Здравствуйте, читатель!

Вы любите приключения? Наверное, любите. И, я думаю, вы любите их больше, чем происшествия, хотя, по сути, это слова, обозначающие одно и то же понятие. Но почему-то приключения у нас ассоциируются с белоснежными парусами и необитаемыми островами, а происшествия – всегда чрезвычайные. Парадокс нашей жизни заключается в том, что сначала нужно побороть последствия чрезвычайных происшествий, а уж потом – на белых парусах по лазурному морю. И не наоборот.

Есть еще и третий вид – приключения, которые люди ищут и находят на свою задницу, но это не предмет нашей беседы. Это обычная практика сельхозпроизводителя, а мы пытаемся поговорить о необычном. «Мы все находимся в постоянном поиске необычного, даже если не признаемся себе в этом», – сказал когда-то Ричард Гир, известный киноактер, повидавший приключений и парусов больше, чем мы с вами початков кукурузы.

И я заметил, что вся наша жизнь необычна. В ней такая кипучая борьба противоположностей без намека на их единство, такое скопление абстракций и алогизмов, что Пикасcо мог бы писать свои полотна с натуры на каждом перекрестке.

Я когда-то любовался французскими полицейскими – статные ребята, высокие, спортивные, в защитных щитках и наплечниках выглядящие, как средневековые рыцари, только в два раза выше. А вы видели наших милиционеров на улицах, на дорогах? Патрульные тщедушны, бредут с навеки застывшим на лице выражением лузеров, не отличающиеся быстротой реакции и зоркостью, скорее – потерявшие интерес к жизни в каких-либо ее проявлениях. А другая половина состава – это люди, олицетворяющие национальную проблему ожирения по причине несбалансированного питания. Ну ладно внешний вид. Но – профессионализм? Западный полицейский, остановив машину, потребует водителя выйти и предъявить документы, следя за каждым его движением и не приближаясь. Наш милиционер засовывает голову в приоткрытое окно и пытается учуять запах алкоголя или увидеть мешок травы на заднем сидении. Устранить его как факт можно, просто нажав на кнопку стеклоподъемника.

Такая разница в подходах объясняется тем, что западные полицейские настроены на схватку с преступником, а наши – на беспощадную, смертельную борьбу с мирными законопослушными гражданами. Заметьте, я ничего не имею против украинской милиции, просто она все время на виду и демонстрирует внешнее проявление алогизмов и абстракций, пронизывающих нашу жизнь и генерирующих как приключения, так и чрезвычайные происшествия. Это просто иллюстрация. Такой же иллюстрацией могут служить депутаты, чиновники, врачи, учителя, а нередко и коммерсанты, персонал, аграрии.

Вот депутаты… 15 мая подают на рассмотрение законопроект – объявить десятилетний мораторий на изменение условий для аграриев, сохранить единый сельхозналог и спецрежим уплаты НДС. Причем – о чудо! – авторами законопроекта являются два свободовца, один регионал и один внефракционник. А 18 мая два Калетника подают законопроект о введении сбора за пользование сельхозземлями для владельцев и арендаторов. Сумма пустяковая, 80 гривен с гектара в год. Но, если у вас 12000 гектаров, то это уже миллион. А со страны, обрабатывающей миллионов 30 гектаров, накапает 2,4 миллиарда. Не говоря уж о том, что это – режим двойного налогообложения. Все это происходит, как видим, в одном биоценозе, в Верховной Раде, в течение трех дней.

Смотрите, и природа туда же, – в ней начались катаклизмы и перетурбации, броуновское движение и суета сует. Небывалые холода в Европе, давно такого не было, чтобы в 20-х числах мая держалось 15 градусов. Такая температура там обычно в конце февраля. Поэтому посевная там сильно задержалась. Теперь прогноз – 50 на 50. Если тепло продлится долго, до октября, как обещают, то урожай, в том числе и семенной кукурузы, будет хорошим, только со смещением сроков, поскольку в течение апреля-мая осадков там выпало огромное количество. А вот если осень придет по графику с первыми холодами, то европейцы положат зубы на полку. Не будет пшеницы, кукурузы, багетов, круасанов, печенья, вермишели, спагетти, пасты, все будет в острейшем дефиците.

Шучу, конечно. Но точнее спрогнозировать не могу. Все-таки, процентов 70 – за первый сценарий, нормальный урожай с опозданием.

Объясняют это наступлением «малого ледникового периода», Гольфстрим сместился чуть ли не 900 километров, и неизвестно, вернется ли обратно.

Вот по Украине хуже. Я вам в прошлом номере обещал дожди в мае, они прошли практически везде. Но в некоторых местах даже чересчур прошли. Аномально высокие майские температуры, которые пульсируют толчками, чередуясь с похолоданиями, приводят к образованию грозовых фронтов, а с ними являются бури, град и другие чрезвычайные происшествия. Уже известны случаи в Киевской области, когда поля нужно просто передисковывать, взошедшую кукурузу выбило. А это проблема, 40-градусную жару в июле все синоптики практически гарантируют. Вот и смотрите, как толкутся на одном европейском пятачке противоположности: ледниковый период и глобальное потепление стоят плечом к плечу на линии, проходящей по территории Белоруссии и Польши.

Месяц-полтора отделяют нас от четкой картины будущих цен на зерно. Неурожай в Европе поднимет наши шансы на небывалую высоту, неурожай у нас тоже, а вот урожай в Европе и у нас традиционно – как фундаментальный алогизм и парадокс! – приведет к разорению сотен агрофирм, которые не смогут отбить затраты.

Мы вряд ли можем поправить алогизмы природы. Но мы уже должны понять, что мировые вызовы требуют объединения противоположно настроенных людей, как объединились Свобода и Регионы в правильном законопроекте. И мы можем поправить эту иррациональность нашего бытия даже в усовершенствовании требований к профессиональной подготовке милиционеров, где прием на работу будет проводиться с повышенным требованием к росту и ограничением веса. Труднее будет объяснить стражам порядка, что есть порядок, а что нет, и где есть преступники, а где мирные граждане, но со временем добьемся и этого.

Государство существует для человека, а не человек для государства, как в России. И эту линию на наших аграрных фронтах мы должны провести четко, как демаркационную. Аграрии и государство – партнеры, а не вертикально интегрированный холдинг. Если государство хочет от аграриев дополнительных сборов, наращивания экспорта, создания рабочих мест, оно должно снизить налоги, убрать проверки, заставить инфраструктуру работать на аграриев (таможню, транспорт, министерства), стимулировать производство тех или иных культур или продуктов (молока, мяса, овощей), открывать двухпроцентное кредитование, готовить кадры и вообще – лелеять, ласкать, кружить и подбрасывать. Про ордена и медали я уже молчу, это само собой разумеется, что каждый украинский аграрий, вырастивший десять тонн с гектара, должен быть отмечен специальной медалью, дающей право на прибавку к пенсии. Отдельный орден – для тех, кто добился рекордной конверсии кормов в свиноводстве. Но такого партнерства с государством аграрии могут добиться только объединившись. Форма объединения – произвольная. Но единство должно быть монолитным.

Партнерство, равноправие. Нельзя ничего не давать аграрию и постоянно его прессовать, отнимать заработанное, а то и весь бизнес.

В партнерстве выигрывают все.

В борьбе противоположностей все проигрывают.

Мы не можем быть страной проигравших.

Мы обязаны использовать шанс – стать страной победителей, чтоб на ежегодном собрании сельхозпроизводителей глаза слепило от блеска медалей и сияния улыбок.

И тогда мы повернем на место Гольфстрим, тогда нам любые планетарные задачи посильны.

Ах да, я обещал вам несколько дождей…

Они будут, еще до конца мая.

Дожди, дающие силу растениям, земле и людям, золотые капли, летящие с небес, наши будущие медали «За отвагу при урожае».

 

Ваш главный редактор