Самый знаменитый фермер в мире. В течение 40 лет Зепп Хольцер, работая на своих 45 гектарах, вопреки всем правилам агрономии создал уникальную биосистему, состоящую из прудов, камней и горных террас, заполненную животными, птицами, насекомыми и рыбами; плодовыми, лекарственными, злаковыми, декоративными растениями и овощами. Хозяин с хозяйкой занимаются только посадкой и сбором урожая. У них нет парка сельхозмашин – всего один трактор. И работает здесь только один наемный работник. Они не зависят от электроэнергии – у них своя электростанция. Не применяют химические удобрения, пестициды, гербициды, полив, мелиорацию и т.п.

 

Мир перестал думать и утратил инстинкт самосохранения. Мы давно живем, как жители Помпеи и Геркуланума. Над нами вулкан попыхивает, а мы все торгуем, меняем бусы на зерно и наоборот. Недавний финансовый кризис – яркое тому подтверждение. Впрочем, не будем погружаться в финансовые материи. У нас своя тема, земная.

 

Высоко в Альпах, где воздух обжигает чистотой, в прозрачном небе, будто паря над бренным миром, расположено фермерское хозяйство Зеппа Хольцера.

Фото 1. Пустыня или рай. Зепп Хольцер

Нужно сказать, что Австрия – страна не бедная, по дорогам пролетают Мазератти и Порше, как символы общества потребления. В термальных источниках греют свои розовые тела развитые капиталисты, и, чтобы вернуться из купальни в отель, не переходя при этом через дорогу, они погружают эти самые тела в одноместную кабинку, которая по монорельсовой нити привозит их из бассейна прямо в кровать, перелетая над серой полосой асфальта. У Хольцера в хозяйстве цивилизация и не ночевала. Его 45 гектаров – это вызов всему сельскому хозяйству современности. Здесь все не так, все наоборот.

Фото 2. Пустыня или рай. Зепп Хольцер

Допустим, это эксперимент. Или чудачество. А, может, реконструкция древней агрокультуры. Или модель агрокультуры будущего.

Фото 3. Пустыня или рай. Зепп Хольцер

Фото 4. Пустыня или рай. Зепп Хольцер

В течение 40 лет Зепп Хольцер, работая на своих 45 гектарах, вопреки всем правилам агрономии создал уникальную биосистему, состоящую из прудов, камней и горных террас, заполненную животными, птицами, насекомыми и рыбами; плодовыми, лекарственными, злаковыми, декоративными растениями и овощами. Хозяин с хозяйкой занимаются только посадкой и сбором урожая. У них нет парка сельхозмашин – всего один трактор. И работает здесь только один наемный работник. Они не зависят от электроэнергии – у них своя электростанция. Не применяют химические удобрения, пестициды, гербициды, полив, мелиорацию и т.п. Не удобряют и не пашут, не борются с болезнями растений и их вредителями. Они разводят грибы и редкие растения, отчасти такие, которые по всем правилам НЕ МОГУТ расти в горах на высоте 1500 м над уровнем моря. Хольцеру удалось продвинуть в этот холодный район растения, которые растут обычно в более теплых условиях, – вишню, черешню, лимон, киви и виноград. За его экологически чистыми овощами, зеленью, фруктами, рыбой, мясом выстраиваются очереди покупателей со всей Австрии. Кроме того, Хольцеры продают саженцы, проводят семинары, сдают на своей территории гостевые домики, создают проекты подобных хозяйств, строят их под заказ, издают книги и видеоматериалы о своем опыте.

 

Необходимые ремарки

Как альтернатива эта модель нас заинтересовала. В свое время журнал «Зерно» немало писал о технологии No-till. Не потому, что считает ее единственно верной, а потому, что увидел в ней необходимость глубокого познания биологии и морфологии растений, взаимосвязи веществ. Это система, требующая постоянных наблюдений и постоянного самообразования. А это полезно при любой системе растениеводства.
В общем, самое важное, что хочу сказать в предисловии, – мы далеки от того, чтобы призывать читателя сдать в металлолом тракторы и сеялки, расторгнуть контракты с поставщиками агрохимии и сплести своему бизнесу лыковые лапти. Мы всего лишь хотим, чтобы, познакомившись с системой Хольцера, вы научились понимать природу. Чтобы, предпринимая то или иное действие в отношении природы, понимали, чем она вам ответит.
Фото 5. Пустыня или рай. Зепп Хольцер
Еще одна ремарка: сколько бы я ни рассказывал о системе Хольцера, все будет укрупненно и обобщенно, потому что детали системы неисчислимы. Это и выведение древних сортов различных культур, от давно забытых сортов сливы до сибирского злака, и разведение дождевых червей, и строительство гидросистем, и технологии распределения солнечного тепла и удержания влаги, и рыбоводство, и выращивание грибов, и особые приемы беспривязного содержания животных, а также птиц на свободном выгуле, и многочисленные технологии мукомольного производства, других типов переработки продукции без применения энергии углеводородного происхождения. Система создавалась десятилетиями и продолжает строиться каждый день. Все это можно детально описать в многочисленных томах, а никак не в журнальной статье.

 

Сегодня производство продовольствия в мире – бессмысленно

Итак, мы взбирались высоко в Альпы. Дорога была асфальтированная, но узкая и крутая, петлями она поднималась по склону горы, пока не привела нас в Краметерхоф, где на отвоеванном у горы уступе стояло несколько деревянных домиков – офисных помещений, в которых Хольцер проводит семинары в летнее время. Зепп Хольцер европеец и земледелец, он проявил радушие и вежливость в высшей степени, хотя мы буквально свалились ему на голову, нарушив все его планы. Пока мы знакомились, из зарослей выглянули любопытные индоутки, оценили нас и отправились по своим делам, решив, что ради нас планов менять не стоит.

Фото 6. Пустыня или рай. Зепп Хольцер

– То, что Вы здесь видите, – сельское хозяйство будущего, – убежденно начал Зепп. – Производство продовольствия, которым мир занимается сегодня, бессмысленно: слишком много тратится энергии, это крайне неэффективно.

А ведь действительно. Представьте, сколько потрачено энергии и сил на разработку и производство гибридов, удобрений, СЗР, техники, топлива, сколько текущих затрат в хозяйствах. И с каждым годом они только возрастают.

– Я внимательно наблюдаю за тем, как развивается мировое сельское хозяйство. Мне случалось бывать в Украине и России. И вот что я вижу: производство продовольствия ведется в постоянной борьбе и противостоянии. Человек противостоит не только природе, истребляя виды растений, животных, насекомых, препятствующих его целям, но и человеку. Люди противостоят друг другу, находясь в жесткой конкуренции. Одна из страшных бед современного растениеводства – монокультурность. Чрезмерная централизация, чрезмерная эксплуатация земель, чрезмерное применение химических препаратов.

Монокультурность – это не сотрудничество людей и природы, а противостояние. Один против другого. Кто-то хочет выращивать только рапс, кто-то – только кукурузу. Сегодня мир нуждается в людях, образ мышления которых созвучен природе. Нужно научиться «читать природу», понимать ее язык и законы.

 

Что такое пермакультура

Итак, давным-давно Хольцер начал создавать фермерское хозяйство по законам природы. Впоследствии его система получила название «пермакультура». Сегодня энциклопедии трактуют его так: «Пермакультура» («Перманентное сельское хозяйство») – это система проектирования и создания жизнеспособных окружающих человека сред. Первые свидетельства о практике пермакультуры как системного подхода принадлежат австрийскому фермеру Зеппу Хольцеру и относятся к 1960 году. Научную разработку этой методики в 70-х годах в серии публикаций представили биогеограф из Тасмании Билл Моллисон и австралийский эколог Дейвид Хольмгрен. Они представили концепцию, которая получила название «перманентная агрокультура», или «пермакультура». По определению самого Билла Моллисона, пермакультура – это «система дизайна, цель которого состоит в организации пространства, занимаемого людьми, на основе экологически целесообразных моделей». При этом его разработки касаются не только выращивания пищи, но и строений, инфраструктуры, всех компонентов окружающего мира. Параллельно к подобному выводу пришел практик естественного земледелия Масанобу Фукуока в Японии».

Растения находятся в естественном симбиозе и не нуждаются в подкормках, поливах, средствах защиты. Птицы и животные также участвуют в экосистеме хозяйства: они живут на природе (в специально подготовленных местах) и самостоятельно питаются. Благодаря этому экономится большое количество сил и средств. А продукция хозяйства – экологически чистая и высочайшего качества.

Принципы пермакультуры фокусируются на разумном проектировании маломасштабных интенсивных систем, которые являются эффективными по вложенному труду и используют биологические ресурсы вместо ископаемого топлива. Основой пермакультуры является дизайн. Дизайн, в свою очередь, это – взаимосвязь компонентов. Поэтому в основе системы – не вода, земля, дерево, кустарники или животные сами по себе, а то, как эти вещи соединены между собой.

Я бы сказал, трактовка эта несколько суженная. Ведь Хольцер действует и экспериментирует, далеко выходя за рамки дизайна или использования взаимосвязей объектов природы. Он философ, идеолог. Его концепция – не другой тип сельхозработ или другая конфигурация угодий. Другая жизнь, другие ценности – вот его концепция. Хольцер дает возможность природе производить то, что для нее естественно производить. Хотя в практическом смысле дизайн Хольцера – талантливое явление. Он широко использует ловушки для тепла, высокие плоские гряды для защиты от ветра, углубления для накопления влаги.

 

Основа всего – вода

Начал Зепп с того, что спроектировал хозяйство в альпийских условиях, близких по климату к сибирским, с учетом того, что главное в хозяйстве – это вода.

Фото 7. Пустыня или рай. Зепп Хольцер
Поэтому хозяйство Хольцера террасировано, что препятствует вымыванию дождями полезных веществ из почвы. Вообще, система Хольцера

предполагает максимальное восстановление природного ландшафта, поэтому организовываются холмы, кратеры, углубления, как это обычно есть (уже почти нет) в живой природе. В таком ландшафте восстановительные силы природы начинают работать в полную силу. Кроме того, в своем хозяйстве Зепп организовал 72 малых водоема (пруда). Это сложнейшая система, многие водоемы взаимосвязаны. В низинных местах устроены углубления для сбора дождевой воды, по трубопроводам она поступает в водоемы. Нехитрые механические приспособления обеспечивают выбросы воды и создают давление в системе. Благодаря этому давлению приводится в действие генератор, который обеспечивает электричеством все хозяйство. Но, конечно, важнее всего то, что в итоге создан многозонный микроклимат (в частности, Хольцер добился того, что в солнечные дни вода прудов отражает лучи и отбрасывает их на склон, где недостаточно солнца), решена проблема влаги (ни овощи, ни зерновые, ни фруктовые деревья в хозяйстве Хольцера не требуют полива). При организации прудов Хольцер руководствовался принципами природы: пруды не должны иметь правильную форму. Они должны быть абсолютно такие же, как природные водоемы, – с уступами, неровностями. Тогда, считает Хольцер, все сделано правильно. Он также полагает, что большую роль в системе играют камни (почва не должна быть очищенной от них): при недостатке тепла камни, нагреваясь, улучшают температурную ситуацию в почве, а в период засухи под камнями сохраняется влага. Камни присутствуют и в прудах. Большие, выступающие из воды, они здесь выполняют ту же функцию: нагреваясь, делают теплее холодную горную воду. Кстати, изначально воду для своих прудов Хольцер просто купил, достаточных источников на территории не было. Сейчас пруды Хольцера – часть производственной базы. В них обитают форель, карпы, щука, 30-килограммовые сомы. Рыба, выращенная в естественных условиях, без комбикорма, конечно, отличается исключительными вкусовыми качествами и пользуется спросом. Комментируя замечание о невозможности создания прудов в условиях, где выпадает 450 мм осадков, а испарение составляет 700 мм (это был вопрос как раз украинского агрария), Хольцер сказал, что это работа специалиста. Иными словами, нужно уметь это делать.

Сооружается абсолютно водонепроницаемая дамба. Для этого в землю опускается глиняное ядро в несколько метров и окружается земляной оболочкой, в результате создается природный накопитель влаги. Углубление для сбора воды может обеспечить глубоководную часть пруда в 10-12 м. Система постепенно стабилизируется в засушливом климате. Кстати, у И. Е. Овсинского также читаем о глине, глинистых почвах: они являются накопителями влаги, выполняют роль губки. Поэтому пруды Хольцера и не пересыхают.

 

Животные на свободе

Организации ландшафта Хольцер отводит едва ли не главную роль при создании хозяйства.

– Когда все устроено правильно, как в природе, у земледельца значительно облегчается работа, – утверждает Зепп.
Максимальное сходство с живой природой – вот его цель.

Фото 8. Пустыня или рай. Зепп Хольцер

– Представьте себя обитателем этого пруда, лягушкой, божьей коровкой, и посмотрите с этой точки зрения: комфортно ли вам в этом ландшафте, – при этих словах Хольцера я вспомнил утверждение выдающегося практика технологии No-till Дирсеу Нери Гассена – «Научитесь думать как растение».

Как животные живут самостоятельно? Утки, например, обитают в специальном домике, который находится посредине озера. Вход в их жилище защищает вода. Вначале птицам нужно проплыть несколько метров, а потом нырнуть в воду, чтобы попасть внутрь. Хищники на это не способны. После того, как стала применяться эта система, не было потеряно ни одной утки. Зимой вода, конечно, замерзает, но естественная циркуляция организована так, что даже в самые сильные морозы перед домиком уток остается незамерзающее пространство. Почва в хозяйстве Краметерхоф не была подвержена воздействию химпрепаратов. Но, побывав в Украине, Хольцер предложил ряд мер по очищению почвы от химикатов.

– Вообще, чем грубее структура, тем активнее жизнь в почве и тем интенсивнее процесс восстановления. Если почва пронизана глубокими корнями, если улучшена аэрация, количество ядов в почве можно уменьшить, а процесс попадания химии в грунтовые воды прекратить. Почву нужно вспахать и, не заделывая семена, посеять сидераты, смешанные. Многолетний горький люпин, например, отличается тем, что его корни уходят в почву на несколько метров. Есть также хороший медонос – донник, который к тому же дает большую биомассу. Это растение достигает полутораметровой высоты. Бобовые собирают азот. Клубеньковые бактерии на их корнях вносят атмосферный азот в почву. Хорошо также добавить овощи, семена моркови, топинамбура, редьки.

Тем не менее даже при таком методе, который Хольцер называет ускоренным, период восстановления почвы, по его расчетам, составляет 5-6 лет. В течение этого времени, считает Зепп, можно продавать мед и дорогие семена горького люпина. Итак, влага сохраняется и приумножается, почва очищена и подготовлена. Теперь обработка? Этим в хозяйстве Зеппа Хольцера занимаются свиньи, редкая иберийская порода. «У свиней спереди – плуг, а сзади – разбрасыватель удобрений, – утверждает Хольцер. – Если я правильно управляю свиньями, мне не нужно пахать машинами каменистые или труднодоступные поля, это делают животные». Разбрасывая прикормку, Хольцер добивается того, чтобы свиньи рыхлили почву именно там, где нужно. Корм дают свиньям не в кормушке, а рассыпают по всей площади, которую нужно обработать. Свиньи пропахивают почву на глубину 20-30 см! Часть семян они заделывают в почву, а часть поедают. Оболочка зерна растворяется в желудке, а повторно «высевается» оно уже в более пригодной для прорастания субстанции, поэтому и прорастает быстрее.

 

Посев 45 культур одновременно

О посеве Хольцера стоит сказать отдельно. В его философской системе важное место занимает поддержание земледельцем многообразия природы (отсюда и его категорическая неприязнь к монокультуре). Для посева Хольцер смешивает семена 45-50 растений (культур – не слишком верное определение в данном случае). В одном мешке – семена овощей, трав, цветов, злаков. В итоге то, что вырастает в хозяйстве, балансируется естественным образом. Хольцер утверждает, что если на вашем поле возникает мультипопуляция, вдруг появляется обилие сорняков или насекомых, значит, вы что-то сделали неправильно. Ну неправильно, в отступление от традиций и установок природы осуществляется все современное растениеводство, когда огромные площади засеваются одной культурой (это и есть в определенном смысле монокультура), а с сорняками ведется нещадная борьба с помощью гербицидов. У Хольцера же каждый сорняк на своем месте выполняет важную, положительную роль в системе. И даже мыши, которые рыхлят и аэрируют почву, а обилие разного типа корма сдерживает их перерастание в мультипопуляцию. Сбор урожая у Хольцера выглядит весьма юмористично. Что-то вроде сбора грибов, поскольку в диком поле то там, то тут торчат капуста или салат, нигде нет больших массивов одной культуры. Но по вкусовым качествам и чистоте с этим салатом нельзя сравнить ни один продукт промышленного овощеводства.


Если на вашем поле возникает мультипопуляция, вдруг появляется обилие сорняков или насекомых, значит, вы чтото сделали неправильно


 

Червяки любят кофейную гущу

Дождевых червей Хольцер просто разводит. Для этого он использует ящик объемом примерно в кубометр. Заполняет его рыхлым субстратом из соломы, картона, земли, навоза, перекладывая сучьями, чтобы земля не уплотнялась. При комнатной температуре с постоянным притоком кислорода дождевые черви хорошо размножаются, при этом ежедневно их подкармливают биологическими отходами. Хольцер утверждает, что больше всего черви любят фильтры со жмыхами кофе. И в этом заключается еще одно важное правило. Даже в разведении червей фермер учится наблюдать природу, что в системе Хольцера является важнейшим качеством хозяйственника.

Методика Хольцера построена на устранении искусственного вмешательства в природный процесс развития и плодоношения растений. Например, он полностью отказался от обрезки фруктовых деревьев и современных технологий посадки. Таким образом ветви сохраняют пружинистость и не страдают даже при нагрузке обильного урожая. Важнейшими критериями посадки дерева Хольцер считает правильно выбранные место (влажно, сухо, холодно, ветрено) и почву, в которую высаживается дерево. Вообще, фруктовые деревья – страсть и первая специальность Зеппа Хольцера (по образованию). О них можно был бы рассказывать подробно, если бы не грибы. Производство грибов у Хольцера – большая тема. Грибы он выращивает на деревьях и на соломе – вешенки, опята, а также лесные грибы – подберезовики, боровики, лисички. Много можно говорить и об этом.

В Украине люди даже не задумываются о том, что можно вести хозяйство по-другому, что они могут жить иначе. Складывается впечатление, что в СНГ стремятся повторить все ошибки Запада.

 

Аграрии Украины живут в ежедневной борьбе

– В Украине, – сказал мне Зепп Хольцер, – люди даже не задумываются о том, что можно вести хозяйство по-другому, что они могут жить иначе. У меня сложилось впечатление, что в СНГ стремятся повторить все ошибки Запада, это опасная тенденция. В больших хозяйствах, монокультурных, система построена так, что природе нанесен колоссальный вред, спровоцированы изменения климата из-за неправильного подхода. Но главное, что основная масса земледельцев живет в противостоянии, в противоборстве друг с другом, с природой. Выращивая монокультуру, они постоянно борются с природой, уничтожая ненужные им растения и насекомых, которые продуцируют мультипопуляцию из-за неправильного хозяйствования, а затем борются друг с другом, сбивая цену, уничтожая самих себя.

– Переделать природу, вернув ей естественный облик, пожалуй, легче, чем переделать людей…

– Я в одном большом хозяйстве, в тысячу гектаров, увидел, как кто-то украл часть забора, ограждающего фруктовый сад. Шесть тысяч деревьев погибли из-за потравы дичью. Кто-то заработал гроши, но погубил огромные невосполнимые ценности. Вся эта агрессия, кражи, постоянное противостояние преодолеваются только одним – люди должны уйти от «жизни друг против друга», они должны жить не «против», а «вместе». Земли, малопригодные для земледелия, там, где уже начинается эрозия, возникают овраги, нужно отдавать желающим строить экологические системы, воссоздавать первозданный облик природы, занимаясь при этом земледелием.

 

Два пути, и нет нам третьего

Желающие посетить русскоязычные семинары Зеппа Хольцера, которого считают сегодня самым знаменитым в мире фермером, могут без труда связаться с ним по Интернету, контакты есть и в редакции. У Хольцера немало последователей – тысячи людей в мире и сотни воспроизведенных пермакультурных хозяйств.

Для украинского и российского крупнотоварного производителя в системе Хольцера существенны, пожалуй, две вещи: первое – необходимость внимательного наблюдения природы, и второе – возможность создания микроклимата с улучшенной влажностью через систему прудов, способных функционировать даже в засушливой местности. Однако планировать и проектировать их должен профессионал. Это совершенно необычное хозяйство натолкнуло меня на многие мысли, в первую очередь, касающиеся концепции сельского хозяйства Украины. Почему бы агрокомпаниям, которые обрабатывают свыше пяти, десяти, пятидесяти, ста тысяч гектаров, не устроить на своих площадях одно-два-три хозяйства пермакультуры на тех же 45 гектарах, которые бы обслуживали три-пять работников? Почему бы не наладить небольшое производство экологически чистой продукции, малозатратное, высокоприбыльное, плюс заказник первозданной природы, которой вскоре вовсе не останется? Новая книга Зеппа Хольцера, которую, быть может, мы издадим, написана в значительной степени для украинских и российских земледельцев, называется она «Пустыня или рай».

З.Хольцер "Пустыня или Рай" – книга З.Хольцера, которая включает опыт работы автора и его последователей в Украине и России,  впервые издана на русском языке издательством “Зерно”. Вызов всему сельскому хозяйству современности.

 

Сегодня все мы делаем именно этот выбор, у нас есть только эти два пути.


Путешествовал и беседовал с Зепом Хольцером Юрий Гончаренко