В холдинге «Мироновский хлебопродукт» на земле хозяйствуют несколько компаний. Пристоличное предприятие «Агрофорт» не самое большое из них, в обработке 15 тыс. га земли, но почти самое компактное и с наиболее удобной географией. Поэтому пилотный проект по внедрению элементов точного земледелия в холдинге решили внедрить именно в «Агрофорте».(Опубликовано в №3.2011г.)


О компании

Предприятие «Агрофорт» было создано в 2006 году как одно из подразделений «Мироновского хлебопродукта» (МХП). Центральный офис компании находится в городе Кагарлыке Киевской области. Земли компании размещены преимущественно на Киевщине – в Кагарлыкском, Рокитнянском, Таращанском и Ставищенском районах, но есть и в других регионах, например Оратовском, что на Виннитчине. В перспективе – дальнейшее земельное расширение. Основное направление компании – растениеводство с развитым мясным животноводством. Однако второе направление здесь бизнесом не считают, хотя и занимаются им профессионально. Из-за непродуманной государственной политики мясное животноводство остается в «Агрофорте» чем-то вроде хобби. Пустить под нож поголовье с хорошей генетикой (5 племрепродукторов, 5 племенных мясных пород (волынский мясной тип, шароле, украинская мясная, герефордская, симментальская и пьемонтезская), всего более 2 тыс. голов) не под силу даже команде такого прагматичного бизнесмена, как Юрий Косюк. Еще есть около 200 голов дойного стада. В зерновом производстве больше всего внимания уделяют кукурузе (45%), пшенице(18%) и подсолнечнику (10-12%). Придерживаясь севооборота, выращивают ячмень, сахарную свеклу, горох, сою, рапс.

Об агротехнике

– Мы не ударяемся в нулевые технологии, поскольку при такой насыщенности кукурузой много пожнивных остатков, которые мы припахиваем, даем аммиачную воду и имеем органику, – рассказывает Владимир Онука, директор ЗАО «Агрофорт». – Вместе с партнерами пробовали «ноль» на своих заплавных почвах, урожаи получали почти наполовину меньшие. Это нас никак не устраивает. Пшеницы у нас обычно под 70 ц, только в 2010-м было 50, мы не в праве получать меньше. И кукурузы нужно около 80-100 ц. Хотя это не означает, что мы однозначно за вспашку, нет. Почвообрабатывающая техника есть вся – можем сеять и по «нулю», и по вспашке. Если сеем зерновые после гороха или сои, то не пашем, минимальная обработка. На половине площадей проводим вспашку, на одной трети – щелевание. Вообще, раз в три года на всех площадях проводим глубокое щелевание, разрушаем подплужную подошву, блюдца. На полях, вдоль которых имеются защитные посадки, как известно, метрах в 20-ти от них ничего не растет. Поэтому здесь мы разрываем корневую систему деревьев долотом специального кабелеукладчика, приобретенного в свое время для этой цели у военных.

 

Земли почти везде одинаковые, климатические условия тоже, все остальное зависит только от менеджмента. Разве что в случаях, когда входим в новые земли. Вот сейчас, например, осваиваем новые для нас поля в с. Скала на Виннитчине после одной известной компании. Взяли более 1 тыс. га, на которых раньше кое-как выращивались только кукуруза да подсолнечник. Поля заросли пыреями, поэтому ждать такого же урожая, как везде у нас, на следующий год не приходится. На приведение почв в нормальное состояние потребуется год. Пускаем щелеватель. И такие случаи, когда земли доводят «до ручки», а потом отказываются от них, не редкость. Если же вы вкладываете в землю все, что надо, выдерживаете технологию – результат будет. Ну, процентов на 30% – влияние погоды, никуда не денешься.

О точном земледелии

– Нынешние агрохолдинги владеют значительными земельными ресурсами, это уже не одно село и не одна контора, – рассказывает далее руководитель агропредприятия. – Ресурсы большие, часто разбросаны территориально, кадры тоже не в одном месте. Всем нужно управлять, оптимизировать затраты, увязать все цепи производства так, чтобы на выходе был максимальный результат. Даже на нашем, вроде небольшом предприятии отделения разные по величине. Иногда для полной выработки трактора мало полей одного отделения, здесь уже логистика, переезды. А холдинг в целом имеет земли по всей Украине, их не то, что не объедешь, даже не облетишь за день. Поэтому качество управления, оптимизация очень важны. И в МХП начали эту работу с «обкатки» проекта на нашем предприятии.

В классическом понимании точного земледелия и собственно кагарлыкском имеются существенные различия. Неполноту внедрения всего того, что подразумевается под точным земледелием, здесь объясняют неопределенностью по рынку земли. Мол, нет резона вкладывать деньги в точный анализ грунтов, если нет гарантии, что эта земля и дальше будет арендоваться или принадлежать компании. Поэтому здесь внедряются только те элементы точного земледелия, которые позволяют осуществлять контроль использования топлива и движения техники.

– Прежде всего мы сделали точную электронную съемку всех полей, – подвел разговор к теме точного земледелия Владимир Онука. – Наняли двух ребят на квадрациклах, дали им профессиональные приборы GPS-мониторинга с большим набором функций. Они зимой объехали по периметру все наши поля, вплотную к границам. Многое уточнилось. Предположим, по документам вы взяли в аренду 153 га, но в реальности где-то посадки уже давно повылазили в поле, где-то дорога изменилась, вмешалась река, прибрежная зона и т.д. И оказалось, что поле не 153 га, а 148. Или наоборот. По общей площади были достаточно серьезные корректировки. А они, как известно, связаны с разными платежами, налогами. Теперь мы имеем реальный баланс своей земли, у нас абсолютно точные размеры и границы каждого поля. И мы можем точно просчитать выработку площадей трактором за смену, за день, это же может пригодиться и для начисления зарплаты. В районе заинтересовались нашим подходом, для них тоже важен реальный баланс.

Кроме того, с помощью этой системы можно контролировать работу каждого работника. Индивидуальные датчики показывают, кто сегодня пофамильно на смене – Иванов или Петров, когда начал работу, когда закончил и как работал. На детальных распечатках все расписано поминутно. Если отправился пахать у соседей, мы это тоже увидим. Все поля занесены в Google, видны все маршруты. Ширина захвата каждого агрегата, параметры работы каждого прицепного оборудования внесены в программу. Скажем, культиватор номер №5 имеет ширину захвата 9 м, пройденный путь умножаем на ширину захвата – и получаем продуктивность. Пример другого плана: поле – 100 га, работает два тракториста, один обработал 60 га, а другой – 40 га. Сколько кому закрыть?

Разделить поровну – несправедливо. Измерять каждому метровкой? А здесь все делается автоматически. Дальше. Электронные маркеры (автопилотирование) позволяют точно выполнять технические операции: придерживаться параллельности вождения, ширины междурядий и т.п. К картограммам полей и точному внесению удобрений пока не идем. Глубокого анализа почв пока не делаем, работаем по среднему показателю. Если визуально заметны более бедные участки, меньшая урожайность, блюдца всевозможные, мы там применяем то, что требуется – известкуем, раскисляем. В этом году для усиления контроля при уборке и перевозке урожая добавим электронные весы с такой же системой, фиксирующей все события с грузом. Идет движение крупных средств – большие соблазны. Зачем они людям?

 

Датчики, так называемые телетреки, устанавливаются на всю технику, включая трактора, работающие на фермах. Даже на Газель, развозящую людей. Не имеет значения – новая техника или старая и какого производителя. Проблемы несоответствия нет. На некоторую технику, скажем, на те же Катерпиллеры, Фендты навигационную аппаратуру покупать не пришлось, они на ней уже были, только подключили их и согласовали с общей системой. Установили датчики с расходомерами на все емкости центральной базы ГСМ, бензозаправщики. Программу внедряет киевская фирма RKS, выигравшая тендер среди нескольких компаний с подобными услугами. На наш взгляд, у них программы больше отработаны и привязаны к сельскому хозяйству. Нельзя сказать, что мы уже получили все, что нам хотелось. Сейчас стоит вопрос о том, можно ли поставить датчики глубины, чтобы контролировать качество обработки почвы. Ведь у нас как может быть – с краю нормально пашет, а дальше – поднял плуг и погнал нагонять ненормированные гектары…

Дай волю – украдут все…

Уже на следующий месяц контроль по расходу топлива дал видимый эффект, – утверждает руководство «Агрофорта». – Мы имели экономию 8 т топлива! Сразу же, в первый месяц интенсивной работы! Мы предупредили людей: в сторону бензобака даже не смотрите! Не верили вначале. Потом несколько человек попались. Один среди поля сливал горючее: никак не ожидал, что туда нагрянут. Вы же знаете, в GPS погрешность 10 см. Показали, с какой по какую минуту он сливал и сколько литров, кривая на мониторе компьютера отразила все как было. Составили акт, выписали соответствующую «премию»… Другой случай касался ночного слива. Диаграмма показала, что в такое-то время, когда техника стояла на приколе, топливо из нее почему–то стало «испаряться». При живой охране… А однажды комбайн в поле наехал на мешок с удобрениями, видно, кто-то хотел стащить, выбросил, а потом не нашел… Что делаем? Открываем историю работ в поле, смотрим, кто в этом месте и на какой технике вносил здесь удобрения… Все быстро проясняется. Так же снимается и вопрос поломок. Например, видим на экране – поломка техники, выясняем по мобильной связи – подтверждается. Далее проверяем режим использования техники – и вопрос ясен, ничего просто так не бывает. У каждого установлены технологические режимы работы. Скажем, если мы сеем сахарную свеклу, скорость сеялки не должна превышать 5 км/ч, если наблюдается 9 км/ч, значит, посев идет некачественно, диспетчер должен регулировать и это. На компьютере установлены метки в 5 км/ч, если скорость 6 км/ч, мигает лампочка и указывает на конкретный трактор и тракториста. Так мы узнаем, кто нарушил технологическую операцию. Звоним: «Сидоров, чтото ты сильно разогнался…». Кроме того, есть режимы работы каждого двигателя: его обороты, уровень и давление масла, все необходимые параметры. И если запорол двигатель, потом рассказывать кому-то басни не придется, все покажет анализ. Далее, хронометраж и нормы. У нас были нормы старые. Скажем, на 1 га вспашки полагается 20 л дизтоплива, так было принято. И всегда все тупо списывали эти 20 л. Потом стали изучать, может быть и 14, и 16 и 22 л – если залез в «блюдце», в промерзлую почву или на заросшую бурьянами, где все скрипит, плуги рвет, но надо делать… Но, как правило, случаев, когда топлива машина берет больше, очень мало. Вопрос – куда оно раньше девалось? То же с сеялками. И так пришлось подкорректировать почти все нормы. Их ведь как раньше устанавливали? Экономисты брали советские книги, там есть все эти формы расчета, по ним и делали. А оно оказалось не то… Задача у нас была одна – выяснить реальные расходы топлива. Посадить на каждом баке учетчика с кийком? Так наши ушлые механизаторы всегда сумеют обмануть. Увидел, что учетчик наблюдает или сел к нему в кабину – поставил вместо шестой передачи вторую, лупит газ на полную, палит топлива сколько может, учетчик уехал – можно переходить на нормальный режим работы. И он всегда вам докажет, что у него расходуется по-прежнему 20, а то и 25 л.

Непросто было все это переломить. Затраты небольшие (в среднем 5-6 тыс. грн на единицу техники), а окупаются стопроцентно. Да, ничего совершенного в мире нет, сбой на каком-то тракторе возможен, но ведь еще и дисциплинарный эффект работает! Все знают одно – контроль действует тотально. И отучаются от соблазнов. Не секрет ведь, натура селянская такая, что кроме зарплаты всегда хочется что-то притащить в свой двор… У нас ведь дай волю – украдут все! Причем крадут-то ведь у себя! Вот и приходится сторожить их имущество от них самих. А в целом экономика изменилась, ментальность потихоньку тоже меняется.

В будущем диспетчер сам, без агронома, будет распоряжаться движением техники, перебрасыванием ее на другие поля, сменой операций, сам будет все контролировать. Агроном составляет технологию, а организационные моменты с него снимаются. По телефону, если будет необходимость, он сможет все уточнить. Особенно хорошо управлять так транспортом. Зная наряд на день для каждой единицы, наблюдая всю работу, диспетчер может перенаправить кого-то, если выяснится, что кто-то не доехал или срочно нужно другой транспорт. Разыскивается по маршруту, как такси – кто ближе и свободен, кого легче перебросить. Прошлый год у нас пошел на монтаж и настройку. В нынешнем нужно максимально вытянуть пользу из этой системы. Ведь наша задача – кроме контроля добиться эффективного управления. И не за горами тот час, когда мы перейдем к настоящей системе точного земледелия.

Диспетчер Олег Полищук, молодой парень, следящий за всей системой, встретил нас у своего большого монитора здесь же, в центральном офисе. Он уверенно, подробно и доходчиво, как хакер «чайнику», продемонстрировал действие системы в режиме on-line.

– Программа «контроль» работает в двух режимах – наблюдения и отчетов, – начал свой рассказ агрофортовский айтишник. – В отчетах я могу смотреть историю работы техники за определенный период – за день, месяц, два или больше. Сейчас мы в режиме наблюдения. Всего у нас 48 единиц техники, она разделена по группам – автомобили, тракторы, комбайны, заправщики, погрузчики. Чтобы увидеть работу техники на данный момент, мы на мониторе выделяем курсором всю технику и нажимаем «пуск системы». И вот она нам показывает движение: синий цвет – это стоянка, зеленый – движение, белый – техника стоит, но двигатель работает. Внизу список: сколько единиц и кто именно работает на технике пофамильно. Сигнал передается в зависимости от загрузки сервера – от 3 до 10 минут. Планируется внедрение системы, которая будет показывать, что нацеплено на трактор, какая идет операция. Кроме того, задача на каждую единицу техники может оперативно изменяться даже в течение дня.

Чтобы убедиться, что демонстрируются не «потемкинские деревни», я на мониторе выбрал два трактора, и мы с руководителем тут же поехали в эти точки.

– Бывало, в первые дни кое у кого пропадал сигнал, – продолжил в пути рассказ Владимир Онука. – Отрывали датчик и рассказывали басни, что «отпало как-то незаметно»… Кое-кому пришлось заплатить стоимость этого всего дела – и как пошептало. Расписались за технику, за эту систему – будь здоров, тебе к ней запрещается прикасаться, забарахлит, приедут, разберутся без тебя. Он может и не знать о какой-то поломке, видит – едут к нему, значит, что-то уже хромает…

А вот и наше поле 04-14, «Челенжер» действительно только шел от той точки, которую мне и показывали на экране, а у другого – МТЗ, стоящего возле фермы, копошился представитель RKS.

Василий Гляненко, инженеррадиотехник RKS, рассказал, что занимается установкой эрфидов и настройкой датчика в баке на МТЗ, который обслуживает ферму. Механизатор, техника которого отныне ставилась на особый контроль, особо не горевал: «Пусть и на спину датчик цепляют, лишь бы хорошо платили. Пока не обижаемся».

Игорь Самойленко

заместитель главного редактора журнала «Зерно»

(Опубликовано в №3.2011г.)