Приключения продолжаются. Сюжет земледельческого года совершил новый поворот: Украина, которую заинтересованные лица десятилетиями пытались расколоть на Западную и Восточную, по урожаю раскололась на Северную и Южную. На Юге зерно очень хорошее, и его много, а на Севере куча проблем. И погорело, и погнило, и проросло. В центре – на границе урожайной и неурожайной Украины – невообразимая каша, ничего нельзя предсказать и просчитать. Тем более что до окончательной уборки и во время ее еще пройдет убийственная жара и еще будут несусветные ливни. Что же это за бизнес такой, сельскохозяйственный, особо приключенческий?

С моей точки зрения, то, что сделала с нами погода в этом году, обидно, но полезно. Поскольку на сельхозбизнес все-таки обратили внимание урядники, включили госрегулирование и построили далеко идущие планы, уже вошли в некоторые бизнесы, совсем не вредно будет им узнать, что растениеводство – отрасль высоких рисков и совершенно не гарантированных прибылей в наших условиях. Планировать урожай, конечно, можно, заряжать землю, прикидывать возможные цены, но климатические колебания способны вывести результат на неокупаемость себестоимости. Это полезно узнать тому, кто предполагал получить большие барыши с малыми затратами. И сельхозбизнесом способен заниматься только тот, кто пришел в него навсегда, а не с краткосрочной целью накосить капусты.
Однако сбыт зерна сегодня практически монополизирован, и поэтому цены в Украине плохие. В начале июля Иордания купила пшеницу в России для поставок в сентябре-октябре по $290, Алжир по такой же цене купил ячмень, Южная Корея и другие страны закупают кукурузу по $325-328. То есть в мире цены вполне пристойные. У нас цены – сами знаете какие. Толковые аграрии изо всех сил ищут возможности для хранения, чтобы не продавать зерно сейчас. Когда монополисты выполнят свои собственные контракты, которые тоже заключили с известной степенью риска, цена должна пойти вверх, и, возможно, они пустят на рынок других игроков. Интересно, как дожить до этого времени?
Для этого и нужно диверсифицировать бизнес, включать в планы и животноводство, и овощи. Потому что к таким ситуациям нужно быть готовым. Ведь научились жить без кредитов, значит, научимся и хозяйствовать в системе балансировки овощеводство-растениеводство.
Любопытно, что очень хорош подсолнечник, практически по всей Украине, невзирая на разделение на Юг, Север, Восток, Запад. Неплохи шансы у рапса, кукурузы, сои. Плохо с картошкой, хорошо с капустой. Что ж, читатель, вызовы продолжают поступать, нас все еще испытывает на прочность и мужество судьба.
Забрел я как-то в книжный магазин, открыл книжку южанина Михал Михалыча Жванецкого и прочел фразу, которая стояла на странице в гордом одиночестве: «Если отнять у меня все, разве я стану хуже?» А ведь у многих ничего не останется… Книгу я не купил, жаба задавила сто гривень за небольшой томик выкладывать, а фраза долго не шла из головы. Кто мы есть, люди агробизнеса на украинской земле? Ведь не владельцы же импортного комбайна, который механизаторы превратят в груду металлолома, и вот мы уже и не владельцы. Так же относительны наши связи с хозяйством, урожаем и тому подобное… Вот уберите все это – и разве мы станем другими, менее талантливыми, менее мужественными? Разве мы перестанем быть гражданами этой страны?
Вот еще бы научиться устраивать собственную жизнь в своей стране. Но и это к нам придет, как придут хорошая погода, хорошие цены и правильный сбыт.
В конце концов, жизнь, полная аграрных приключений, не так уж плоха. Недавно я побывал в Португалии и, скажу вам, – нет, мы не бедные люди.
Ничем мы не обделены, разве только гражданской активностью. А вот там – бедная страна, бедная земля, городская беднота стоит в очереди за бесплатным супом. Так что наши приключения и злоключения – пустяки по сравнению с тем, что бывает на свете.
Но кажется мне, читатель, что фраза Жванецкого – для философского осмысления. На деле ни вы, ни я не позволим отнять у вас всё. Если будем едины, как едины в пределах Отечества Восток, Запад, Север и Юг.

Ваш главный редактор

И еще, дорогой читатель. ≪Слово редактора≫ – это очень древний и красивый жанр.
Марк Порций Катон, доблестный воин и государственный деятель, две тысячи двести лет назад так предварил свой трактат ≪Земледелие≫:
«Иногда стоило бы дохода ради заняться торговлей, не будь это так опасно, а то и отдавать деньги в рост, будь только это почетно. А предками нашими так принято и так в законах уложено, чтобы вора присуждать ко взысканию вдвое, а ростовщика ко взысканию вчетверо. По этому можно судить, насколько ростовщика считали они худшим гражданином против вора. И хорошего человека, когда хвалили, то хвалили его так: ≪хороший землевладелец и хороший хозяин≫. Считалось, что кого так похвалили, тот взыскан наивысшей похвалой. Я считаю купца человеком стойким и ревностным к наживе, только жизнь его, как сказано выше, и опасна, и бедственна. А из земледельцев выходят самые верные люди и самые стойкие солдаты. И доход этот самый чистый, самый верный и вовсе не вызывает зависти, и люди, которые на этом деле заняты, злого не умышляют нисколько. А теперь, дабы вернуться к тому, что я обещал, –это вот будет началом».

Фото 1. Приключения продолжаются. Катон Старший, Марк Порций
Стоит обратить внимание и на дошедшие до нас высказывания Катона.
Мудрий був чоловік.
«Покупай не то, что нужно, а то, что необходимо».
«Гнев от безумия отличается лишь непродолжительностью».
«Кто пустым делам придает важность, тот в важных делах окажется пустым человеком».
«Жизнь с женой – дело нелегкое, но жизнь без нее вообще невозможна».
«Нет такого закона, который удовлетворял бы всех».
«Если кто-либо похвалит тебя, проверь сам, верно ли это».
«Из молодых людей лучше те, которые краснеют, а не те, которые бледнеют».
«Какую пользу государству может принести тело, в котором все, от горла до промежности, – одно лишь брюхо?»
«По мне, пусть лучше спрашивают, почему человеку не поставили статую, чем почему ее поставили»

Катон Старший, Марк Порций (234-148 до н. э.), писатель, основоположник римской литературной прозы и видный государственный деятель Древнего Рима, родился в 234 г. до н. э. Относился к крупным землевладельцам и, являясь римским сенатором, отстаивал интересы своего сословия, а также интересы крупных торговцев и аристократов, занимавшихся предпринимательской деятельностью. В 20 лет он был военным трибуном. В 198 г. – претором в Сардинии. В 150 – консулом. Катон был участником 2-й Пунической войны. В 195 г. до н. э., будучи консулом, покорил большую часть Испании; в 191 г., как легат, одержал победу над Антиохом Сирийским при Фермопилах; как цензор (184) ревниво оберегал древнеримскую строгость нравов; был непримиримым врагом карфагенян и заключал каждую свою речь словами; «И все же, я полагаю, Карфаген должен быть разрушен».
В конце жизни был цензором, что по функциям соответствовало статусу современного министра финансов. Катон являлся убежденным сторонником новых территориальных присоединений к Римской республике, прежде всего за счет земель соседнего Карфагена.
Катон был первым римским историком, писавшим на латинском языке. Автор «Начал» (труда, освещавшего историю Рима от основания города до 2-й Пунической войны), множества речей и писем, собрания изречений знаменитых людей и др. сочинений, дошедших лишь в отрывках. Он составил подобие энциклопедии, написанной в форме наставлений сыну Марку (не сохранилась). Полностью сохранился его трактат «О земледелии» (160), содержащий сведения об организации рабовладельческого поместья, о развитии виноделия, садоводства, оливководства в Италии, а также о древних обычаях и суевериях. Умер в 148 г. до н. э.