Джефф Роуи, Региональный директор DuPont Pioneer  в Европе, в Украине – свой человек, его интервью появилось в журнале «Зерно» впервые в октябре 2011 года и тогда оно было посвящено обнародованию планов по строительству семенного завода Pioneer в Полтавской области. Прошло не так много времени, и вот завод торжественно открыт и начинает свою работу.

 

Но Джефф – свой человек еще и потому, что сам является фермером в пятом поколении. Впрочем, занимая один из ведущих постов в структуре мирового гиганта, уже трудно представить себе Роуи за рулем зелено-желтого трактора. Он собран, сосредоточен, его время отсчитывается минутами. Большая компания, большая Европа, большая ответственность, – вот что стало понятно, когда 12 июня мы встретились в отеле для беседы.

 

«Пионер» – украинская история с 50-х годов прошлого века

 

– У вашего украинского дивизиона уже юбилеи – 15 лет с момента открытия представительства, 12 лет основания юридического лица, «Пионер Насиння»… Можно ли подводить итоги деятельности компании, говорить о достижениях, о планах на будущее?

–Собственно, история нашего присутствия на этой территории начинается с середины прошлого века. Тогда Никита Хрущев посетил Айову, встретился с руководителем нашей компании,  и сразу же договорился с ним о поставках семян кукурузы. С тех пор мы достигли серьезных успехов в производстве семян. На рынке семян кукурузы мы первые, вторые по подсолнечнику и занимаем третье место по гибридам рапса. В Украине за последние три года нами создан исследовательский центр, и в середине июня в Стасях начало работу производственное предприятие. Мы очень гордимся отношениями, которые у нас исторически сложились и с украинским правительством, и с жителями Украины. Можно ли улучшать что-то в развитии и сотрудничестве? Конечно. Временами у нас, как и у других компаний, случались проблемы с семенным материалом, с его поставками, потому что существует постоянный высокий спрос на нашу продукцию. В последние три года также производству семян мешали погодные условия.

 

– Да, припоминаю, когда мы только начинали издавать журнал «Зерно», в стране образовался критический дефицит семян кукурузы. Рынок был в недоумении… Даже в разочаровании… Видимо, с этим связано создание собственного семенного завода в Украине? Или просто Украина – часть вашей европейской стратегии?

–Украина – стратегический рынок номер один, и я провожу здесь больше времени, чем во всех остальных странах европейского региона. Украинский рынок крайне важен для нас по причине его большого потенциала. Здесь огромные возможности роста урожайности с гектара. И мы чувствуем, что у нашей компании хорошие позиции для того, чтобы плотно работать с украинскими фермерами и тем самым обеспечить себе хорошее будущее в сельском хозяйстве Украины.

 

В ожидании Optimum AQUAmax

 

– Действительно, средняя урожайность по Украине крайне низкая, и расти здесь можно бесконечно. Но есть и пример, когда люди в Крыму на поливе получают 16 тонн кукурузы в сухом зерне. Вы представляете, какого потенциала они ждут от ваших гибридов?

– Я замечу, потенциал сельского хозяйства определяется не только условиями тех мест, где оно ведется. Земли все разные. В некоторых регионах Украины почвы идеального типа, там подходящая влажность, и они обычно превосходят по урожайности регионы с нехваткой воды, бедными почвами и разными другими проблемами. Мы изучили украинский климат и почвы очень внимательно. Мы чувствуем, что здесь очень большая перспектива. Урожаи в США в среднем примерно в двое выше, чем в Украине. Не должно быть такой разницы в урожайности между Украиной и США, – подчеркну еще раз, урожайность в Украине можно улучшить. Методов для этого немало. Мы провели огромную работу по изучению влияния жары и засухи – двух важнейших факторов, которые мы считаем очень важными для украинского производства. И в этой связи мы готовы предложить новые продукты под названием Optimum AQUAmax, которые разработаны и предназначены специально для выращивания в жарком сухом климате. Гибриды Optimum AQUAmax содержат гены устойчивости к жаре и засухе. Это впечатляющий новый продукт, потому что он учитывает риск потери урожая, снижения или негативного воздействия, которому подвергаются хорошие семена в сложных погодных условиях. В аномальной ситуации он дает значительное улучшение урожайности. Он будет запущен в следующем году, и, конечно, будет предложен украинским фермерам. Мы опробовали его в других странах мира, и он очень хорошо зарекомендовал себя.

 

Будет ли Европа производить зерно

 

– Вы ведь в компании отвечаете за всю Европу? Я недавно вернулся из Баварии и видел там кукурузу, стоящую в воде, как рис… Маленькие поля… Постоянно уменьшающееся число фермеров… Как вы полагаете, структура сельхозпроизводства в Европе изменится? Крупное зернопроизводство сместится на Восток Европы?

– Такая тенденция есть.

 

– Во Франции, как я знаю, количество фермеров за десятилетие уменьшилось в десять раз.

– Да, это так.

 

– К тому же, вечная проблема Евросоюза с дотациями на гектар: правительства хотят их отменить, фермеры – сохранить, а Латинская Америка вопиет о недобросовестной конкуренции, ведь у них дотаций нет…

– Конечно, все эти проблемы существуют и обостряются. Франция производит в настоящее время очень значительное в европейском измерении количество зерна. Это очень большой рынок с крупным молочным производством на севере страны, и поэтому сегодня сложно представить, чтобы Франция вообще не выращивала зерна. Да и плотность населения высокая. Однако определенное сокращение зернопроизводства, какой-то сдвиг, все-таки произойдет в смысле перемещения сельхозкультур по причине конкуренции масштабов. Неэффективно производить зерно на небольших площадях, малых участках земли, нужны большие хозяйства, которые более продуктивны и эффективны. В Центральной Европе, в Восточной Европе есть хозяйства, которые выращивают зерно в крупных масштабах на сконцентрированных площадях. Это оказывает влияние на общую ситуацию. Я думаю, перед украинскими производителями стоят совсем другие задачи по сравнению с фермерами Европы. Если взять, например, маленькую кукурузную ферму в Италии, ей и не нужны большие площади. Менеджер нанимает нескольких работников, однако там больше сельскохозяйственной техники, больше машин, они работают по-другому и получают другой урожай. И возьмите Восточную Европу, где требуется больше людей, больше техники, больше усилий для того, чтобы провести посевную и уборочную. Поэтому, конечно, здесь перед людьми стоят совершенно другие цели.

 

– Да вроде бы мы с этим постепенно справляемся, с технологиями, с техническим перевооружением. Какие главные вызовы вы видите для украинских сельхозпроизводителей в их деятельности?

– В самом общем плане, главный вызов – это высокое качество продукции, которое необходимо обеспечить, чтобы конкурировать в международном плане. Еще один вызов – в том, чтобы получить доступ к потребителям, чтобы проинформировать их о вас, чтобы они восприняли вас. Нередко трудность состоит в том, что вам нужно больше людей, которые выполнили бы какие-то работы, другими словами, серьезный вызов – получить доступ к рабочей силе. Качество семян часто является вызовом. Ощутимы вызовы, связанные с изменениями климата, погодных условий, с ростом бизнес-рисков . Ирригационная инфраструктура не так развита здесь и не так надежна, и в те годы, когда засуха является реальной угрозой, это может играть большую роль.

 

Специфика Украины и цели Pioneer

 

– Хорошо, скажем так, США производит больше 320 миллионов тонн кукурузы, Украина – немного более 20. Почему компания DuPont Pioneer так активно работает в Украине, на несравнимо меньшем рынке?

– Тому есть несколько причин… Как я уже говорил, в Украине есть проблемы с логистикой, проблемы с импортом, к тому же, я считаю, это зона рискованного земледелия пока что, поскольку нет надлежащей системы ирригации. Но, как я вижу, эта ситуация меняется. Если вы возьмете регион вроде Небраски в Соединенных Штатах, вы увидите определенный уровень во всех хозяйствах, где выращивается кукуруза. Я не вижу такого уровня развития инфраструктуры в Украине пока что, но я думаю, он будет. Есть статистические данные по США по прибыли, и они показывают разницу между США и Украиной. Вот это и есть причины, почему мы сфокусировались на этом рынке. США – самый эффективный производитель кукурузы в глобальном масштабе, они имеют самые высокие показатели в мире. И мы чувствуем, что в Украине можно эффективнее использовать площади и можно повысить урожайность в регионе, и это отличная возможность для фермеров. Но это хорошая возможность и для компании DuPont Pioneer сделать сельское хозяйство еще более полезным для общества.

 

– Как вы строите работу в европейских странах? Внедряете американский менеджмент и технологии или в каждой стране строите региональные системы?

– Всегда внимательны к местным условиям. Мы предпочитаем такой подход, чтобы был задействован местный менеджмент, местные работники. И всегда приспосабливаемся к условиям, которые сложились на локальных рынках. Поскольку мы — компания, основанная в США, почти всегда у нас работает какой-то процент американских служащих, как я, например. Но наш стратегический подход – находить лучшие таланты на местных рынках. Впрочем, хотя мы и полагаемся на местные таланты, у нас есть некий список принципов, система правил, ключевые ценности, которые очень специфические для единой компании DuPont и одинаковы во всех странах. И на локальных рынках мы работаем так, чтоб действовать наиболее эффективно.

 

– Каковы ваши впечатления от украинской команды Du Pont Pioneer? Есть ли какая-то специфика у украинских сотрудников компании, отличающая их от представителей других наций?

– Прежде всего, я должен сказать, что действительно люблю украинских людей. Они чрезвычайно дружелюбны. Наш персонал состоит в своей основе из местных специалистов. Мы убеждены в том, что берем на работу настоящих профессионалов, особенно, если речь идет о специалистах в агрономических науках. Таких людей найти непросто, и не только здесь, но и в других странах, где нам приходилось заниматься набором персонала. Однако украинцы – люди честные, трудолюбивые, имеют хорошие сельскохозяйственные традиции и  очень привязаны к земле. Все это повышает их статус на рынке труда.

 

На «жестких» рынках – комфортнее

 

– Вам приходится работать на сложившихся и на «мягких» рынках, таких, как Украина. В чем преимущества и недостатки работы на рынках, которые находятся в стадии формирования?

– Мягкие рынки? Конечно, это очень широкий вопрос. В чем-то эти рынки, «мягкие», имеют гораздо больший потенциал в отличие от тех рынков, – назовем их «жесткие», где уже сложились и устоялись правила и рыночные институты. Очень интересно, увлекательно работать на таких рынках, ведь обычно здесь больше возможностей. Нужно быть гибкими и креативными, чтобы преуспевать на таких рынках. Но имеется и степень дополнительного риска,  это надо учитывать и все время просчитывать соизмеримость с возможным успехом. С другой стороны, если посмотреть на более зрелые, развитые рынки, мы обнаруживаем положительные факторы в виде надежной защиты авторских прав, интеллектуальной собственности. Это обеспечивает компаниям нашего типа, инвестирующим большие средства в новые разработки, гораздо большую защиту в отношении объектов интеллектуальной собственности,. Наша компания вкладывает только в исследования более двух миллиардов долларов в год, не говоря о тех суммах, которые мы вкладываем в развитие бизнеса. Это самая суть нашего бизнеса – иметь возможность инвестировать в исследования и поддерживать  эту деятельность, а для этого нам необходима гарантированная защита прав интеллектуальной собственности на рынках, где мы работаем. Это только один пример, который можно привести в обсуждении различий между «мягкими» рынками и более устоявшимися, развитыми рынками.

 

Какими будут семена, произведенные в Украине

 

– Давайте вспомним вчерашнее открытие завода в Полтавской области. Вы планируете производить здесь семена. Каких культур?  В каких объемах? И на каких рынках  собираетесь их продавать?

– Да, у нас недавно было фантастическое мероприятие, собралось более 750 человек – наши клиенты, представители центральных и местных органов власти, наши сотрудники, был просто великолепный день. Но возвращаемся к вашему вопросу. Этот завод рассчитан на производство пятисот тысяч единиц продукции, в него инвестировано больше $40 млн,там будут производиться семена кукурузы и семена подсолнечника. Главным образом мы будем продавать семена  по всей Украине, ориентир – внутренние продажи, но возможен и экспорт, предположительно, в Россию, хотя в дальнейшем поставки могут быть налажены в самые разные страны. У нас есть региональная сеть поставок, – таким образом, мы можем производить семена для Европы и даже для всего мира.  Прошлый год был засушливым, и в Восточной и Центральной Европе много семян было потеряно, но мы смогли восстановить поставки, хотя бы частично, благодаря местной и глобальной сети Supply Chain, поставив на эти рынки столько семян, сколько было возможно.

 

– Да, семенной бизнес остро связан с климатическими капризами. Вот во Франции была очень холодная и длинная весна. Я полагаю, они сильно опоздали с посевом кукурузы, теперь вегетация будет происходить не в привычные сроки, а в более поздние. С другой стороны, у них огромное количество влаги… Как вы думаете, что будет с производством семян? Ведь по кукурузе Франция – самый большой производитель семян в мире.

–. – Мы еще не знаем, каким будет это влияние, хотя видим, что это не оптимальный вариант для семеноводства, условия не идеальные. Всякий раз, когда случается поздний посев, надо вносить коррективы на всех последующих этапах.Можно столкнуться с поздними заморозками, и всходы могут быть поздними, и созревание запоздает, не наступит вовремя. Мороз может повредить семена, значит, понадобится пересев, значит, позже будут всходы, будет поздний урожай, позже пройдет уборочная, и во все циклы поставок потребителям нужно будет вносить коррективы. Могут возникнуть разные проблемы. Пока мы допускаем, что будет некоторое снижение урожая. Но опять же, это именно одна из причин, по которой мы создаем региональные сети поставок. Тогда мы можем действовать с учетом всех условий, сбалансировать все таким образом, чтобы на рынке как можно больше семян.

 

– Вы наверняка сталкиваетесь с тем, что вашу продукцию пытаются подделать.  Реально ли справиться с этой напастью?

– К сожалению, такая проблема есть. Мы служим объектом недобросовестных действий по фальсификации семян, поскольку являемся несомненным лидером на этом рынке и имеем в своем портфеле прекрасные продукты. Принимаем меры, чтобы сделать невозможной подделку наших продуктов. Я к этому отношусь очень серьезно, потому что сам родился в сельской местности и прекрасно понимаю, что, когда у производителя сельскохозяйственной продукции денег хватает только на то, чтобы приобрести семена для будущего урожая, многое зависит от того, купит он качественный или некачественный продукт. Конечно, существуют и другие причины, по которым мы стараемся защищать нашу интеллектуальную собственность. На разных рынках мы провели в последние годы несколько успешных операций, направленных на борьбу с этой бедой. При этом наша компания удовлетворена уровнем сотрудничества с контролирующими регуляторными органами. Это свидетельствует о том, насколько серьезно мы стремимся к обеспечению нашими качественными продуктами аграриев.

 

– В Украине эта проблема более актуальна, чем в других странах?

– Эта проблема глобальна. Китайский, российский и украинский рынки в этом отношении, вероятно, более проблемны, чем другие. Но у нас были подобные ситуации и на центральноевропейском, и на южноафриканском рынках. И говорить о том, что эта проблема характерна только для Украины, я бы не стал.

 

– Как повлияет открытие завода вашей компании в с. Стаси на Полтавщине на количество фальсификата?

– Думаю, ситуация изменится в лучшую сторону.

 

Доверие фермеров и конкуренция

 

– Украинские агропромышленники, настоящие профессионалы, нередко стремятся купить семена, произведенные во Франции или в другой развитой стране, но не семена того же гибрида той же компании, выращенные в Украине… Есть недоверие к местному качеству. Не знаю, есть ли объективная разница между семенами, выращенными, доработанными в Украине крупными компаниями, но психологическое восприятие, в общем-то, на рынке присутствует. Как вы собираетесь обеспечить качество семян, произведенных в Украине?

– Очень хороший вопрос. Это действительно так. Я часто слышу от клиентов опасения, их тревожит качество. Но не существует научных, биологических и физиологических причин, из-за которых мы не сможем производить высококачественные семена здесь, – точно такие же, как во Франции. Процесс идентичен, а оборудование здесь еще лучше –завод в Стасях построен по последнему слову техники, а в некоторых операциях технологии даже выше, чем на крупнейших предприятиях в США. Мы будем создавать самое высокое качество и пригласим мастеров из США и из Европы, из той же Франции, чтобы они помогли обучить персонал нашего нового предприятия, и мы будем использовать те же методы контроля качества, которые применяются во Франции и других странах повсюду в мире. Если у вас хорошая земля, если у вас достаточно осадков, если у вас хорошие работники, хорошая генетика и предприятие мирового класса, нет причин ожидать или опасаться ухудшения качества на каком-то местном объекте в Украине по сравнению с Францией. Над чем в действительности надо работать, так это над проблемой восприятия. Мы пытаемся преодолеть какие-то особенности восприятия, и это действительно непросто, нам приходится преодолевать сопротивление, но я думаю, это всего лишь вопрос времени.

 

– Известные компании построили в Украине семенные заводы, кто раньше, кто позже – Euralis, Maisadour, к ним присоединяется Monsanto. Как вы собираетесь конкурировать, – неоспоримым качеством, агрессивным маркетингом, ценами?

– Еще один большой вопрос. Об этом можно говорить целый час, – Роуи рисковал опоздать на самолет. –  Но наш бизнес не так уж и сложен, он сводится к хорошей генетике, пониманию фермеров и местных условий, чтобы в итоге дать для правильных земель правильные семена. Наша идея – производить высококачественные семена и организовать своевременные поставки семян производителям. Наша уникальность в том, что мы — компания мирового класса, у нас фантастические продукты и масштабная система создания гибридов, мы продолжаем отстраивать всю систему глобально. Если мы сможем предложить лучшую продукцию на открытом рынке, мы выиграем. У нас есть профессиональные мастера продаж, которые будут работать здесь в Украине, улучшать наши показатели. Цель наших продавцов – работать с клиентами напрямую, чтобы гарантировать преимущества работы с нами. У нас есть новое предприятие здесь, но есть и другие предприятия, которые работают по всему миру и могут компенсировать возможные перепады и предложить достаточно семян – высококачественных семян. Мы работаем по всему миру 90 лет и теперь работаем в Украине. Мы пришли сюда с нашим опытом, мы хорошо знаем свое дело.

 

Заряженность на прогресс и ноу-хау

 

– Хотелось бы услышать о тех новинках кукурузных гибридов, которые Пионер в самое ближайшее время предложит, чтобы понимать, в каком направлении движется научно-исследовательская деятельность и практическая.

– Еще раз подчеркну, мы гордимся тем, что у нас очень большая линейка продуктов. Если вы работаете на Западе, где больше влаги, у нас есть для вас нужные гибриды. Для фермеров на Востоке или в Центре, или у Украине, где чаще бывают засухи, мы даем подходящие для них успешные гибриды. У нас 22 высококачественных продукта уже работают на рынке, это продукты высшего класса, и запускаются отличные новые высококлассные гибриды. Наша сила в том, что мы можем предложить нужную линейку, обеспечить лучшее решение для отдельного, даже самого мелкого производителя, для его условий работы.

 

– Что собой представляет продвигаемая вами уже несколько лет технология Express Sun?

– Украинские аграрии, которые выращивают подсолнечник, уже не первый год успешно применяют обе технологии по контролю сорняков в посевах подсолнечника – это производственная система для подсолнечника Clearfield® и ЭкспрессСан® технология от компаний DuPont и DuPont Pioneer, когда в посевах гибридов подсолнечника Пионер® для контроля широкого спектра двусемядольных сорняков используется гербицид Экспресс®, 75% .в.г. (д.в. трибенурон-метил). Какую из двух технологий использовать —  определяет сам аграрий, исходя из тех проблем и задач, которые ему приходиться решать, а также из имеющихся у него ресурсов. Лучшим доказательством того, что украинские аграрии оценили преимущества технологии ЭкспрессСан® является ежегодный 30% рост продаж гибридов подсолнечника Пионер®  с устойчивостью к гербициду Экспресс® начиная с 2007, когда мы зарегистрировали наш первый гибрид ПР64Е83. Сейчас наша продуктовая линейка гибридов подсолнечника для технологии ЭкспрессСан® значительно расширилась до восьми продуктов, и сочетает в себе не только устойчивость к гербициду Экспресс® как, например,  П64ЛЕ19, но и имеет устойчивость к новым расам заразихи — ПР64Е71, ПР64ЛЕ20, содержит высокое содержание высокоолеиновой кислоты – П64ГЕ01, является более раннеспелыми,чем ПР64Е83 –П63ЛЕ10 и П64ЛЕ11, что позволило украинским аграриям расширить ареал использования технологии ЭкспрессСан® в зоне Лесостепи и Полесья. Сегодня на рынке семян подсолнечника бренд Пионер® занимает второе место, а благодаря преимуществам технологии ЭкспрессСан® в сегменте гибридов подсолнечника устойчивых к гербицидам, мы — безусловный лидер среди 13 семенных компаний развивающих технологию Clearfield® и среди  трех семенных компаний, которые имеют зарегистрированные в Украине гибриды подсолнечника с устойчивостью к трибенурон-метилу. В этой связи мы планируем и в дальнейшем создавать и совершенствовать гибриды подсолнечника для технологии ЭкспрессСан®.

 

– В Украине популярна технология Clearfield на подсолнечнике, а вот что собой представляет Clearfield на рапсе?

– В действительности это очень похожая технология на ту, которая применяется на подсолнечнике, и наши несколько линий гибридов для этой технологии имеют большой успех.

Как и в случае с производственной системой для подсолнечника Clearfield®, гибриды ярового и озимого рапса, которые имеют устойчивостью к гербициду Нопасаран®, выведены традиционными методами селекции. Компания DuPont Pioneer зарегистрировала в Украине два гибрида ярового для технологии Clearfield® и мы ожидаем регистрации в этом году гибрида озимого рапса Пионер® устойчивостью к гербициду Нопасаран®. Для украинских фермеров внедрение технологии Clearfield® в посевах рапса также себя оправдало, в следствие чего гибриды ярового рапса с устойчивостью к гербициду  Нопасаран® уже занимают больше 60% , и мы ожидаем ,что и в сегменте озимого рапса технологии Clearfield®  очень скоро вытеснит традиционные гибриды благодаря своей эффективности в борьбе против сорняков.

 

 

– Вы знаете, что у нас неоднозначное отношение к ГМО. Пионер много работает в области генной инженерии. Каково ваше мнение о перспективах этой технологии для мира и для Украины в частности?

– Первое, что хотелось бы прояснить: мы не продаем продукты ГМО в Украине. Мы не включаем такие продукты в те линейки, предназначенные для этого рынка. У нас по этому вопросу совершенно определенная позиция. В каждой стране, где мы производим гибриды, есть свои правила и законы, которые определяют, что разрешено и что запрещено, а частности, в отношении ГМО. Мы не делаем исключений ни для одной страны мира. Как вы знаете, Украина еще не ввела законы, которые регламентировали бы использование ГМО – регулировали бы испытания и продажу, поэтому мы не ведем никакой деятельности на этом рынке.

 

– Да, но что вы думаете о перспективе ГМО?

– Во всем мире мы наблюдаем устойчивую тенденцию, – страны производят все более качественные ГМО-продукты, совместимые с экологией. Эти тенденции наблюдаются уже несколько лет, и они распространяются на все новые страны. Все больше новых стран отводят больше площадей под генно-модифицированные культуры. Это технология, которая позволяет получить новые продукты с лучшими свойствами.

 

 

Мы верим в сельское хозяйство

 

– Я бы хотел поинтересоваться, – кто ваши учителя в бизнесе.

– Учителя в бизнесе… это действительно хороший вопрос. Конечно, это мой отец. Также профессоры Скотт Гэллоуей и Асват Дамодаран из бизнес-школы Стерн Нью-Йоркского университета, Соул Эстрин и Говард Дэвис из Лондонской школы экономики, профессоры Университета штата Айова Дермот Хейс и Нейл Харл. Я люблю читать, интересуюсь историей о концепциях и ролевыми моделями управления. Из любимых – «Выносливость: Легендарная антарктическая экспедиция Шеклтона» А.Лансинга, «Братья Карамазовы» Ф.Достовского, «Сегун» Д.Клавелла, «Восхождение Теодора Рузвельта» Э.Морриса, а также многочисленные книги А.Линкольна.

 

А есть ли у вас агропромышленники знакомые среди украинских аграриев?

– Да. Мне очень повезло, что удалось познакомиться со многими замечательными людьми здесь. Это и люди из холдинга Kernel, «Астарта-Киев», Мироновского хлебопродукта, Барышевской зерновой компании, Industrial Milk Company, NIBULON, HarvEast и многих других. Короткий ответ на ваш вопрос – да. У меня много друзей здесь.

 

 

– Я бывал в США, я понимаю, почему вы любите украинскую кухню…

– Во-первых, я вижу, что украинцы гордятся своей кухней. Я вижу, что они охотно меня угощают, с радостью делю с ними трапезу. Мне нравится мясо, а в украинской кухне мяса много.

 

– Есть ли у вас какая-то мечта относительно украинских проектов, большая мечта?

– Я верю в сельское хозяйство. Я рассматриваю его как ключевое средство экономического развития. И поэтому я убежден, что на мировом рынке сельскохозяйственный рынок будет передовым и ведущим. И на этом рынке в числе ведущих будут наши украинские проекты.

– Последнее, что я могу сказать, – вы всегда можете рассчитывать на нашу поддержку. Мы всегда готовы сотрудничать, мы тоже верим в сельское хозяйство.

 

Текст – Юрий Гончаренко, Алексей Рыжков