влияет на доверие к Украине, начиная со статуса самой территории и заканчивая самодостаточностью существующей на этой территории элиты. Но время идет, и мировая конъюнктура благоприятна для Украины. За счет того, что страна располагает интересным ресурсом. Но мы совершаем одну и ту же ошибку. Ресурс интересен тогда, когда он освоен. То, что у тебя есть залежи нефти, не значит ровным счетом ничего. Вот Иран располагает богатейшими в мире месторождениями газа, но самым большим продавцом газа является Россия, где месторождения разработаны. А это тема, емкость которой – сотни миллиардов долларов на протяжении десятков лет. Технологии развиваются, и ситуация будет меняться, но пока есть так, как есть. Точно так же и в сельском хозяйстве. Постройте элеваторы, постройте завод Кейса или Джон Дира, постройте производство достойной техники для сбора урожая, создайте инфраструктуру для дальнейшей интеграции – комбикормовые заводы, мукомольные предприятия. Это способствовало бы решению экономических, социальных, структурных вопросов. В общем, все это просто и, главное, энергично работало бы для наполнения бюджета. Смотрите, что сделали Аргентина и Бразилия, которые серьезно стимулировали направленность в сельском хозяйстве. И сегодня бразильское правительство серьезно поддерживает свои основные компании интервенционными вливаниями для выхода на внешние рынки. На самом деле деньги – это ничто, главное – объем рынка. И Бразилия в течение последних пяти лет превратилась в лидера рынка протеина! Сегодня экспортные пошлины существенно наполняют бюджеты Аргентины и Бразилии. Этот путь есть и у Украины: вырастить 120 млн т, половину превратить в протеин, мясо птицы, свинину, КРС. И страна получит такой кэш флоу, что сможет решать любые проблемы.

Как избежать последствий урбанизации села

– Вы отдаете предпочтение каким-то конкретным технологиям в растениеводстве? – проигнорировал я замечание Бахматюка, что он отнюдь не агроном.

– Если взять, к примеру, компанию «Райз», то там имеются специалисты очень высокого класса. Они способны внедрять высокие технологии, которые и в Европе нечасто встречаются, тем более что мы отдаем предпочтение бразильскому и аргентинскому вариантам, технологиям США, где существует практика обработки больших площадей. На базе этой команды можно использовать тракторы и комбайны высокой мощности, системы спутникового моделирования ситуации, лучшие средства защиты растений. Это хорошая смесь – идеи, желания, понимание и опыт.
«Райз», будучи дистрибьютором, работая с «Сингентой», «Пионером», «Джон Диром», вовлекал большое количество агрономов в процесс постижения передовых технологий. И в какой-то момент он вышел на критический пункт. У них было больше квалифицированного менеджмента, чем обрабатываемой земли. А был необходим рост, который невозможен без людей. В Украине 8 млн га земли вообще не обрабатывается, просто стоит, бери – не хочу… Уровень людей, уровень технологий – вот эти вопросы нужно решать!

Конъюнктура благоприятна, дефицит продовольствия будет. Даже если мы ничего не будем делать, через 10 лет Украиной все равно заинтересуются. Свои мощности наращивают Бразилия, Чили, Парагвай, все страны исходя из своих вопросов и интересов в политическом плане. Но Украина может возглавить этот список, если правильно поставит регулятивную политику, и – очень важно(!) – модерационно-позиционную политику, и – крайне важно(!) – точечное вливание бюджетных средств, не распыление их на сто программ, а вливание в наиболее энергоемкие в экономическом плане направления. В первую очередь, это животноводство, самая трудоемкая отрасль. Ведь в селе работают только 20% людей, остальные живут на средства от аренды земли и на какие-то социальные отчисления. Вся инфраструктура в селе полностью висит на нищенских сельсоветах, которые не имеют возможности все это содержать. Наполнить кровеносную систему чрезвычайно важно! У нас за десятилетие урбанизировано как минимум пять миллионов сельского населения. А что это значит? Рост социальных издержек, безработица, преступность, все последствия, с которыми начинает бороться система и не может их победить, потому что создается замкнутый круг! Что такое сельское хозяйство в Европе? Это не экономический процесс! Это социальный проект занятости населения! Им выгоднее выделять дотации, чем оплачивать урбанизацию сельского населения со всеми вытекающими отсюда последствиями.

30 млрд инвестиций в год – это возможно

– Как помочь сельскому хозяйству? Я считаю, нужен комплексный подход, а средства нужно направлять на самые прозрачные вещи. Это, во-первых, животноводство, а, во-вторых, компенсация кредитных ставок, что дает эффект мультипликации, задействует механизм банковской системы, делает его прозрачным, исключает коррупцию, позволяет внедрять проекты на 8-15 лет. Эти вещи просто нужно сделать, выработать понятные правила игры, создать пару примеров, пару выходов на внешние рынки – и это даст ощутимый толчок процессу, 20-30 млрд можно спокойно привлечь за несколько лет. А уж если поднатужиться, то при правильном позиционировании можно и за год такие деньги собрать. Однако модератором на оси должно быть первое или второе лицо государства.

Специфические проблемы холдингов

– Известны случаи, когда в холдингах возрождаются бюрократические подходы, вязнут решения, начинаются откаты… А у Вас даже не холдинг, а мегахолдинг. Вы, в принципе, информированы о такой проблеме?

– В больших структурах такая проблема возможна. Не скажу, что ее не существует, это было бы неправдой. Однако мы ее понимаем. Тем не менее есть эффект объема, эффект масштаба, который важен для внешнего позиционирования, для финансового оздоровления. Имея такой масштаб, можно претендовать на внешние параметры экспортных рынков, а это совсем другие цены.

Оптимистический прогноз для агрокомплекса

– Как Вы вообще смотрите на стартующий аграрный сезон? Чего ожидаете? Вот, вроде бы, цены на продовольствие будут расти однозначно, а уверенности у людей нет…

– Вопрос настроения – спорный, философский, он связан с отсутствием регулятивного поля, бирж, операторов, которые должны возникать. В какой форме? Не монопольной, конечно, а прозрачной, рыночной. Должна быть цивилизованная биржа товарных продаж в Украине, на которой человек, выращивающий зерно на 2-3 тыс. га, мог бы спокойно продать свой лот более крупным трейдерам, которые будут регулировать внешних трейдеров либо переработку. Для стабильности рынка существует система, которая стабилизирует мировой рынок сельхозпродукции, фьючерсы и форварды.

– Сейчас «Хлебинвест» с какими-то фьючерсами уже выходит…

– Ну посмотрим, что из этого получится. Сама идея неплоха, ведь раньше с форвардами никто не выходил, но посмотрим, как она воплотится в жизнь. Ведь эта идея может сбалансировать рынок. Рынок – это та же игра, кто-то надеется на повышение, кто-то играет на понижение, и во всем цивилизованном мире есть такая пропорция: 40% продается в форвард. Это позволяет стабилизировать цену на мировом рынке. Ты говоришь себе: сегодня цена на кукурузу 1600 или 1700 грн, но я продал 40% урожая, и это покроет 70% моих затрат. Это гарантия стабильности. Все остальное берет на себя рынок, на плюсы или на минусы. Благодаря такой пропорции цены не растут стремительно при дефиците и не падают стремительно при обвале. Форварды и фьючерсы удерживают эту систему. В Украину должен прийти оператор, который бы за это дело взялся. Станет ли им «Хлебинвест»? Если будет государственный интервенционный оператор, это нормальная процедура. Если он будет брать 15% рынка, это серьезно. Государство не должно уходить с этого рынка, потому что для него это социальный вопрос, и зависеть в нем только от иностранных игроков – тоже неправильно. Должна быть гармония. В этом году все аналитики ставят на позитивный рост. Хотя аналитики тоже способны в любой момент менять свое мнение. Но быстрый рост экономики в ряде стран (например в Индии, Китае) изменил культуру питания по калорийности. Там, где раньше человек ел чашку риса и довольствовался этим, сегодня уже нужен круассан, майонез. По прогнозам, в этих странах средний класс может составить до конца 2020 года около 500 млн человек (люди, зарабатывающие $35 тыс. в год), и это приведет к кратному изменению рынков продуктов питания.

– Все же у Вас по украинскому аграрному году прогноз оптимистический?

– Оптимистический. Год будет хорошим, по урожаю, по ценам.

Ниши для крупных, ниши для меньших

– Но что же делать малым фермерам и агрокомпаниям, если в Украине возникают такие масштабные структуры, как Ваша?

– Ну, конечно, есть ниши и для них. Рынок ведь структурирован всего на 5-7%, а остальное – малые землепользователи. Есть ведь пределы для крупных структур: объем производства, объем менеджмента, объем технологий. Крупные холдинги – это, скорее, показательные примеры возможностей. На чем специализируются холдинги? Кто на производстве сахара, кто на производстве растительного масла, яиц, мяса.
Структуризация рынка будет на уровне 20-40% в течение ближайших пяти лет, но это будут хозяйства в 10-2030 тыс. га, все остальные будут мельче. Многое зависит от того, какие хозяйства будет поддерживать государство. Если животноводческие – направление будет эффективным, поскольку самым большим потребителем комбикорма является корова. Их было в Украине 27 млн в 1991 году, а осталось всего 4 млн…

Есть предел для роста, но нет предела для мечты

– У Вас тяжелая работа? Как Вы ее оцениваете?

– Как очень интересную – и по объему, и по перспективам, и по возможностям. Очень интересны возможности общения, создания проектов. Многие вещи узнаю в дороге, читаю только в пути… У меня есть друзья в Германии, Лондоне, Ираке, Дубае, в США, это люди, которые сумели создать в жизни много интересного. Думаю, каждый человек оказывает какое-то влияние и в какой-то степени оказывается учителем. Лучший учитель – это движение. Две вещи лучше всего движут прогресс – страх и голод. Движение превращается в действие, действие в стратегию, стратегия – в победу.

– Думаю, Вами движет никак не страх…

– Да, вероятно, желание.

– Желание, жажда создавать, расширять – своеобразный вариант голода.

– Ведь есть и голод духовный, и голод действенный.

– В сельском хозяйстве возможен очень быстрый рост. Предположим, через год-два Вы получите максимальное подтверждение правильности Вашей стратегии. Что Вы будете делать тогда? Расти дальше?

– Нет, мы будем интегрироваться в событие. Будем работать на внешних рынках, поскольку при подобных условиях варианты там будут значительно интереснее. Здесь существенного увеличения не будет. Интересно сделать проект, который был бы номером один, в любой отрасли. Важно сделать первый шаг. Все грандиозное обречено на успех, если правильно выбрана стратегия. Думаю, стратегия выбрана правильно, а дальше открываются новые возможности внешних рынков, они абсолютно не освоены! Степень интеграции крайне низка. Мне кажется, времени не будет больше, а интереса от событий будет больше, и намного.

Вряд ли есть смысл оценивать проект, который создан на наших глазах в считанные дни или пусть даже месяцы. Но после этой беседы возникло ощущение, что в Украине есть менеджеры мирового уровня, с неограниченной широтой мысли и ясным пониманием логики развития общества и экономики, способные активно воздействовать на эти процессы, менять облик отрасли, страны, а может, и еще шире. Это совершенно новые люди, и Олег Бахматюк – яркий представитель этой генерации преобразователей.

Профессионал высочайшего класса, это очевидно. Такие личности составляют золотой фонд Украины. Не будем авансировать историю и заниматься гаданиями. Но история знает немало примеров, когда ее ход меняет один человек.

Беседовал Юрий Гончаренко

Прощаясь, я попытался заплатить за кофе, но Бахматюк решительно пресек мои попытки.

– Вы ведь все-таки журналист, а я бизнесмен.

– Но я тоже бизнесмен!

– Все-таки я немножко больше…

М-да. Это такая стадия идеи, когда следует сказать «в этом что-то есть».