Эксклюзивные интервью на выставке в Ганновере
Меня всегда восхищают женщины в бизнесе. Энергетика и воля, которых требует бизнес, творят с нежными существами чудеса. Сохраняя хрупкость и обаяние, они вырабатывают качества, которым позавидует любой мужчина, – концентрацию, настойчивость, способность принимать молниеносные и зачастую неординарные решения.

Переспорить женщину у кухонной плиты крайне сложно, а в кабинете директора – даже и пытаться не стоит.
Особая категория женщин – занятые в производстве. Причем одно дело, когда под управлением женщины в цехах стрекочут швейные машины или лепятся пельмени, а другое дело, когда роботы кроят высококачественную сталь.

Завод в Швеции: стройка продолжается
Кристина Старк, директор известной компании по производству сельхозмашин Vаderstad, безусловно, очень успешный менеджер. Это легко увидеть по успехам компании, динамике преодоления ею кризисного периода, росту продаж и количеству новинок.
В Ганновере в полную ширину была представлена сеялка Tempo – ударный продукт этого года, прошедший первые испытания, в том числе в Украине, легко доказавший свои убедительные преимущества и инновационный характер.
С Кристиной легко обща ться, но, подозреваю, не настолько легко работать. Она требовательна, внимательна и принципиальна. Вряд ли она способна принять чужую безответственность, халатность или неполную отдачу работе.
Но здесь, в Ганновере, все на празднике. Это презентация достижений, предметов гордости. Это выставка. И утро начинается с улыбок, взаимных комплиментов и изумительных бутербродов со шведской жирной сельдью.
– Когда я два года назад посещал завод в Вадерштаде, там шла стройка, возводились новые цеха, расширялось производство… Что сегодня собой представляет завод? Как выросли его мощности?
– Мы закончили все то, что Вы видели, и сегодня завод по-прежнему напоминает стройку. Теперь мы строим дополнительные производственные мощности, чтобы снова увеличить возможности завода. Мы будем производить еще больше машин, проверенных и хорошо принятых фермерами. Но за время реконструкции мы внедрили в производство ряд новых моделей, и для них тоже требуются производственные площади.
– А персонал увеличивается по мере расширения производства?
– Мы нанимаем очень много квалифицированных работников и много инвестируем в роботизацию, эти два процесса идут параллельно. Во многих производственных процессах роботизация остается приоритетом.
– Следует понимать, что Вашим рабочим на самокатах приходится преодолевать теперь намного большие расстояния…
– Вы правы, им теперь есть где прокатиться.
– И Ваша площадь на карте мира увеличилась? Добавились ли новые страны, где продается и используется техника Вадерштад?
– Конечно. Сейчас мы работаем уже в Южной Африке, открыли дочернее предприятие в Румынии. Много лет присутствовали в Дании, но лишь недавно открыли там дочернюю компанию.
Сеялка, полная инноваций
– А какова главная идея Вашего участия в выставке  Агритехника  в Ганновере?
– Мы посвятили экспозицию встрече с новыми клиентами, хотим показать им новые машины. Мы должны показать, что выходим с новыми продуктами на рынок и что мы компания, которая смотрит вперед. Но в первую очередь это, конечно, личная встреча с нашими клиентами.
– Ближайшие год-два пройдут для Вадерштада  под знаком Tempo? Или Вы не собираетесь так узко позиционироваться в маркетинговой политике?
– У нас очень широка гамма важных продуктов, и вряд ли один продукт станет для нас главным. Tempo будет важным продуктом на многие годы вперед, но у нас есть несколько флагманских продуктов. В ближайшем будущем Tempo будет ударным продуктом для Украины, но мы также рассматриваем технологию, которую несет Tempo, как ключ к открытию южноамериканского и североамериканского рынков, где мы пока не представлены.
– Сеялка Tempo полна инноваций. Но, как известно, конкуренты очень тщательно следят за этим, заимствуют ключевые решения. Не опасаетесь ли Вы появления клонов, копирования узлов?
– Мы весьма щепетильны в этих вопросах и тщательно патентуем все наши изобретения, жестко защищаем свои права в судах. Но это характерная особенность нашего бизнеса: всегда легче скопировать, чем создать что-то новое. И так будет всегда в машиностроении… Мы готовы к подобным ситуациям.
– Тем более что есть и талантливые копировщики, создающие версии, модифицирующие изначальное изобретение… Но, согласитесь, для цивилизованной компании это не глобальная проблема. А вообще, глобальные проблемы, над которыми вы работаете, существуют?
– Мы живем в быстро меняющемся мире, и главная проблема – как сохранить стабильность, уверенно растущий уровень производства в условиях рынков, подверженных скачкам. В этом году мы увеличили наше производство на 45% по сравнению с прошлогодним уровнем. Это была серьезная проблема, но мы ее решили.
Главное – достичь невиданного ранее на рынке качества. Для большинства пропашных сеялок нормативная скорость – 7-8 км/ч, а мы для Tempo нормальной скоростью считаем 15 км/ч
– Однако компания продолжает производить машины под заказ? Когда мы посещали завод, один украинский аграрий был впечатлен широкозахватным культиватором и готов был немедленно купить его, но оказалось, что у него уже есть хозяин, а заказать такую машину можно только на следующий год…
– О, да. Мы до сих пор позиционируем наш производственный концепт как tailor made – индивидуальный пошив. Но серьезный вызов – иметь в производстве персонал должного уровня. Мы тоже испытываем дефицит квалифицированных производственных кадров, даже в Швеции. Это ощущается на всех уровнях. Остро чувствуем нехватку людей, способных наилучшим образом донести до конечного потребителя все то, что создано нами, что мы закладываем в наших машинах. Это как цепь, которая постоянно поддерживается нашими людьми… Всегда существует проблема компетентных специалистов.
– Надеюсь, это не касается украинского подразделения…
– Нет, в этом смысле я могу прямо говорить: я очень горда тем, как работает дочерняя компания в Украине. Они вполне успешны и талантливы.
Индпошив – это только для клиентов
Клиенты, которые уже аккуратно убрали с длинных столов бутерброды с ветчиной и сельдью, наседали, желая общаться с директором ≪Вадерштада≫, и я постарался завершить беседу общечеловеческими деталями.
– Кристина, ведь tailor made – это термин портновский… А Вы сами где одеваетесь, у Вас есть время заниматься своим имиджем, шить одежду на заказ?
Подобный вопрос настоящего бизнесмена, человека дела, ставит в тупик, – до того ли ему? Но руководителя-женщину таким вряд ли смутишь. Тем не менее, вопрос директора совершенно обескуражил. Некоторое время Кристина улыбалась, я понял: она просто припоминала, где покупает одежду, настолько мало это значит в ее деятельности.
– Шью ли я одежду у портных для себя?.. Признаюсь, это меня рассмешило. У меня нет времени на это. Где я покупаю одежду? О, какой сложный вопрос… Ну, есть такой шведский бренд SAND, я его очень люблю.
Профессор Тилен и его роль в посевном прогрессе
Я намеренно не выпытывал у Кристины подробностей устройства и уникальности сеялки Tempo, поскольку в ходе беседы постоянно краем глаза следил за перемещениями по стенду главного конструктора ≪Вадерштада≫ Ларса Тилена (фото 2). Я его не упустил, и на него направил всю энергию по извлечению технической информации.

– Мистер Тилен, Вы обладаете высокой ученой степенью, являетесь профессором, это помогает или мешает создавать машины?
– Я родился на ферме, у меня очень разнообразное образование… Я много работал с машинами в юности, затем получил университетскую степень в области агрономии, затем 15 лет работал в научноисследовательском институте как ≪чистый≫ ученый. Тогда концентрировался на точном земледелии, прорывных GPS-технологиях. Считаю, что это очень важно, иметь такой смешанный опыт, опыт работы с машинами на ферме и исследовательский научный опыт. Мы в Швеции говорим так: с фермерами ты должен говорить по-крестьянски, а с учеными – на латыни. И, поскольку я владею обоими этими языками, это помогает мне создавать новые концепции.
– Как Вы сами определяете концептуальную идею Вашего детища – сеялки Tempo?
– Сначала мы пытаемся понять, какие машины нужны фермерам, затем изучаем среду: куда движется индустрия, что предлагают другие производители сельхозмашин. Видим, какие факторы будут определяющими в предпочтениях клиентов, как эта концепция будет развиваться в смежных бизнесах, в семенных компаниях, компаниях, специализирующихся на средствах защиты растений. Что касается Tempo, то в ее характеристиках отражено замеченное нами явление: изменения климата продвигают производство кукурузы все дальше и дальше на север. И мы понимаем, что возникает большой рынок для такого типа машин. И уж если мы коснулись идеи Tempo, то главной концепцией было достижение качества, невиданного ранее на рынке пропашных сеялок. Второй фактор – скорость посева. Для подавляющего большинства пропашных сеялок нормативная скорость – 7-8 км/ч, а мы для Tempo нормальной скоростью считаем 15 км/ч. И это соответствует основным ценностям всего модельного ряда компании Vаderstad, потому что, если вспомнить о Рапиде, то эта скоростная сеялка тоже перевернула представления о скоростном посеве как универсальная зерновая сеялка.
– В какой ширине Вы будете производить Tempo?
– Сейчас это 6-8-рядная сеялка, но мы заканчиваем разработку машины на навеску 6, 7 и 8 рядов и работаем над широкозахватными ма шинами – 12, 16, 18 и 24 ря да (70 см междурядье, 18 м).
– И при 18-метровой ширине Вы собираетесь сохранить точность и скорость посева?
– Абсолютно. Мы собираемся достигнуть таких же показателей качества и скорости на широкозахватных машинах.
– А какой узел Вы бы назвали самым революционным в Tempo? Высевающий аппарат, или я ошибаюсь?
– Мы создали очень много новых компонентов, позволяющих машине выполнять такую работу, но, безусловно, самое главное – высевающий аппарат. Давайте я Вам покажу все живьем, прямо на самом высевающем аппарате…
Tempo – воочию и собственной персоной

 

Мы прошли к стенду, и Ларс сильным движением отсоединил внешнюю крышку.
– Высевающий аппарат – это, по сути, основной узел, способный сделать сеялку скоростной. Вы увидите это в реальном измерении, поскольку на этом стенде мы создали работающую модель, – И мы полезли в недра сеялки. – Мы используем систему воздушного давления. Воздух выходит или через диск, или через высевную трубку. Когда высевающий аппарат вращается и сюда (Ларс показал куда именно) попадают семена, практически каждое отдельно семя выстреливает, и это делает сеялку абсолютно невосприимчивой к любым вибрациям и перепадам рельефа поля. Этот высевающий аппарат способен выстреливать 30 семян в секунду, или примерно 20 км/ч скорости при посеве
Действующая модель: 18 км/ч – посев нормальный

Мы перешли к модели, копирующей обычный семенной модуль машины.
– Вот уже пошел воздух, можете попробовать, – предложил Тилен, включив ≪отрезанный≫ от сеялки агрегат. Техника равномерно гудела. – Сейчас мы полностью имитируем движение по полю, но движемся очень медленно. Монитор показывает скорость 3 км/ч. Вот мы видим в движениях семян двойнички, все они отсекаются тремя отсекателями. После отсечения они поступают вот к этому колесику, обтянутому резиной, где устраняется разница давлений (фото 5), и уже после этого семя поступает в семенную трубку, откуда выстреливается в семяложе. И здесь у нас расположен семенной сенсор, способный просчитывать каждое семя.
Мы увеличиваем скорость до 8,5 км/ч, а теперь – до 13,5 км/ч (цифры на мониторе напористо росли), а вот сейчас мы движемся уже со скоростью 18 км/ч. Но в каждом модуле постоянно контролируется точность. Монитор был прост, но выдавал важнейшую и, главное, хорошо визуализированную информацию (фото7-8). На нем были показаны все посевные рядки и состояние на каждом из них.

– Мы движемся со скоростью 18 км/ч, – не отрывал взгляда от монитора Ларс, – и по-прежнему имеем стопроцентную точность посева. Вот мы имеем 99,5% качества посева, пропусков – ноль, двойничков – ноль.

Здесь мы видим расстояние между семенами – 177 мм, и норму на гектар – 74400 семян. Чтобы откалибровать эту сеялку, используются электромоторы, благодаря которым контролируется и регулируется все в этом модуле сеялки. Если поле не слишком ровное, можно контролировать каждый отдельный рядок.
Параметры меняются следующим образом: вы вводите заданное количество семян на гектар или расстояние между рядками, и control station сама отвечает вам, сколько нужно семян на гектар. Нажимаете кнопку ≪откалибровать≫ –и все остальное делает автоматика. Все очень просто.
– Меня смущает только то, что очерк в нашем журнале двухлетней давности о компании V derstad назывался “Сделано из оружейной стали”… А у Вас в высевающем аппарате основной калибровочный диск – пластиковый (фото 6).
– Мы более пяти лет изучаем различные пластики, – улыбнулся Тилен. – И для высевающего аппарата подобрали исключительно долговечный материал. Хотя больше времени у нас отнял вопрос не прочности пластика, а снятия статического электричества. Долгие годы в лаборатории мы испытывали этот семенной аппарат, в него постоянно загружались вместе с семенами песок и пыль.
Почему мы используем пластик, не только в Tempo, но и в других сеялках? Потому что все наши сеялки – комбинированные, позволяющие одновременно вносить удобрения. И, как Вы знаете, удобрения весьма агрессивны для металла. Да и семенной материал сейчас обрабатывается химикатами, а это критически влияет на металл, но не на пластик. А коррозионные процессы в высевающем аппарате нам ни к чему. Другие компоненты, не пластиковые, сделаны только из нержавеющей стали.
Все три технологии по плечу
– Для какой технологии предназначена Tempo, в первую очередь?
– Мы создали Tempo для того, чтобы она работала и по минимальной технологии, и по нулевой, и по вспашке. Нагрузка высевающего модуля в 325 кг достаточная, чтобы двигаться по No-till, по стерне. Мы также сделали несколько опций, очень тонких, для более узкой специализации сеялки по No-till, закрывающее колесо несколько другое, более агрессивной формы, и некоторые другие моменты.
Мы эту машину испробовали на всех трех технологиях, на больших площадях, и пришли к выводу, что во всех случаях машина делает свою работу в заданных параметрах с нужными точностью и качеством. С требуемыми аккуратностью и скоростью.
Но мы понимаем, что в Европе No-till измеряется несколькими долями процента в практике, поэтому предполагаем продавать эту машину компаниям, которые применяют Mini-till и вспашку. Иное дело – американский рынок. Там ситуация совершенно обратная, и мы говорим только о No-till, уверены, эта машина там покажет себя наилучшим образом. Поэтому и создали опции – чистики рядков и специальное прикатывающее колесо для No-till.
Достигнутые пики и дальнейшая перспектива
– Я знаю, что Вы недавно выступали с презентацией по общим тенденциям развития сельского хозяйства… Не поделитесь ли основными тезисами? – обратился я к профессору Тилену, когда мы вернулись за стол переговоров.
– Население продолжит свой рост, а значит, увеличится спрос на продовольствие и, соответственно, постоянно будет расти производство продовольствия. В отдельных регионах, например в Западной Европе, достигнуты пик возможности внесения удобрений и пик технологического повышения урожайности. Намного проще увеличить производство в России и Украине, правда, только в том случае, если будет достаточно воды. Но главная возможность повышения урожайности, как ни парадоксально, заключается в политической стабильности в странах, являющихся политически нестабильными. Эти страны голодают. Африканские страны, в частности, испытывают недостаток продовольствия не по причине его отсутствия, а по причине гражданских конфликтов и войны. Говоря об этой тенденции, мы с уверенностью можем прогнозировать, что все цены на продовольствие будут оставаться на очень высоком уровне. В общем, это хорошо для фермеров. Хотя главная прибыль в десятилетии развития сельского хозяйства происходила не в кривой производства продуктов питания, а в кривой роста цен на землю. И если мы говорим в Европе о цене сельскохозяйственной земли хорошего качества в 30 тысяч евро за гектар, это тоже свидетельствует о ценовом пузыре. Если смотреть на другие тренды, то в Северной и Южной Америке это, в первую очередь, генетически модифицированные продукты. Вот ваше мнение каково, вы в России и Украине разрешите применять ГМО?
– 50% вероятности. Общественное мнение – это 100% «нет». Если учитывать настроение политиков и состояние коррупции, то 100% «да». Но на самом деле, если говорить о сое, то она уже в значительной мере у нас генно-модифицированная, несмотря на то, что это не разрешено…
– Так вот, я хочу сказать, что в Европе средство повышения урожайности – это применение ГМО-продуктов, и это обязательно случится в ближайшие 10-15 лет. Еще один мощный тренд, который мы видим в Европе, – консолидация фермеров и увеличение площадей одного хозяйства. Конечно, мы не можем сравниваться с агрохолдингами, имеющими в России и Украине сотни тысяч гектаров… В Западной Европе именно средний размер ферм наиболее экономически эффективен. Не знаю, как в Украине, но в России, например, агрохолдинги способны работать, эффективно используя 50-60% земельного банка. Такому агрохолдингу легко увеличить производство, просто элементарно наведя порядок. Еще одним европейским трендом является наращивание присутствия электроники. Мы хотим, чтобы тракторы двигались автоматически, хотим начинать и останавливать посев во время движения. Хотим контролировать с помощью GPS даже норму высева, передавать данные в управляющие экономические системы. Бухгалтерская информация формируется прямо с поля. В режиме онлайн вы можете получать данные об эффективности вашего аграрного производства, ISOBUS – это очень заметный тренд в Европе. Но электроника имеет одну проблему… Для такого человека, как я, это не проблема, ведь я пользуюсь электроникой ежедневно. Но для механизаторов и фермеров это проблема. Они пользуются сеялкой, например, две недели в году, и к следующему применению, как правило, забывают все, что удалось выучить по электронике. Поэтому очень важно, чтобы электроника стала доступной и понятной.
К простоте и качеству
– Эксплуатация электроники в экстремальных полевых условиях – это создание новых рисков, которые не возникают с механическими узлами. Например, сбои программного обеспечения. Если механизатор может самостоятельно заменить потерявшийся болт в соединении, в компьютере он ничего не может поправить. Это техника для цивилизованного рынка с развитой инфраструктурой.
– И да, и нет. Если мы посмотрим, например, на Tempo, то это машина, которая предлагает сегодня самый лучший посев на рынке машин для пропашных культур, но вы можете использовать ее и с трактором типа Беларус, МТЗ, а сеялка устроена так, что все ее электрооборудование питается от ВОМ трактора, независимо от его типа.
Генератор есть на каждой машине, и машина очень проста в использовании.
Дисплей очень прост и информативен, там восемь рядков, и если один рядок забит, оператор сразу об этом уведомляется. С простой технологией вы всегда понимаете, что растение вырастет.
Легко понимаемая машина, очень здоровая конструкция и дизайн, качественно выполняет работу даже с неквалифицированным оператором, но если оператор квалифицированный, она может предлагать все больше и больше возможностей для совершенствования процессов. Оператор растет вместе с машиной.

– Опять мы вернулись к сеялке и ушли от мировых тенденций…
– Мы все живем в капиталистическом обществе и считаем, что все решает рынок. Но политическиерешения сводят на нет весь рынок. Например, представьте, этанольные субсидии в США отменены одним росчерком пера…
– Или, например, запрещен экспорт зерна из Украины…
– Да, именно. Казахстан или Россия – то же самое… И вот представьте: во всем мире фермеры очень довольны ценами на кукурузу, но, если завтра отменяют субсидии, то рынок наводняют 100 млн тонн кукурузы сразу, это как пятикратное производство Украины… И можете себе представить, что происходит с ценами, а ведь дело всего лишь в подписи под документом! И подобный эффект вы никогда не сможете запланировать!
– А есть ли у этого тезиса какая-то перспектива конструктивного решения?
В этом месте все мы долго смеялись. И решили всетаки вернуться к вопросам посева.
Какой будет идеальная сеялка
Я спросил у Ларса Тилена о его видении идеальной сеялки. Ведь все стремительно меняется: в течение одного-двух десятилетий принципиально изменилась телефонная связь, появились мобильники, огромные перемены в жизни произошли благодаря доступному и совершенному компьютеру… Да взять хотя бы фотоаппарат: на наших глазах начисто умерла фотопленка.
– Думаю, мы радикально уменьшим норму посева. Это означает, что даже для таких культур, как пшеница и ячмень, посев станет значительно более точным. Критически изменятся системы внесения семян. Высевающие аппараты будут совершенно другими. И машины не будут такими большими. Я очень обеспокоен увеличением машин, поскольку это травмирует почву, уплотняет ее. Скорее, мы можем думать о технологии… Думаю, будущее за относительно малыми тракторами, относительно малыми сеялками. Хотя в последние сто лет все развивалось исключительно в сторону увеличения размеров, захватов и веса машин.
– А я думаю, что очень скоро сеялка, наоборот, станет очень большой, чтобы за один проход обработать очень большую площадь. Двигаться она будет со скоростью до 30 км/ч, потому что правильный посев требует не только точности, но и идеального времени, посеять в короткий период идеального совпадения количества влаги, температур и фазы развития сорняков очень большую площадь… И, думаю, будет много усилий направлено на исключение человеческого фактора.
– Роботизация и GPSтехнологии – это моя прежняя работа… Еще 15 лет назад мы имели тракторы, которые ездили по полям без участия человека. Но возникает много вопросов, связанных с безопасностью. Если нам удастся создать большой трактор по стандартам безопасности, тогда у нас есть два пути: либо большие посевные машины, либо сцепки малых машин. Очень большая машина имеет по крайней мере одно преимущество: она проста в логистике. Но я считаю, что с большими машинами мы тратим больше энергии. Получается, что больше энергии мы должны давать не в само перемещение трактора, а в те вентиляторы, которые должны распределять материал по очень большой поверхности. Например, это хорошо видно в последних поколениях комбайнов: большие высокопроизводительные комбайны потребляют совсем немного дизтоплива.
А вот чем больше захват, тем больше энергии тратит машина: не вопрос, как она едет, а вопрос – сколько энергии тратит на обработку этого материала на больших захватах. И, конечно, крайне важен вопрос поддержки машин, насколько их легко будет ремонтировать и обслуживать.
И мы опять вернулись к сеялке Tempo. Потому что весь небольшой мир экспозиции Vаderstad вращался вокруг нее, потому что особенную атмосферу создавали улыбки людей, которые восхищались и гордились ею.
Да, мы еще не знаем, как покажет себя Tempo в большом производстве, на огромных площадях и в экстремальном напряжении посевных, пока имеем только успешные экспериментальные пробы, но то, что сеялка сделана не просто добротно, а талантливо, видно уже по осмотру узлов и качеству действий работающей модели высевающего аппарата. Такой продукт вполне способен выдвинуть фирмупроизводителя в число мировых грандов, не будь это Vаderstad, который и так уже давно прочно занял место в первой колонне.

(Опубликовано в № 12.2011 г.)