zerno.#11.block_p012-093.inddНа самом деле Юрий Лысак, главный агроном Восточного региона «Трайгон-Фарминг Харьков», был собран и по-рабочему конкретен, никакой усталости или крестьянской неизбывной печали на лице его не читалось. В Москве на Международной агрономической Олимпиаде, организованной фирмой «Август» он укрепил агрономическую славу Украины, ответив на сложные вопросы, каждый из которых предполагал минуту на раздумья, получил медаль, диплом, «Ниву-Шевроле» и путевку в Эмираты. (Опубликовано в № 11.2011 г.)

 

Юрий Ильич, как и подобает олимпийскому триумфатору, отправился на моря с семейством, женой и годовалым сыном. Но по пути в солнечные края двигался на Виннитчину.
Беседовали мы на полпути, в знаменитой придорожной корчме «У сестер».

Агроном публичной компании: размах и фокусировка

– «Трайгон-Фарминг» – в первую очередь, публичная компания, – счел нужным подчеркнуть Юрий Ильич. – В Украине это 55 тыс. га земли – в Харьковской, Кировоградской, Николаевской областях, и 120 тыс. га в России… Центральный офис компании расположен в Таллинне. Акции котируются на Стокгольмской площадке, акционерами являются и финны, и австралийцы… В моем, Восточном регионе 34 тысячи гектаров.

– И что же Вы выращиваете на этих, прямо скажем, внушительных площадях?
– В этом году было 12,7 тыс. га озимой пшеницы, 7,7 тыс. га подсолнечника, 4,2 тыс. га сои, 2 тыс. га рапса, 1,5 тыс. га кукурузы и 1,1 га га ячменя. Есть и 450 га сахарной свеклы.

– А почему так мало кукурузы?
– Кукурузу мы перевели на Кировоградщину, возле Новомиргородского элеватора, входящего в нашу структуру. На Харьковщине с кукурузой бывают проблемы: в прошлом году урожай едва достиг трех тонн с гектара, хотя в этом году – 92 центнера.
Мы по бюджету планировали шесть тонн, так что план перевыполнили. Но компания выбрала правильный путь, и сегодня об урожайности говорить неинтересно. Мы предпочитаем говорить о прибыли. Я читал полугодовой отчет компании, существенно сократили затраты, но при этом вал вдвое выше прошлогоднего. Экономика будет неплохая в этом году.

– Получается, у Вас больше всего пшеницы…
– Да, 48% площадей.

– Но ведь для пшеницы год, вроде, был далеко не самым ласковым…
– Год был непростым. Но была правильно выбрана технология, поэтому все получается неплохо. Когда я пришел в компанию и сформировалась харьковская команда единомышленников, результаты стали удовлетворять всех.

Триумф отечественной селекции на Харьковщине

– А как выглядит Ваша технология? Какие сорта Вы сеете?
– У меня 60% пшеницы российской селекции, Краснодар. Очень хорошо ведет себя на Харьковщине. Очень радует сорт Ермак, дает уверенное качество из года в год при урожайности 6-7 т. Неплоха Белоснежка за счет своей зимостойкости, это сорт Донецкого института. Хорошо показала себя Антоновка. Интересны сорта Батько, Память. Но все же больше 40% – это Ермак, остистая пшеница, короткостебельная, позитивно реагирует на высокие дозы азота. Очень успешный по подсолнечнику Батько. В прошлом году вся импортная селекция у нас вымерзла, в Европе зимы мягче.

Местное ноу-хау: дифференцированная почвообработка

Юрий Лысак молод и энергичен. В нем достаточно причудливо переплетаются черты агронома и бизнесмена, это новая генерация, которая уже понимает, что выращивание культур – не партийное задание на благо общества и прогресса, а реальный бизнес, состоящий из вложенных в процесс средств и полученных доходов.  И главное – получить больше, чем вложил, под это и подстраиваются действия агронома.

– А какая у Вас почвообработка?
– Сейчас мы выходим на дифференцированную…

«Что бы это значило?» – подумал я. И решил: вероятно, и такая, и сякая. Но Лысак разъяснил мне подробно. Пожалуй, я с такой обработкой еще и не сталкивался.
– Пшеница, которую мы сеем по подсолнечнику, идет практически без обработки.

– А каков севооборот?
– Шести­полка. Рапс – пшеница, подсолнечник – пшеница, соя – пшеница. Три предшественника – три поля пшеницы. После рапса мы вадерштадтовским Карри сделали лущевку, а больше ничего не делаем, ведь влага для Харьковщины – основной сдерживающий фактор. Потом – два литра глифосата, триста граммов любой дикамбы, за три-четыре дня до посева, и сеем. Сеялка Great Plains это позволяет. Это обычная практика: лущильник по предшественнику пшеницы, глифосат (в увеличенной дозе, если есть пырей), дикамба и сразу посев. Это не ноу-тилл, поскольку при нем в севообороте не должно быть почвообработки, и не мини-тилл.

zerno.#11.block_p012-093.indd

zerno.#11.block_p012-093.inddРазные поля, разное состояние. Агроном ведет свой фотоблокнот, свой мониторинг

Я даже не знаю, как правильно этот метод назвать. Вот я и называю – «дифференцированная обработка». Культуры чередуются по корневой системе: стержневая – мочковатая, стержневая – мочковатая. Под культуру, требующую более глубокой обработки, делаем рыхление. Под сою делали 30-32 см. В этом году не получилось посеять пшеницу без обработки по подсолнечнику, поскольку в июне прошли дожди, он вымахал высоченный. Сеялка забивалась, не могли сеять. А обычно после лущения мы сеем без обработки. Сеяли и по кукурузе без обработки, в порядке эксперимента.

Собственные исследования: прообраз частной науки

– Кстати, в этом году компания развернула 200 гектаров опытного поля, – Лысак оживился и даже начал жестикулировать, видно, ему по сердцу такой подход владельцев фирмы – развивать собственную экспериментальную базу. – Причем в серьезном ключе, с севооборотом, купили специальный пневматический разбрасыватель, первый в Украине. Он накрывает поле равномерно, как опрыскиватель. Приобрели также небольшой комбайн John Deere с пятиметровой жаткой. Купили кантор на полтонны, взвешивать биг-бэги. В итоге мы сделали очень масштабные и очень интересные опыты для себя. В первую очередь поэкспериментировали с пшеницей, с нормой высева. Исследовали разные дозы удобрений, заложили четыре опыта с разными фунгицидами разных производителей и с разными дозами. Дело в том, что у нас с прошлого года работает англичанин Саймон Баутон, он выходец из английской компании «Вэллкорт», авторитетной аграрной фирмы, которая проводит опыты препаратов разных изготовителей как независимый пользователь и затем публикует свои результаты, дает фермерам рекомендации. К ее мнению прислушиваются.  еудивительно, что подобные опыты развернуты и у нас.

zerno.#11.block_p012-093.indd

– Как интересно… А можно будет познакомиться с Вашими опытами когда-нибудь?
– Это закрытая информация, мы исключительно для себя делаем эти опыты. Вот буквально два дня назад разбили участок, заложили опыты по осеннему внесению удобрений под пшеницу… Пробовали карбамид, разные фоны, чтобы еще с осени внести.
Вот смотрите.., – Лысак нашел в фотоаппарате снимок посевов, – здесь пшеница посеяна по сое без какой-либо обработки, сразу после комбайна идет сеялка. У нас соя ранняя – Юг, Аннушка, Диона… Убирать ее можно в сентябре и, естественно, сразу сеять пшеницу.

– У Вас и соя вся отечественная?
– Мы сеем то, что хорошо показывает себя в наших условиях. Подсолнечник, например, у нас весь импортной селекции.

Как кормить пшеницу

– Мы несколько отвлеклись от технологии… А как Вы подкармливаете пшеницу?
– Мы бы хотели переходить на КАСы (карбамидно-аммиачные смеси. – Ред.), но пока вносим селитру и карбамид, опрыскивателем. Вместе с СЗР или отдельно, как получается… Весной у нас по мерзлоталому грунту запланированы две подкормки, это будет 230 кг аммиачной селитры. Но все покажет осмотр, какая раскущенность, какая густота. Нет у нас такого, чтобы кто-нибудь в Киеве или Таллинне решал, сколько вносить. У меня есть в бюджете 380 кг, и я сам решаю, где дать 500 кг, а где только 200.

– У вас такая глубокая исследовательская работа по удобрениям, средствам защиты, по сортам… А анализы почвы Вы делаете?
– Нет… Частично исследуем на фосфор, с этим на Харьковщине проблемы… Но чтобы систематически делать анализы по каждому полю… – у нас это не прижилось.

– А почему гречку не сеете для фосфора?
– Это не коммерческая культура. Ее вырастили на несколько лет вперед, да и не родит гречка в наших краях щедро. Для севооборота она хороша, согласен. Но сегодня нужно искать золотую середину между тем, что можно выгодно продать, и тем, что хочет сделать агроном в севообороте.

zerno.#11.block_p012-093.inddЮрий Лысак удовлетворен: посев без почвенной обработки –
всходы на должном месте

Культура и коммерция

– Я-то считал, что пшеница – не слишком коммерческая культура. Она капризна, для нее сложный не только прошлый год, каждый год для нее проблемный. Кроме того, это культура социальная, на нее власти постоянно пытаются сбить цену.
– Я не занимаюсь сбытом, но мы делаем неплохую экономику по пшенице, да и регион подходит. Что еще на Харьковщине сеять, если не пшеницу? Впрочем, мы сеем здесь и рапс, чему все удивляются. В этом году посеяли 7000 га, а всего на Харьковщине рапса посеяно 20 000 га. Тоже интересная культура. Хотя власти кричат, что он истощает почву…

– Почву истощает любая культура, она же должна вырасти за счет чего-то.
– Да, если возвращать земле то, что ты у нее взял, проблем никаких не возникает. Хорошая коммерция всегда получалась на подсолнечнике, но в этом году, видите, дошли до того, что и подсолнечника избыток. Он уже становится тяжелым сорняком в поле: падалица подсолнечника требует серьезной борьбы с ней. И всходит он так, что через два-три года еще появляется.
Для него требуются препараты 2-4-D, нужно брать Приму, Балерину августовскую и мудрить с фазами внесения, чтобы в итоге контролировать падалицу подсолнечника в посевах пшеницы. В прошлом году у нас были проблемы с пшеницей, пересеивали. И было 8-9 тысяч га по подсолнечнику. Была тысяча гектаров сои по подсолнечнику. Ранней весной мы выровняли площадь культиватором. Перед посевом вносили глифосат и сеяли сою. Потом еще вторая и третья волна, вносили бентазон или базагран с хармони, потом еще раз хармони… Но подсолнечник большого вреда сое не нанес. Убирали сою, получали 24 центнера, а при очистке получали 22 центнера сои и 2 центнера подсолнечника. Было такое, кино и немцы… Раньше сеяли и горох, но в наших местах трудно было убирать, люди получали по 13-18 центнеров, а мы, перейдя на сою, убрали нормальных 22 центнера на 4200 га.

zerno.#11.block_p012-093.inddВсходы – это самое важное. Здесь требуется особое внимание агронома

zerno.#11.block_p012-093.indd

Откуда берутся продвинутые агрономы

– Где Вы получали агрономическое образование?
– Я закончил Иллинецкий государственный аграрный колледж. Ему исполняется 90 лет, я как раз езду на празднование. Затем закончил Уманский аграрный университет, два года учился в аспирантуре.

– Ну, это учреждения. А кто из учителей запомнился?
– У нас была очень хороший куратор, мы ее мамой называли, Галина Васильевна Стрыга. Автор учебника по агрохимии Гр   игорий Николаевич Господаренко, мы и сейчас с ним общаемся. Запомнился Владимир Емельянович Енщенко, завкафедрой земледелия.

– А чему Вы у них научились? Ведь есть два типа людей: одни знают все, что написано в книгах, а другие – то, о чем в книгах еще не написали…
– К этим людям хотелось ходить на лекции. В отличие, например, от преподавателя по кормопроизводству, которое тупо читали по книжке. Я был на стажировке в Швей­царии, пытался рассказывать преподавателю, что увидел там, но он упорно долбил устаревший учебник. А вот Господаренко, Ещенко, поднимавший целину, рассказывали очень практичес­кие вещи, приводя примеры из жизни…

В постоянном поиске улучшений

– К какой категории агрономов Вы себя относите? Как-то рассказывали мне случай. Приехала делегация в Израиль посмотреть выращивание овощей в кибуце, там действительно высокий уровень. И попросили позвать агронома, который занимается выращиванием, поговорить. К ним вышел известный советский кинорежиссер и объяснил, что ни о чем поговорить с ними не сможет, поскольку все делает четко по инструкциям и рекомендациям, не более того. А бывают агрономы, которые никогда дважды не делают одно и то же до мелочей, подстраиваются под изменчивую погоду, меняющиеся сорняки, болезни, изменения состояния почв. Он сам существует в этой природной среде как живое растение, интуитивно реагируя на новые условия.
– Я, скорее, отношусь ко второму типу. За эти годы компания предоставила мне возможности расти, развиваться, проводить эксперименты и опыты. Команда у нас интересная. Мы находимся в постоянном поиске улучшений. Начали применять новую технику. Но и появились новые сорняки, новые проблемы, постоянно нужно искать пути решения. Есть у нас амброзия, прутьевидный молочай, очень стойкий к препаратам. Его можно извести рыхлением. В этом году луговой мотылек появился, а ведь у нас его не было, в последний раз он был реальной проблемой на Харьковщине в 1973 году. Он очень любит березку, откладывает на ней яйца, гусеницы съедают березку, а потом переходят на культурные растения. Сумасшедшее нашествие, бывает по 300-400 гусениц на растении. Боремся обычным контактным инсектицидом.

zerno.#11.block_p012-093.indd

zerno.#11.block_p012-093.inddСлучается такое: соя прорастает в стручке

Поле забирает не  только удобрения, но и личное время

– А как выглядит Ваша жизнь? Вы на 100% агроном или у Вас остается резерв, чтобы быть гражданином, семьянином?
– Я, наверное, трудоголик. Для семьи в сезон времени катастрофически не хватает. Вот еду в отпуск, попробую наверстать упущенное. Это больной вопрос. А в сезон в шесть утра из Харькова выезжаешь и после десяти вечера возвращаешься. Поля у нас в 60 километрах в одну и в другую сторону от города… В выходные бывает сорвались – и поехали с семьей в Опишню или на рыбалку… Часто приходится работать с иностранцами, они и в нашей компании трудятся, эти люди четко планируют свое время. У нас так щепетильно не получается, потому что вокруг все организовано не лучшим образом, много внешних факторов, мешающих добиться четкости… Студентом работал на швейцарской молочной ферме. Там друг-кум-сват не приедет к хозяину в рабочее время поболтать, для этого есть ужин или обед. К какому бы иностранному фермеру вы ни приехали, вы застанете его в работе, в сапогах, с граблями. У нас еще такого распорядка и такой культуры нет. Я стараюсь 80% времени проводить в поле, чтобы видеть проблемы и контролировать ситуацию, не сидеть в офисе. Едешь на поле – тоже видишь ситуацию, отличающуюся от европейской, где каждый клочок плодородной земли ухожен, выпестован. У нас – кустарники, амброзия, запустение, а где обрабатывается, там видишь отсутствие культуры. Делают два дискования… Ну как можно делать дискование на 15 сантиметров под пшеницу после гороха?! И еще потом посеют на 10 сантиметров и ждут, что там взойдет… Потенциал страны огромен, и люди есть хорошие, а вот не получается, не идет, много вопросов…

– Да, нет у нас на эту беду хороших инсектицидов. Скоро все изменится. Сельское хозяйство уверенно становится бизнесом номер один в мире, и эта тенденция неминуемо к нам придет. Тогда изменится и отношение к сельхозпроизводителю, и престижность профессии возрастет.

– Кто-то из арабских шейхов говорил: «Да, мы торгуем нефтью, но ведь она когда-нибудь закончится, а у вас есть плодородные черноземы, которые можно бесконечно улучшать…» Это понимают многие.

– Да еще и выращиваем мы в несколько раз больше, чем потребляем, а таких стран в мире очень немного, способных себя прокормить.

zerno.#11.block_p012-093.inddНу а это на случай, когда приходит черед обработки

Как ковалась победа

– Расскажите все-таки об агрономической Олимпиаде, организованной компанией «Август»…
– Представьте, я к ней серьезно готовился, штудировал книги. И семья помогала. Прихожу с работы, а жена говорит: «Ты с ребенком не занимайся сейчас, пойди почитай книги. Будем побеждать». На прошлогодней Олимпиаде я занял третье место, а в этом году решил побороться за победу. Было тяжело, потому что 60 вопросов по минуте с системой ответов через пульт – это реальное напряжение. Кто-то, быть может, любит отвечать быстро, а я люблю порассуждать, покрутить в голове варианты. Интерактивный опрос исключает все моменты субъективности, но в компании «Август», впрочем, об этом и речи нет… Вопросы были интересные, с разными приколами и ловушками. Было над чем подумать. Было сложнее, чем в прошлом году, потому что на 60 вопросов прошлогодний победитель (Олег Пелипенко, «Зерно», №10, 2010) дал 56 верных ответов. Я дал только 43, и этого хватило для победы. Я два или три вопроса на последней секунде менял, мнение менялось. Во время электронной проверки подсчитал свои ошибки, за исключением этих двух-трех вопросов, в которых не был уверен… А когда объявили третьего призера, набравшего сорок баллов, я решил, что как минимум второе место я занял. Но была надежда… Мечта сбылась. И теперь нужно придумывать новую мечту. Большое спасибо компании «Август», поскольку у них очень творческий подход, задумали они очень высокое и полезное дело. На их семинарах, которые они проводят в разных регионах Украины, всегда есть возможность встретиться с друзьями, коллегами, пообщаться, обменяться опытом, обсудить проблемы.

zerno.#11.block_p012-093.indd

Текст ­– Юрий Гончаренко