zerno24В этой статье, вспоминая былое, мы собрали высказывания, советы и рецепты успеха, тех представителей агробизнеса, чьи лица появлялись на обложках журнала “Зерно”. Среди них: Владимир Бойко (главный агроном, ДП «Нафком-Агро»), Николай Луценко (главный агроном, ООО «Агротех-Гарантия»), Иван Суслов (председатель правления агропромышленной корпорации «Сквира»), Игорь Антоник (руководитель фирмы «Рапсодия»), Анатолий Каминский (вице-президент группы компаний «ИНСЕКО»), Иван Соловчук (гендиректор ООО «Згода»), Семен Антонец (учредитель частного сельхозпредприятия «Агроэкология»), Алексей Вадатурский (генеральный директор ООО «Нибулон»).(Опубликовано в №4.2011г.)

№1, апрель, 2006 г.Владимир Бойко (главный агроном ДП «Нафком-Агро»)

– Сегодня потенциал Украины по количеству возможного урожая – не менее 150 млн т зерна в год. А выращиваем мы всего 30… Однако и проблемы будут другими, если мы вырастим такой урожай. Его ведь надо переработать и продать. Должен быть налажен целый комплекс инфраструктуры и менеджмента в агробизнесе.

Николай Луценко (главный агроном ООО «Агротех-Гарантия»)

№2, май, 2006 г.

– Инвестор наш решил, что добросовестно закапывать деньги в землю – плохая идея, и пригласил специалистов, в том числе из-за границы. И с тех пор мы землю не пашем, при этом получаем прекрасные результаты. Засеяли земли кукурузой, подсолнечником, другими культурами. Никто не верил, что вырастет, но когда поля заколосились, поверили. Я вообще был настроен очень скептически, но решил пойти на эксперимент. Не руководствоваться скепсисом, а применить то, чем пользуются за границей, и приобрести опыт. Я с огромным удивлением смотрел на результаты. Впрочем, это и бесценный жизненный урок.

Будучи председателем колхоза, на результаты не жаловался, мы засевали 1740 га земли. Тогда десятипольная система была, сеяли 10 культур, делали севооборот каждый год. Но результаты тогда были далеко не лучшими по сравнению с сегодняшними. Урожаи, которые мы получаем сейчас, нам и не снились в колхозе.

Иван Суслов (председатель правления
агропромышленной корпорации «Сквира»)

– Да, бросить землю невозможно. Рассчитываем по возможностям. В любом случае стараемся хорошо удобрять наши земли, без хорошей подкормки урожая не бывает. При всех потрясениях и трудностях пока наше хозяйство – лучшее в районе. Валовой объем зерна по району в прошлом году на 40% состоял из собранного на наших полях урожая. Это при том, что по площади земли у нас лишь 10%. Логично поинтересоваться, а чем же другие фермеры занимаются, колхозы? А я вам скажу – ничем. Вот просто не засевают, не собирают, не обрабатывают. Зато получают компенсации из бюджета. Такие вот у нас законы. Оказывается, можно не работать и с этого бездействия тоже что-то иметь.
Представляете? Но я так не могу. Мне совестно.

Игорь Антоник (руководитель фирмы «Рапсодия»)

– В октябре прошлого года мы решили попробовать биодизельное топливо произвести для себя. Рапсовое масло у меня есть (у меня стоят харьковские станки – прессы, экструдеры). В каждом сельхозпредприятии, которое производит рапс, есть некондиционная часть продукции, засоренная или испорченная. Можно ли делать масло из такого рапса? Можно! Будет получаться выход не 33%, например, а 18-20% масла, но и это результат.

Далее требовалось провести реакцию. Я еще раз повторю свой тезис – технология производства биодизеля значительно проще, чем технология получения самогона.

Самогон – это очень сложный продукт, однако наше население освоило его изготовление в совершенстве. Как писал Ульянов, «любая кухарка… может управлять государством» и может гнать самогон. Как оказалось, любая кухарка может производить и биотопливо. Поэтому мы взяли емкость с рапсовым маслом, нагрели до температуры 70 °С, температуры кипения метанола. Затем добавили метанол, перемешали, разделили на две фракции и получили «нечто». Это была какая-то жидкость, которую мы профильтровали и залили в трактор. И поехали. Как видите, все состоялось. В этой небольшой нержавеющей емкости мы произвели 1100 л этого «нечто». Попахали…

Анатолий Каминский (вице-президент группы компаний «ИНСЕКО»)

– Больно иногда становится. Я по всей стране езжу, вижу, какие земли в Киевской, Черкасской, Кировоградской, других областях. Просто золото. А средняя урожайность по стране какая? Хуже никогда не было, за все года советской власти. Мы тут на Полесье намного большую урожайность получаем, и у нас тут не кировоградские черноземы, не винницкая земля. Мы каждый кусочек неосушенного болота стараемся обработать. Там можно получать по 100 ц/га пшеницы, до 1 тыс. ц/га свеклы! А почему не получают? Кто-то должен об этом подумать, нельзя бездарно распоряжаться таким потенциалом.

Иван Соловчук (гендиректор ООО «Згода»)

– Мы уже давно убедились, что уровень отечественной селекции гораздо ниже мирового. Поэтому не видим целесообразности быть патриотами в данном вопросе. Намного большими патриотами мы являемся, выращивая значительно лучшие урожаи на сортах и гибридах зарубежной селекции. Это касается тех культур, которые мы выращиваем.

Я хочу сказать, что к семенам подход должен быть очень тщательным. «Яке насіння – таке і колосіння» – недаром такая поговорка существует.
Да, люди не могут себе позволить потратиться на дорогие качественные семена, ни фермер, ни председатель колхоза – вот и результаты у них соответствующие.

Семен Антонец (учредитель частного сельхозпредприятия «Агроэкология»)

– Когда нет вспашки, верхний высокомульчистый слой способствует прорастанию сорняков. Проедьте по нашим полям сейчас – они все зеленые… Сорняки прорастают, и мы их при последующих обработках уничтожаем. Потом многолетние травы, сидераты. На первом плане у нас вика, затем гречиха и частично рожь. Самым эффективным сидератом является эспарцет, бобовая многолетняя кормовая культура и сидерат. Сидератом служила нам и люцерна, у нас же развито животноводство. И вот идет первый покос. Мы стараемся после первого покоса вносить навоз. Потом проходим бороной, а иногда и без этого обходимся. Есть у нас агрегаты, система труб… С их помощью закрываем влагу. Идут разбрасыватели, и через неделю-две люцерна покрывает навоз. Самая большая отдача от органики – внесение навоза под покров многолетних трав. Получается не бедное поле. На третий год использования осуществляем один укос, второй укос придисковывается, иногда и катками прикатываем.
В этот момент не один хозяйственник говорит: «Семен Свиридонович, у меня душа болит». Отвечаю: пусть не болит, это мы даем сюда органику. Так же поступаем с эспарцетом, только он один год используется, а второй год полностью идет в удобрение. Смысл в том, что не только многолетняя трава азотом обогащает почву, но и ее масса обогащает почву. Не только содержащейся в ней органикой. Если любую зеленую культуру перемолоть, она гниет или покрывается плесенью. Плесень – это грибки. Быть может, самое важное в системе – создавать условия в почве для биоты, этих грибков. Грибы для своего развития азот берут из воздуха и оставляют его в почве. Биота, живущая в верхнем слое почвы, должна всегда иметь пищу, ее нужно кормить, а она будет возвращать плодородие почве.

Алексей Вадатурский (генеральный директор ООО «Нибулон»)

– С распадом СССР начал распадаться и аграрный сектор. Мы занялись производством семян. Но в хозяйствах сталкивались с отсутствием то техники, то топлива, уже нечем было платить зарплату людям, колхозы наращивали долги. Смысла внедрять технологии в умирающие хозяйства становилось все меньше. Нужно было браться за весь цикл сельхозработ. Получили первый кредит Всемирного банка в Украине и к 1997 году уже работали успешно. Благодаря кредиту закупили комплекс сельхозмашин для обеспечения полной технологии выращивания сельхозкультур. После этого – аренда земли, распад колхозов, потом КСП, сертификаты, государственные акты – все жизненные этапы мы прошли. Четыре глобальных экономических потрясения мы пережили…

— И теперь вы на коне?

– Теперь мы ждем пятого.

— Какого же?

– Потрясения, связанного с возникновением свободного рынка земли.

— Вы вообще в это верите?

– Ничуть не сомневаюсь. Рано или поздно это будет у нас.