Здравствуйте, дорогой мой читатель.

Ну, спасибо, вы ведь успели подписаться на свой личный, свой собственный, свой кровный журнал «Зерно», который будет вам в следующем году советчиком, опорой, вдохновителем ваших подвигов. Если не успели, подпишитесь в январе или в редакцию позвоните, потому что главное для нас — наше единство с вами, читатель. Я его уже как братство чувствую. Недавно один хороший мужик из Краснодара обнял меня и сказал — «хочу подписаться на твой журнал. Только не на год. Навсегда».

Вот так. Пока смерть не разлучит нас.

Мне и смешно, и приятно. Человек почувствовал, что «Зерно» — журнал профессиональный, не политический, но местами душевный, а местами духовный. Иначе было бы неинтересно.

 

***

Но специализация не мешает поговорить нам с вами о нашей жизни и нашей стране. Тем более, что поговорить есть о чем. Экономика угроблена, это мы с вами видим, и даже не угроблена… Как бы поточнее сказать… Она бездарна, не талантлива, не оригинальна. В ноябре непрерывно идущий спад в промышленности затормозился. В октябре падало на 4,9%, а в ноябре уже только на 4,7%. Хочу видеть управленца, который назовет это успехом и достижением. Металлургия, например, начала падать быстрее — с 8% в октябре до 11,8% в ноябре. Машиностроение понеслось вниз, с 14,3% спада в октябре до ноябрьских 17,2%. Падало строительство, падала транспортная отрасль. В пищевой промышленности в октябре все упало на 12,5%, а в ноябре уже только на 7,6%. Рост отмечен только в добывающей промышленности, на 2,7%. За счет чего же общее падение затормозилось на 0,2%, если многие продолжают пикировать? Правильно, читатель. За наш счет. В ноябре сельское хозяйство Украины показало более 40% роста. Роста! И в этом росте на фоне водопада остальных отраслей есть частичка вашей, мой читатель, души и труда, и моей.

 

***

Хотя гордиться особенно нечем, оба мы с вами знаем невозможность существования острова счастья в океане несчастья. Да и рост такой, вероятно, потому, что народ начал продавать зерно. Показатели этого года похожи на абсолютный рекорд, говорят, вырастили 63 миллиона тонн. Если мне не изменяет память, в каких-то госпрограммах указывалось, что 60 миллионов в Украине возможны только через пять лет при условии прибытия нескольких КамАЗов с миллиардами долларов инвестиций. А вот гляди-ка, выросло. Понятно, что цена на зерно совсем не вызывает оваций. Кому удается спихнуть кукурузу по 1200 гривен за тонну, считается везунчиком. И роста никакого не предвидится. Продавайте, если дают тысячу двести, продавайте.

 

***

Привычным широким шагом мы прошли этот год и идем в следующий, не особенно сгибаясь под тяжестью мешков с деньгами, даже, сказал бы я, налегке. И хорошо знаем, что такие не слишком прибыльные, и даже убыточные, годы — нормальное явление в зернопроизводстве. Значит, большая наша прибыль еще не посеяна. Будет она в каком-нибудь из многочисленных следующих годов. И это случится очень скоро, потому что мировой продовольственный дефицит пока — надвигающаяся угроза, но мы стоим на грани, когда этот дефицит начнет обретать реальные черты. И тогда будет продано все, что будет выращено, за цену, которую назовет тот, кто это вырастил.

 

Так что нам пока остается гордиться друг другом, вы — мною, я — вами, большим нашим урожаем… Но есть и еще предмет для гордости.

 

Это наша страна. Украина.

 

***

Ноябрь 2013-го войдет в историю цивилизации, мы это с вами увидим. Есть рядом Белорусь, где всех загнали палками в хлев, есть Россия, где палками загоняют еще до того, как люди собрались протестовать, и есть Украина, где в ответ на палки жандармов народ встал и выпрямился в полный рост. На улицы вышли миллионы.

У нас есть Майдан.

Когда девять лет назад на площадь вышел миллион, и люди месяц стояли на морозе, требуя справедливости, это казалось чудом. Никто не мог предположить силы и красоты этого протеста в казалось уснувшем обществе, никогда с тех пор люди на улицах не были так вежливы и внимательны друг к другу, никто из экспертов не сказал, что когда-либо в украинской истории возможно повторение подобного чуда.

 

***

И это повторилось, с новой силой и в больших масштабах. Значит, это не чудо. Значит, это характерная черта украинцев, так они протестуют против несправедливости и произвола, и это должны знать все политики, а уж бизнесмены и подавно.

Политики как раз боятся это признать. Думаю, у них просто-таки животный страх. Майдан стремятся представить сговором кучки экстремистов, рвущихся к власти, акцией оппозиции, проплаченным проектом сражающегося за Украину Евросоюза. Как угодно. Но только не так, как есть на самом деле, потому что признать это власть не может никогда. Майдан — это самоорганизующаяся форма массового народного протеста, не стихийная, не управляемая политиками или финансовыми инструментами, возникающая в том случае, когда власть достала народ или проявила к нему неуважение.

Это чисто украинское явление. Я просмотрел историю Колиивщины, историю Сечи — это чисто наши Майданы, один к одному, все причины и предпосылки до смешного похожи. Интересно, политики читают историю как развлекательное чтиво? История их ничему не учит? Научит Майдан.

 

***

Катастрофические провалы во внешней политике уничтожили имидж Украины, нашу страну уже назвали недоговороспособной. Но грянул Майдан, и имидж вырос так, как никому и не снилось. Майдан на первых полосах всех мировых газет, во всех мировых новостях, мир просто рот разинул, потому что в Украине увидел чистейший эталон демократии, проявление истинного народовластия — такой мощи и такого азарта, какого давно в буржуазных обществах не находят. Многие страны стремились помочь и не могли: как помочь народу, который ни в какую организацию не объединен, а просто — народ? А властям никто помогать не хотел. Бесплатно помогать не хотел.

 

***

А ведь это еще и украинская романтика! История пишется такими яркими красками, что глаза режет. Возьмите хотя бы ночь штурма. Было страшно, когда на освещенное пятно Майдана, на тонкие цепочки защитников баррикад надвигалась черная нечисть. Наступали очень плотной толпой, сверху видны были только черные каски, как пузыри на кипящей смоле, и эта масса пульсировала, давила в слабые места баррикад, затекала в щели. Звуков было немного, давили молча: Руслана со сцены сначала кричала, — это мирная акция, не выполняйте преступный приказ, — а потом уже произносила те же слова снова и снова уже с какой-то монотонностью, будто молилась.

И над этой ночью, над Майданом ударили колокола Михайловского собора. Звон их осенил всю сцену штурма, они не смолкали до пяти утра, и тысячи киевлян бросились на помощь Майдану.

Это всего лишь хроника событий месячной давности, а звучит как поэма. Такова украинская реальность, и с этим нужно жить и считаться и политикам, и бизнесменам.

 

***

В теперь несколько выводов из бурной истории, в гуще которой мы сегодня живем.

Майдан нельзя созвать и нельзя разогнать. Майдан — это в чистом виде совесть нации, и для того, чтобы его уничтожить, нужно уничтожить каждого, у кого есть совесть. Майдан — в каждом из нас, когда мы сталкиваемся с вопиющей бесчеловечностью или несправедливостью, и в тех, кто сегодня против Майдана, — тоже.  Поэтому, кажется мне, попытки формализовать Майдан во всенародное объединение ни к чему не приведут. Майдан — вне политики, это категория гуманистическая. Майдан никуда не денется, даже если люди разойдутся по домам.

 

***

Следующий вывод — предупредительный. Майдан — это двое больных ивано-франковских пенсионеров, отдавших митингующим в Киеве 10 тысяч гривен. Эти двое стариков своей святостью сильнее роты Беркута. А вывод таков: Майдан способен жертвовать. Значит, способен на жертвы.

Майдан — это атомная бомба с очень простым детонатором. И посылать лупить атомную бомбу дубинками тысячу, десять тысяч, да хоть сто тысяч безумцев — страшное преступление и гарантированное самоубийство. И пытаться задавить активистов по одному — то же самое, единичные удары палкой по атомной бомбе.

Еще один важный вывод: бюджетники-антимайдановцы, прокуроры, судьи, титушки, беркуты, грифоны, их заказчики и начальники — тоже украинцы. Вот такая мы нация.

С этим нам предстоит жить и вступать в 2014-й год. Как всегда, надеюсь, урожайный и с хорошими ценами на зерно.

 

***

В какой-то стране есть Ниагарский водопад, в какой-то — Килиманджаро или Джомолунгма, а у нас есть Майдан. Теперь об этом украинском чуде знает весь мир. Я даже не скажу, хорошо ли, плохо ли, что у нас есть Майдан. Ведь это кошмарный менингит для любой власти, дамоклов меч. У власти есть лишь один способ выжить с Майданом — добиться доверия общества, уважения, тогда Майдан будет терпеть власть. Просто он у нас есть. Он — часть нас самих.

Читатель, это нескучная страна, и очень драйвовый народ, это здорово, что мы с вами живем и работаем именно здесь!

Слава Богу, год прожит не зря.

Мы вступаем в 2014-й свободными людьми.

Никто не отменял Нового года, никто не лишит нас Рождества.

С Новым годом вас, дорогой мой читатель, с Рождеством Христовым.

Счастья вам и вдохновения.

Я многое запомню из этого года. И встречи с вами лично, и поездки в хозяйства, и многое другое… Но уже никогда не забуду ту ночь, когда на площади сошлись две силы, черная и золотая, и над Майданом гремели колокола церквей.

 

Ваш главный редактор