Здравствуйте, читатель.

Сельское хозяйство, конечно, сегодня локомотив.

Вообще отрасли – они все локомотивы, которые движутся разными путями, в идеале – в одном направлении, и волокут за собой вагоны с бюджетниками.

Однако.

Сегодня все отрасли висят гроздьями на сельскохозяйственном локомотиве

Постой, паровоз, не стучите, колеса, кондуктор, нажми на тормоза. Эту блатную песенку сельскому хозяйству Украины напевают министерства и ведомства, комиссии и инспекции, организации и учреждения. Причем, заметьте, это на сто процентов – бюджетники, которые сидят в вагонах. Им, видите ли, скучно.

Локомотивной бригаде тоже не весело. Цены далеко не олимпийские. И главное – нет рентабельной культуры, которая бы потянула вверх шаткую экономику локомотива. А к этому добавляются непомерные аппетиты транспортников и прочей инфраструктуры. Но добавляется и алчность переработчиков. Да, идет большая игра на внешних рынках, и цены упали на четверть. Но не на все. На внутреннем рынке что-то обвала цен на посолнечное масло нет, а цену на семечку уже валят. Хорошими ценами считались 1180 долларов за тонну в Аргентине и 1250 в Амстердаме. Сейчас прогноз максимальной цены – 1100 доларов, в связи с сокращением закупок азиатскими странами, главными потребителями растительных масел. Упала цена. Но не четверть же. А закупочную цену подсолнечника переработчики пытаются сбить до 2800 – 2500 гривен.

Во многих хозяйствах – слишком многих – цена не отбивает себестоимости. Причем глобально по всем культурам. О государственной поддержке смешно заикаться, там денег нет и не будет, никогда. Впору объявлять АПК зоной стихийного бедствия. Только вот парадокс: обычно пострадавшим от стихии первым делом отправляют продовольствие. А тут народ пострадал от продовольствия, некуда девать его. Мировой дефицит никто не отменял, однако объективно он еще не обострился до нужной степени, когда любое зернышко будут забирать за пачку зелени, мы только движемся к дефициту. Звездный час нашего локомотива еще впереди, а пока звезды в глазах от убытков.

А в это время.

Скучающие пассажиры локомотива пишут письма машинистам.

Предоставьте нам вот это, предоставьте нам вот то.

Вот письмо из налоговой в одно хозяйство: название хозяйства я убрал, чтобы не рекламировать бесплатно, а название налоговой замазал, чтобы ей стыдно не было на всю страну. Суть письма такова: предоставьте объяснения, почему у вас по одним культурам урожайность выше среднерайонной, а по другим – ниже. Хочется подойти к пассажиру и взять его за лацканы: мужик, ты когда-нибудь помидор у крыльца сажал? Почему один куст вырос, а другой нет? Ты задавался вопросом? Кто тебя нанял мешать людям работать? Почему ты считаешь, что быть идиотом – нормально и почетно? Откуда ты взялся, кто ты такой, чтобы вести антигосударственную деятельность, тормозить движение единственного локомотива отечественной экономики? Может, ты шпион-диверсант враждебного нам государства? Так хоть скажи, какое государство нам враждебно.

Герцен задавался вопросом – «Кто виноват?» У нас такого вопроса нет, у нас ответ есть. Чернышевский спрашивал – «Что делать?» Тоже нет такого вопроса, есть лишь вопрос – когда это делать. У нас скорее вопрос – кто привлечет к ответственности ответственных? Ведь сорвать работу предприятия, до полной остановки, для пустяшной организации, так называемой госструктуры, а в сущности – антигосструктуры, ничего не стоит, и никакой ответственности за это она не несет. Нет на нее суда, есть Божий суд. Правда, говорят, еще будет Страшный суд. Представляете себе налоговую инспекцию на Страшном суде? Страшно представить.

И ведь каждый будет лепетать одно – «мы люди маленькие, нам приказали».

Что бы вам не приказали, нельзя рушить государство и его независимость.

Кстати, с Днем Независимости вас, читатель. Хотя уже всем понятно, что за нее еще долго придется бороться.

Ах, какие картины рисует воображение: в вагон с дармоедами входит сотрудник локомотивной бригады, в химзащите, с заплечным опрыскивателем с инсектицидом.

Говоря чиновничьим языком, «экономическая ситуация требует немедленного ужесточения уголовного преследования действий должностных лиц, повлекших за собой снижение показателей хозяйства, аграрной компании или фермера, срыв сроков работ или ухудшение настроения субъекта экономической деятельности, — преследования вплоть до лишения имущества и свободы на срок до 80 лет либо же аннулирования факта существования вышеназванных лиц по законам военного времени».

В Украине должен возникнуть общественный комитет по надзору за действиями государственных органов, как законодательных, представительсикх, так и исполнительных. Комитет спасения.

Власть в стране захватили чиновники, и это ни для кого не новость.

Но вот как они пользуются этой властью – это уже повод для всенародного возмущения. Агрокомплекс зарабатывает большое количество валюты, сейчас он составляет уже четверть нашей экономики – и продолжает рост. Любой бизнесмен скажет: нужно поддержать этот рост и увеличить поток заработанных денег, тогда их всем хватит. Чиновник сегодня говорит: нужно остановить этот рост и сдохнуть вместе с агрокомплексом.

Я пишу это, читатель, не вам, я пишу это вместе с вами. Мы все еще предполагаем, что во власти есть здравомыслящие люди, которые способны понять, что плесень и зараза на средних и нижних уровнях достигли размеров, несовместимых с жизнью отрасли. В любом доме время от времени нужно проводить генеральную уборку, и во власти тоже.

Во имя нашей независимости.

 

Ваш главный редактор