Некоторые мои друзья, владельцы агро­фирм, упрекают меня в том, что я стал менее остро писать свои редакторские колонки. Да неужели? Мне так не кажет­ся. Во всем нашем тексте вы легко найде­те незыблемость позиции, верность принципам, нашу преданность аграр­ным труженикам, людям, которые выра­щивают зерно, занимаются животновод­ством, укрепляют основы государства и его независимости. Мы стоим на страже их интересов и с этого рубежа никуда не сойдем. Иное дело, что я перестал вслух ругаться, потому что увидел бесперспек­тивность этого занятия. На этот случай я применил красивый и многое объясняю­щий афоризм: я не хочу выиграть битву, я хочу выиграть войну. (Опубликовано в № 09.2011 г.)

Здравствуйте, дорогой читатель!

Но пока, читатель, нам нужно выигры­вать битву, битву за урожай. Любопытно, что и вам, собравшим рекордное количество зерна, тоже настоятельно рекомендуется в этой битве не ругаться. Это ничего не даст. Вам нужно понять объективные про­цессы, которые происходят в природе и в государстве, чтобы выйти из сражения со щитом. Побывал я на главном фору­ме производителей кукурузы в Гренобле во Франции. Там фермеры очень довольны. Бывают годы, когда хороший урожай, и бывают годы, когда хорошая цена. А в этом году – и то, и другое – на отличном уровне. Живи и радуйся! Иное дело – Украина. С ценой пробле­мы, с вывозом проблемы, экспорт сдер­живается искусственно и наши рынки активно занимает Россия, которая экс­портирует в четыре раза интенсивнее и больше нас. И это, представьте, очень положительный фактор. Потому что при таком раскладе не заработает никто. Ни те, кто желают сбить цену и зарабо­тать на разнице, ни те, кто завален бога­то уродившим зерном и не имеет сбыта. Один наш автор в статье, которую вы увидите на дальнейших страницах, ска­зал: «Даже если вас съели, из этой ситуа­ции есть как минимум два выхода». Из ситуации с урожаем есть всего лишь один выход. Цены нужно отпустить, экс­порт безоговорочно открыть для всех, и тогда в бурном потоке денег, хлынувших во все карманы, можно будет хорошо заработать всем без исключения. Нет потока – нет заработка. Но есть еще один момент, гораздо более сложный, – вну­тренний рынок. Ведь в стране выращена хренова туча картошки, моркови, капу­сты. Гречки, в конце концов. Вряд ли мы сможем переступить через собственный интерес и выйти на европейскую ситуа­цию, где весь прошлый год картошка продавалась по 20 евроцентов (ну, две с половиной гривни, предположим), а у нас – по восемь-девять. Понятно, что, учитывая огромный урожай, цену при­дется снизить, но не до таких же преде­лов, как эти начисто лишенные алчности европейцы… А что делать? Поднимать платежеспособность населения. Это зада­ча куда сложнее открытия экспорта. Нужно развязать руки малому и средне­му предпринимательству, нужно открыть дешевое и беспроблемное кре­дитование, нужно вдвое снизить цену квадратного метра жилплощади и снять дикие наценки на автомобили и сельхоз­технику, нужно разрешить все. Это вряд ли. На это никто не пойдет. Куда денется миллионная армия людей, профессия которых – всем все запрещать? Битва с ними еще впереди. Сделаем краткие выводы. С зерном нужно подождать. Крайне высока веро­ятность снятия ограничений: экспорт­ные пошлины и канцелярские запреты разорят и утопят в зерне всех, породят недовольство и неповиновение, подни­мут протесты и походы дивизий ком­байнов на Киев. С овощами ситуация хуже, их трудно экспортировать, и пото­му придется снижать внутренние цены. Там не будет большого заработка, и все останется по прежнему: большой уро­жай – низкие цены. Конечно, если вы хотите продать урожай, а не вывезти на поля сотни тонн органики. Аграрий отличается от обычного бизнес­мена тем, что вынужден думать на семь-десять лет вперед. Интересно, что, для того, чтобы правильно строить стратегии агробизнеса, иногда нужно думать на тридцать тысяч лет назад. За тридцать тысяч лет человечество довело свою чис­ленность до 2,7 миллиарда человек к 1950 году. А за шестьдесят последующих лет -до 6,9 миллиарда. Вы понимаете, что про­исходит? А ведь виной всему – сельское хозяйство. Зеленая революция в аграрном секторе Запада в 60-х годах дала миру про­довольствие. И население планеты вырос­ло в 2,5 раза за секунды (в историческом измерении). В итоге сельское хозяйство становится бизнесом номер один в мире. Производство продовольствия – самое выгодное дело на планете на ближайшие десятилетия. Неурядицы одного года -пустяк по сравнению с феерической пер­спективой нашего дела, читатель. Будущее принадлежит нам. Все наши битвы будут выиграны. Враг будет разбит! Победа будет за нами! А теперь – вперед, не мешкайте, сни­жайте цены на овощи.

 

Полковник возглавляемой Вами дивизии,

Ваш главный редактор