Почему Польше и Аргентине Конрад Павлак предпочел Хмельниччину. Дело даже не в созвучном имени, не в волнуемых жарким ветром необозримых пшеничных полях. И без этого уже с первых слов разговора возникают ассоциации со знаменитым английским писателем-мореплавателем польского происхождения – Конрадом. Что характерно, рожденным в Украине…

Агроном Конрад Павлак, несмотря на предельно земную профессию, тоже побывал в 88-ми странах мира. И наверняка именно такие неугомонные люди открывали и возделывали его любимую Аргентину, далекую Австралию, Антарктиду… Хотя нет, говорят, что ледяной континент открыли русские, чтобы сеять разумное, доброе, вечное среди императорских пингвинов.

А наш Конрад – из-под Меджибожа – далек от броского пафоса, он даже лениво открещивается от приписываемого ему добрыми людьми желания стать Героем Украины. Но вот скромную украинскую мечту – собрать 150 центнеров пшеницы с гектара – лелеет и планирует.

 

– Вы объездили едва ли не весь мир. Как открыли для себя украинскую землю? И почему?

– Все просто: порядка 35% мировых запасов чернозема находится в Украине, еще 35% – в Аргентине… Но Украина ближе, это хороший польский сосед, славянский сосед. И не удивительно, что вот таким же жарким летом, шесть лет назад, я решил создать фирму «Агро-Форте» именно здесь. Я даже не думал, что мне будет так приятно работать в Украине. Очень дружелюбные люди, приглашают на свои праздники – Пасху, день рождения, свадьбу… И в труде, и в отдыхе мы всегда найдем общий язык. Куда сложнее договориться с теми, кто из Азии, Америки или Африки, чем с соседом-славянином, который живет в Европе и имеет перспективы вступить в Евросоюз.

– Есть ли разница в работе украинского и польского фермера?

– Нельзя просто перенести опыт с польской земли в Украину. Иная почва, немного разная погода, отличия в структурах посева… Так, в Польше очень мало выращивают подсолнечника и практически не выращивают сою…

У вас тут тысячи и тысячи гектаров полей. У нас таких хозяйств мало… Кстати, и мощной сельскохозяйственной техники тоже меньше… Когда я приехал первый раз в Украину, то понял, что мои польских 505 га – это маловато. Славянская душа, понимаете ли, возжелала размаха и простора для работы. Хотя сейчас я не уверен, что все можно сделать хорошо и вовремя при таких больших объемах… Фактически для одного агронома 4 тыс. га – это абсолютный максимум, которым он может владеть. Просто объехать, обойти все физически… А ведь бывают такие периоды, когда некоторые поля надо посетить и дважды в день…

Кстати, у нас фермерская работа сильно поменялась, когда страна вошла в Евросоюз. Теперь в Польше намного меньше ингеренция, как это… – вовлеченность, то есть влияние администрации на работу. Ты сдал статистические документы – и все! В Европе в фермере видят предпринимателя, который должен работать так, чтобы зарабатывать. Если он платит за аренду, налог на землю, то какие к нему вопросы? Какие указания? Он сам лучше ориентируется, что ему сеять, когда и как.

Но если ты вырастил хорошую пшеницу, государство обязано ее приобрести по стабильной хорошей цене – сейчас это 105 евро за тонну. А вот в Украине нет уверенности, что продашь урожай, причем по хорошей цене.

Я вот был в Аргентине сначала в 2002 году, а затем в 2007-м. Я поразился, как за 5 лет страна преобразилась, как поднялся уровень жизни за счет аграрного бизнеса. Сам хочу, поработав здесь, попробовать себя затем и в аргентинских прериях. А Украина имеет большой шанс показать всему миру «почем центнер зерна»! Надо решать проблему с экспортным потенциалом, а то Украина остается таким себе островом, независимым от мировых бирж, работает как маленький анклав… Государство должно влиять на рынок, а не оказывать административное давление на производителя. Регуляция типа «это не можно, это не вольно» ничего хорошего не дает.

И политика кредитования должна быть мягче. Не нужна эта кипа бумаг, чтобы дать оборотные деньги на пару месяцев. Все довольно просто: вот посев застрахованный, вот урожай в виде залога… Что еще надо?.. В Европе для банка самый выгодный клиент – это тот, кто работает на земле. Куда он денется? Он же почти как крепостной, так сильно привязан к своим полям.

 

– Несмотря на нереализованный потенциал и препоны на пути украинского агробизнеса, вы успешно хозяйствуете на Хмельниччине…

– Я объездил почти всю Украину, прежде чем решил остановиться здесь… Юг? Там степи жаркие… Мне это непривычно. А здесь климат все же ближе к моему хозяйству, расположенному в воеводстве Поморском.

Сейчас обрабатываем чуть более двух тысяч гектар, выращиваем товарный и посевной материал. Специализируемся на озимой пшенице, озимом и яровом рапсе, сое, озимом ячмене – и фуражном, и пивоваренном. Кстати, я посеял уникальный для Украины озимый пивоваренный сорт – Винтмальт. Думаю, этот ячмень будет весьма востребован, ведь урожай повыше, чем у ярового, и можно стабильно планировать.

В прошлом году также пробовали лук и столовую свеклу сеять, но экономический эффект слабоват. Так что решили повременить с овощами.

А этот сезон и вообще выдался сложным. Осенью прошлого года – большая засуха. Зима, правда, помогла глубоким снегом. Но весна и лето, сами видите какие… Ну на погоду мы влияния не имеем: как есть, так есть. Пока еще рано говорить, насколько мы будем довольны урожаем, но все же полагаю, что результат будет хорошим.

– Пан Конрад, думаю, что под ваш фирменный березовый «нектар» можно поговорить и о секретах столь успешной работы агрофирмы!

– Да нет особых секретов! Есть технологии, и они все время идут вперед. Есть высокоурожайная генетика. Вот по пшенице и ячменю работаем с «Заатен Унион» и «КВС» – немецкое качество есть немецкое качество. По сое нас вполне устраивает чешская селекция «Осева Прага»… К сожалению, множество сортов из европейских каталогов в Украине не зарегистрировано…

Интенсивное растениеводство в любом случае требует много средств защиты растений, хорошей генетики посевного материала, выверенной системы удобрений со всеми макро- и микроэлементами. Естественно, надо делать анализ почвы постоянно, выдерживать технологию – сроки опрыскивания, учитывать погодные условия…

Что касается севооборота, то фактически все можно выращивать в режиме монокультуры. В польском Ольштыне, к примеру, озимый рапс на опытном поле выращивают уже более 30 лет! Некоторые фермеры сеют пшеницу по пшенице, некоторые кукурузу – и у них получается! Если кто-то умеет сеять что-либо одно, зачем ему сеять другое? Впрочем, я лично не считаю, что это здравый подход к земледелию, к аграрному бизнесу. У нас говорят: «Что занадто, то не здраво». Есть более простые и эффективные способы регуляции структуры посева. Так что севообороты нужны.

 

– Иначе говоря, вы не сторонник «выжженной земли»?

– Я уверен, что я оставлю после себя здесь хорошую землю. В нашем хозяйстве плуга нет, все технологии обработки почвы базируются на mini-till. Мы управляем землей с помощью культиваторов и дисковых борон, сеем дисковыми сеялками рапс и сою, а сошниковыми – зерновые. Я считаю, что при таком подходе количество гумуса в почве только прибавляется.

 

– Говорят, что это достаточно сложная технология, риски возрастают?

– Если с умом, то не риски растут, а хороший урожай. Просто учтите, что плужная обработка больше прощает фермеру, а минимальная технология должна выдерживаться от А до Я. Все важно, нет мелочей! Если мы используем зерно с хорошей генетикой, пшеницу интенсивного типа, то и все агроприемы должны быть сделаны под нее. Нельзя внести один раз фунгицид, один раз пестицид – и ожидать урожая в 80 ц/га. Так не получается, просто не получается… Единственное, на что мы не имеем влияния – это климат. Еще никто у Бога в шахматы не выиграл погоды…

А так каждый для себя самый умный. Тяжело что-то подсказывать, ведь фермер знает свои земли, он на них работает. И самое главное: то, что надо сделать, то, что надо внести на поле, мы должны внести и сделать вовремя!

Надо изучать опыт, много читать, что нового в генетике, что в СЗР. И не забывать пользоваться собственным умом. Так, сейчас многих потребителей завлекают экологически чистой морковкой. Но экологически выращенное – еще не значит, что оно здоровее для человека, чем выращенное при нормальной профессиональной системе защиты. На той же моркови есть вредители, отходы жизнедеятельности которых намного вреднее и токсичнее для человека, чем инсектициды для опрыскивания. В общем, всегда надо думать, взвешивать…

 

– Но и мечтать иногда, наверное, не вредно? Говорят, у поляка Конрада есть мечта: стать Героем Украины, вырастив небывалый урожай.

– Нет, я не героем стремлюсь стать, а хочу быть нормальным фермером. Но, и вправду, есть у меня большая мечта в Украине: в следующем году попробовать собрать 15 т/га пшеницы. Что для этого необходимо? Нужна математика и Бог, то есть точный расчет и милость небесная. А еще нужна сильная мотивация, конечно. Честь!

 

Беседовал Олекса Стерний

Опубликовано в №8 2012 г.