Николай Васильевич Ралитный, руководитель и основатель ФХ «Кредо», рассказывает о начале внедрения беспахотной технологии

Поля фермерского хозяйства «Кредо» находятся в Краснолиманском районе на самом севере Донетчины, практически на вершине Донецкого кряжа – там, где степь принимает характер почти горной страны. Сверху открывается прекрасный пейзаж с балками, оврагами и долинами, неспешно вьется Северский Донец. И крошечно маленькими издали кажутся усадьбы здешних поселений – Ямполя, Кировска, Дробышево, Новоселовки, Яровой. Совсем рядом находится Национальный природный парк «Святые горы» со знаменитой Свято-Успенской Святогорской лаврой. Но не реликтовая сосна и другая уникальная меловая флора этого края позвали меня в дорогу, а обыкновенный подсолнечник, дающий второй урожай после пшеницы. Да еще пятилетний опыт No-till донецкого фермера Николая Ралитного

 

Начало «нуля»

Николай Васильевич Ралитный, руководитель и основатель ФХ «Кредо», рассказывает о начале внедрения беспахотной технологии совершенно прозаично:

Николай Васильевич Ралитный

 

– Впервые о «нуле» со мной заговорил фермер-сосед, Александр Квитницкий, он к беспахотной технологии давно приглядывался, изучал, ездил по всевозможным семинарам. Стал и меня в это втягивать, несколько раз подговаривал поехать в Кировоград, в «Агромир». Чтобы самому перейти на прямой сев, Квитницкому тогда не хватало оборотных средств для покупки новой сеялки. И вот он меня записал на один из таких семинаров и почти заставил по­ехать с ним. Путь неблизкий, ночь в дороге, поэтому на семинаре выбрал место подальше от трибун, и как только вышел первый докладчик, я и закемарил… Поэтому о преимуществах сева напрямую слышал в пол-уха. Во второй части должны были показывать работу сеялок в поле. Прошел хороший дождь, так что в поле даже по растительным остаткам трактору выйти сложно. Вряд ли я смогу здесь что-то увидеть, продолжал я думать в подтверждение собственной правоты – нечего было сюда переться… Но когда я увидел, как сеялка прорезала твердую почву на выпасе и положила зерно (а мы проверили!), я понял: что-то я проспал…

Семинар был осенью, в сентябре, а зимой я приобрел у них сеялку и решил не на одном-двух, а на всех полях сразу не обрабатывать почву, к чему и приступил. Мой родной брат, тоже фермер (сейчас он уже перешел на «нуль»), когда увидел, что мои поля стоят нетронутые в зиму, примчался ко мне: мол, что, бросаешь землю??? Нет, говорю, это я на No-till перехожу… И вот уже 5 лет работаю без вспашки и дисковки. У меня четыре сеялки – три Semeato, одна – Great Plains. Сосед, который втянул в это дело меня и еще несколько человек, в этом году первую сеялку прямого сева тоже наконец приобрел. Но таких, как мы, еще совсем немного в районе, хотя фермеров у нас более 80 человек.

– В первые годы при переходе на прямой сев урожай потеряли?

Фото 1. No-till и два урожая в сезон на Донецком кряже

– Ничего подобного! Может, так сложилось с погодными условиями, но урожай с каждым годом не падал, а наоборот, понемногу возрастал. Причем по всем культурам. По вспашке урожаи у нас тоже были неплохие, скажем, 40 ц пшеницы для этого региона – это нормально. Мы же на Донецком кряже, на его верхушке. И хотя здесь в основном черноземы, в нашем Краснолиманском районе почвы двух тогдашних хозяйств «Заповiт Іллiча» и им. Жданова, на которых теперь я хозяйствую, были самыми худшими по бонитету. Земли, что вот там, по левую сторону реки, – Ралитный показывает на другой берег протекающего внизу Северского Донца, – более качественные. Но урожайность и тогда, а тем более сейчас, у меня самая высокая. Так вот, по «нулю» собирали пшеницу по 60 ц, в этом сезоне – за 40, тогда как по округе – 23-25 ц в среднем. В такой засушливый год, как этот, никто в районе ни по какой культуре не имел показателей лучше, чем у нас. Значит, сработала технология! Сохранение влаги было ключевым моментом. Подсолнечник у нас был 27 ц, в прошлом году – 41, кукуруза в том году около 100, в этом – 60. Повторяю, полный «нуль» под все культуры! Выращиваем пшеницу, подсолнечник, ячмень, кукурузу, рожь и просо. Плуги все пораспродали. Агроном с «Эридона», который обслуживает наше хозяйство, не раз предлагал заложить хотя бы 30 га по классической технологии – для сравнения. А нам с сыном уже не хочется тратиться ни на дисковку, ни тем более на вспашку. Да и еще одно важное преимущество в наших условиях «нуля» сказывается…

– Защита от эрозии?

– Она самая. Беспахотная обработка – это спасение для наших условий! Здесь на кряже, на высоте, знаете, какие ветры? А какие воды бегут из яра в яр! Сам видел, как у соседа сдувало и смывало верхний слой… А «нуль» защищает от эрозии – и от ветряной, и от водной. Заходишь на поле и чувствуешь уже «подушку». Вспоминаю теперь тот семинар, на котором дремал. Там говорили: вот это – один плюс, а это – другой, словом, называли до десятка плюсов новой технологии. Оказалось, что действительно, существуют одни плюсы. Показатели почвы улучшились. Использование гербицидов стало более эффективным. Раньше страховые гербициды вносил и думал: сработают они или нет? Если внес «Харнес», должен дождь пройти и т. п. А здесь применил «Раундап» – и он обязательно сработает! Многолетних сорняков у нас нет совсем, а с однолетниками бороться несложно.

– Сеялки не подводят?

Фото 2. No-till и два урожая в сезон на Донецком кряже

– Они очень хороши. Великолепная сеялка Great Plains, но несколько легковата – по плотным почвам хуже справляется с заделыванием семян. А главное, по остаткам кукурузы ею уже не посеешь. Для этого у нас есть Semeato, она прорезает оставшиеся стебли как масло. У нас их две модификации – Land Master и TDNG. Главной особенностью этих сеялок является их уникальная способность резать любые растительные остатки, обеспечивая при этом одинаковую глубину заделки семян, независимо от микрорельефа. Основные узлы сеялки (кронштейн грядиля, корпус и ступица сошника, кронштейн прикатывающего колеса), которые несут на себе максимальную нагрузку, – все цельнолитые, из стали, не имеют сварочных швов, а значит, обеспечивают надежность и долговечность в эксплуатации. При этом просто регулируются нормы высева и равномерное размещение семян в рядке, особенно в пневматической системе высева. Четыре этих сеялки – для нас вполне достаточно.

– А точность их посева не вызывает беспокойства?

– Вопрос важный. Не скажу, что существует проблема, но убедились на практике, что сеялка с вакуумным высевным аппаратом высевает точнее. Две сеялки с разными высевными аппаратами пускали на одном поле, потом сравнивали всходы и урожайность. Там, где работал вакуумный аппарат, урожайность всегда была выше.

– Сколько людей обрабатывает вашу землю?

– У нас практически семейное хозяйство, плюс нанятые специалисты и рабочие. Сын – мой заместитель по инженерной части, зять – по всем организационным вопросам, жена и дочь – бухгалтера. Когда я еще работал в здешнем колхозе, у нас на 1900 га было 130-140 человек, теперь на 2400 га – всего двадцать, но конкретно в поле из них работает пять человек. Уже четыре года на всех культурах применяем французский самоходный опрыскиватель Laser Tecnoma, приобрели новый трактор John Deere, которому – с его навигацией – тракторист почти не нужен. Техника и технологии оптимизировали количество людей. Увеличивать банк земли не собираемся, стараемся больше получить с этой. Даже вот начали практиковать по два урожая в сезон…

– Реально? Или под вторым урожаем вы имеете в виду зеленый корм либо сидераты?

– Обижаете, какой зеленый корм? Поехали, посмотрим…

 

No-till и зайцу приятен

Мы проезжали вдоль полей с густым ковром озимых – пшеницы и ячменя, посеянных по кукурузе и подсолнечнику. Дальняя перспектива поля с частоколом серых остатков стеблей подсолнечника напоминала военные противопехотные заграждения.

– А знаете, то, что No-till выгоден, понятно даже зайцу, – замечает Ралитный.

– Почему зайцу? Может, вы хотели сказать – ежу, ведь поговорка так звучит? – пытаюсь умничать в ответ.

– Нет, вы не поняли. Именно зайцу! Стоит вот этот частокол срезанных до половины стеблей подсолнечника, дождь и мороз зимой их вообще зацементируют. Попробуй тогда на джипе погоняться за зайцем с включенными фарами! Не выйдет! И уже не рискуют барствующие охотники, – довольно подытожил фермер.

Фото 3. No-till и два урожая в сезон на Донецком кряже

…И вот мы на поле подсолнечника, который был посеян 10-15 июля, в дни уборки пшеницы. Поле невидимой чертой разделялось надвое – его дальняя сторона была серо-коричневой от полностью созревшего подсолнечника, а на ближней половине еще мозаично желтели корзинки…

– Это другой гибрид, но корзинка здесь тоже сухая, – разъяснил Ралитный. – Нам его и досушивать не придется. Гибриды российские, один из них – Сур, а вот второй – не помню как называется. Пшеницу убирали и сразу же сеяли подсолнечник. Почему решил попробовать? Когда в августе езжу в Крым, всегда вижу много посевов на второй урожай, потом в вашем журнале прочел о том же, вот и решил попробовать. Подобных экспериментов в нашем регионе ни у кого еще не видел. Начали в прошлом году, тоже подсолнечник по пшенице. Пшеница была по 50 ц, подсолнечник – по 10, в этом году – пшеницы убрали несколько меньше, а подсолнечника будет явно больше. Он намного лучше. Тут важно подобрать правильные гибриды, вначале мы пробовали подсолнечник с созреваемостью в 105 дней, не выстоял… Прочитали о российской селекции, всего 74 дня. Вот их и взяли, приобрели в запорожской компании, которая занимается размножением этой селекции – два сорта и четыре гибрида. Уже лучше результат, но нужно еще работать. Пробовали и просо после озимой пшеницы, в этом году слабовато – по 10 ц собрали. Если бы дождик раньше пошел, оно было бы лучше. А вообще, чтобы получать два урожая, необходим полив. Тогда два урожая с одного поля за сезон – легко. Можно разные культуры подобрать.

– Разнообразие культур не думаете увеличить? Как у вас здесь с соей, например?

– Соя у нас не получается, пробовали, но засуха не позволяет ей нормально вегетировать, растение только поднимется, а жара его сразу и придавит, бобы завязываются низко, словом, не идет. Рапс пробовали один раз, пролетели. Остановились на испытанном наборе культур, для севооборота достаточном. Для нас больше всего выгодна кукуруза. Кукуруза – это кукуруза, одним словом. Чьи сорта? Что-то от от Limagrain, что-то от «Эридона». Фирма «Пионер», известный бренд, но у нас их подсолнечник не идет, нет урожайности, и все тут! Пробовали и отечественную кукурузу, не всю, конечно. Но те гибриды или сорта, что пробовали, имеют недостаток – не отдают влагу. Хотя у нас и своя сушилка, но все равно это затраты.

А вот по пшенице – остановились на отечественной, Одесской 267. Мы давно с ней дружим, еще до «нуля» она нам нравилась. И когда перестали пахать, пробуя разные новые сорта для новой технологии – мироновские, харьковские, импортные, от нее не отказались. Она менее требовательна, но стабильная, дает качественное зерно. Нужно ли качество? По деньгам разница небольшая, но все равно приятно, когда зерно не фуражное. А своей сушилкой сушим все зерно, которое того требует. Года четыре назад в Артемовском районе разорилась фирма (у них были очистительные машины и сушилка) – мы приобрели две линии Petkus: одну для семян, вторую для продовольственного зерна. Тогда это были большие деньги, хотя сейчас еще больше. Сушилка у них была на газу, переоборудовали, используем для сжигания все, что может гореть.

– Когда ехали в поле, вы по телефону кого-то консультировали по закладке сада. Выращиваете и яблоки?

– А то как же! Сад экономически очень выгоден. Четыре года назад заложили, на 21 га. Карликовые подвои, на шпалере, родит ежегодно, капельное орошение, израильское «Аик». Собираем до 50 т с гектара, сорта исключительно зимние и с отменными вкусовыми качествами – Спартан, Айдаред, Флорина, Голден Делишес, Голден Резистор.

…Мы тем временем спустились с возвышенности и оказались на небольшой территории самого хозяйства, окруженного перелеском, проехали вдоль хозяйственных домов и построек. Две усадьбы – фермера и его сына, гараж, крытый ток, сушилка и очистительные линии, склады, в том числе и для яблок. Ближе к воротам, среди громадья старой техники и запчастей, торчала в небо стрела старого кразовского крана КС, на электрической тяге.

– Списанный хлам на металлолом?

– Да, он действительно списанный, еще лет 15 назад, но не хлам. Как-то после застолья один знакомый, уходя с должности зававтобазы, подарил мне его, говорит, что списан в утиль, а мне, мол, пригодится. Я упирался, не хотел брать, но он сам его пригнал. За эти годы чего только здесь не перестроили с его помощью! Не нужно ни двигателя, ни горючего, работает на электрике – кнопку нажал и вперед! За дальновидность я тому человеку очень благодарен.

– Николай Васильевич, вопрос напоследок. С техникой у вас вроде как потребности закрыты. А что же каждый год в Ганновере ищете?

– Я хозяйственник, но все же в душе инженер. Отставать от развития инженерной мысли не могу. А в Ганновере ежегодно все совершенно новое. Даже те самые фирмы, что выставлялись в прошлом году, обязательно привезут что-нибудь новое, ни одна фирма не повторяется. Мы, например, имеем самую новую кукурузную жатку – Geringhoff. А в прошлом году подошли к их стенду и были потрясены: совершенно новая машина, работающая по кукурузе в любом направлении, необязательно по рядкам, как это делает наша жатка. Сейчас нас интересуют, прежде всего, энергосберегающие технологии. Может, что-то и выищем для себя.

Вот такой он, фермер с востока Украины: средних размеров – фактически и физически. Фермер, с неба звезд не снимающий, однако один из лучших в том регионе, фермер думающий и ищущий. Вначале в новую технологию не стремился: как Фома неверующий, «пальцем» пробовал, но ведь «прорвало»! Стоило его «подтолкнуть», и теперь не остановишь. Приглядываясь к нему, делают похожие шаги и другие фермеры, соседствующие с ним в этом крае. Но мне кажется, что его опыт будет интересен и многим другим хозяйствам, совсем из других регионов. Ведь если то, что делает Ралитный на Донецком кряже, дает результаты, почему не допустить, что оно возможно и у вас?

 

В «Кредо» побывал Игорь Самойленко