Здравствуйте, родной мой читатель.

На июльском дне поля ведущей агрокомпании из группы участников раздался вопрос, что же делать, если для выращивания такой прекрасной сои в его регионе недостаточно влаги. Менеджер улыбнулся и весело ответил:

— Выход есть! Можно поливать!

— Чем поливать? Слезами? – обреченным голосом была произнесена реплика.

В который раз мы видим, как все непросто в агробизнесе. Сожженный злым солнцем Юг собирает по 800 килограммов чего попало с гектара. В это время из Европы поступают сведения о недоборе: в Германии фермеры вырастили пшеницы на 6% меньше, чем в прошлом году, собирают по 75 центнеров. Я для себя сформулировал это так: при среднем размере хозяйства в 18 гектаров фермер может в морозы свою пшеницу накрывать одеялами, а в засуху поливать ведром. А у нас, если у человека хоть несчастная тысяча га, с ведром не набегаешься.

Зато как цена прыгнула! У них там в Чикаго прыгнула, у нас она все ползком движется. А мировая цена пшеницы выросла до 328 долларов за тонну, четыре года такого не было. А у нас – страна отдельная. Если растет в цене нефть, то у нас, как у интегрированных в мировую экономику, топливо дорожает еще лучше, чем в всем мире, а вот если у них пшеница дорожает, у нас, оказывается, развитой социализм, отличающий Украину от других стран. Пшеница у нас – стратегический предвыборный продукт, хлеб дорожать не должен. Интересно получается: бензин должен, а хлеб не должен. Когда уже до высокопосаженных экономистов дойдет, что никто никому ничего не должен? Или же тогда – меняйте дешевое дизтопливо на дешевую пшеницу.

Но там, наверху, свой агрокомплекс, виртуальный. Министр постоянно говорит – мы посеем, мы вырастим, мы надоим, хотя министерство – государственное, а все компании – частные. Правильнее говорить – мы поможем аграриям вырастить, надоить, а то весь мир думает, что сейчас министерство отложит все бумаги и с ведрами пойдет сою поливать. Премьер-министр не отстает, то берется дешевую гречку произвести, то дешевую капусту, а уж дешевую пшеницу всем обещает вырастить с большим запасом. Дошло до того, что глава Нацбанка радостно заявил, что за такой хороший китайский кредит он поставит в Китай продукцию самого лучшего качества! Он поставит! Содается впечатление, что эти персонажи реально руководят отраслью, хотя отраслью можно руководить только мотивируя людей. Иначе они ничего не станут выращивать и ничего никому не будут поставлять.

Все решается очень просто: беспрепятственный экспорт. Украинские аграрии могут, по пессимистическому сценарию, продать за границу 20 миллионов тонн зерна. Пусть по 225 долларов в среднем. Это четыре с половиной миллиарда долларов, которые придут в страну. По худшему сценарию! Пусть какими-то сборами с каждой тонны будет отчислено 10 долларов, и это даст урядникам 200 миллионов долларов, которыми можно удешевить хлеб в рознице, гречку или молоко. И овцы сыты, и волки целы.

Кстати… Пытался я недавно узнать, есть ли волки в Австрии. Их там нет, ни единого. А у нас пока овец нужно выгонять на пастбище, привесив каждой ружье на спину, потому что волки у нас особенные, не сразу в них хищника разглядишь. Как вам такая картина – ходит по полю аграрий, выдергивает ячменный стебель, осматривает корни, а за спиной у него Remington 870 Express Deer, 12 калибр. А что? 5000 гривен в интернет-магазине. Есть такое хорошее военное слово – Ахтунг. Внимание по-немецки. В нашем языке, и в русском, и в украинском,  оно имеет два значения. С одной стороны, чуткое внимание к аграриям, внимание властей и регулирующих органов. А, с другой стороны, — внимание, аграрии, тревога! Это я к тому, что в последние дни своей «работы» Рада приняла и решения о Земельном банке, и какие-то немыслимые решения о размежевании подчинения земель местных общин… Жажда продать то ли 8 миллионов, то ли 10 миллионов гектаров земель госрезерва – сильнее засухи, выжигает изнутри. И никто не думает, сидя в кожаном кресле бюрократа, что потом придется где-то прятаться всю жизнь с этими деньгами. Это очень распространенное заблуждение, когда человек полагает, что с деньгами он – царь и бог. Конечно, человек – царь, но с деньгами он – и мишень, и жертва, и дичь.

Пусть вам не кажется, что мое редакторское слово – романтическое эссе, это собственноручно изобретенный мною жанр эмоциональной аналитики. Если вы отсеете образы, то получите ясную экономическую картину современности, вполне пригодную для построения прогнозов и  бизнес-планов.

А бизнес-планы нужно строить.

Потому что романтика романтикой, а хозяйствовать нужно, циклы непрерывны.

Вот мы с приятелями из хозяйства «Надія» (в честь Крупской, кстати) поймали золотую рыбку, такую большую, серую. И решили загадать ей три желания. Во-первых, чтобы все было в агрокомплексе по-человечески. А потом подумали: ведь и так все по-человечески, все сделано людьми, против людей, во имя прибыли, все хорошее и плохое. Во-вторых, чтобы все в агрокомплексе богатели. А потом подумали: а для чего тут золотая рыбка? Достаточно соблюдать технологию и действовать по современным законам менеджмента. В-третьих, чтобы села процветали и развивались. Загадали и подумали: а при чем тут села? Ведь главное в селах – люди, а уж тут – смотри первое желание, пункт первый.

В общем, рыбу эту мы съели, хотя, честно говоря, жалко было: сом, хоть и не отличался интеллектом, а смотрел грустно и с укоризной, жестоко осуждая нашу человеческую сущность…

Зерно сыплется в закрома.

И сегодня мы идем вдоль этого золотого ручья и раздумываем, во что это выльется, в обычный поток проблем или в золотой ореол благополучия нас, наших семей, наших соседей и нашей страны.

И надеемся на лучшее.

Вот только ремингтон за плечами слегка тянет. Сутулимся.

А так – ничего.

Идем и терпим.