Здравствуйте, читатель.

Не знаю, как вы, но, кажется, примерно так же, как и я.

Когда после работы по темноте голодный и усталый я возвращаюсь домой, то накупаю в супермаркете жратвы больше, чем может съесть человек, и потом съедаю больше, чем нужно.

Всегда-то нам с вами всего недостаточно: и поля вон какие бескрайние, — а маловато, и парк техники несчитанный, а надо бы еще. И страна — одна из самых живучих в мире, а нужно еще и Ассоциацию с Евросоюзом. Да вы давно в Ассоциации, как и я… Ваши Фендты, Джон Диры, Кейсы, Клаасы, Дойтц-Фары, Берту, Маниту, Хорши, Вадерштады, Агрисемы, Грегуар-Бессоны, извините, кого не назвал, — помогают вам сеять Пионер, Маисадур, Лимагрейн, КВС, Декалб, Заатен Юнион, обрабатывать Сингентой и Байером, БАСФом и Дюпоном, так что европейские языки можно выучить, просто перечитывая агрономические карты. И карту мира можно зарисовать флажками: тут произведен мой трактор, тут — комбайн, тут сеялка, тут кукуруза, сюда я продаю сою. Мы давно в Европе и во всем мире.

При этом мы вовсе не игнорируем Россию, сеем краснодарскую пшеницу, обрабатываем препаратами Августа и убираем Ростсельмашем… Но и Август уже далеко за пределами России простерся, до Бразилии и Китая, и Ростсельмаш тракторы производит в Канаде.

Так что в этом случае выбираем не Европу или Россию, а тракторы или сеялки, выбираем качество и цену.

*

А вот если выбирать жизнь, то тут и выбирать не из чего. Ориентир человеческой цивилизованной жизни есть лишь один. Мы можем любить Россию и признавать ее великую роль в истории, но жить мы хотим не как в Нижневартовске, а как в Вене. И дети наши видятся нам студентами лондонских университетов, или варшавских, но не Ростовского аграрного. Такая картина рисуется,  если быть честным с самим собой, а так Ростовский аграрный мы очень уважаем.

Многие мои друзья, руководители агрокомпаний, имеют Шенгенские мультивизы на год, три, пять. Европа дружелюбна к сельхозработникам, она понимает их роль и миссию. Вы в этом номере прочитаете мой очерк о семеноводческой канадской фирме из Квебека. Так вот, когда я сдал документы в Посольство Канады, как раз выступил в прессе Посол Украины в Канаде и резко покритиковал визовую политику Канады: очень много отказов в визе, недавно не пустили какого-то серьезного чиновника и даже какого-то замминистра. Пришел я за визой, открыл паспорт — визу жахнули на восемь лет, до конца действия паспорта. Ассоциированы? Мир и Европа открыты для тех, кто честно работает и не занимается распиливанием бюджета, торгами с Брюсселем… Для нас с вами, читатель. Был я в Ганновере на выставке — так там вся Украина аграрная была. Клаас, говорят, привез 16 автобусов дилеров, клиентов, гостей с Украины, весь отель заняли. Вех почему-то пустили без вопросов.

*

А как стыдно за эти торги. За Украину.

Никто не должен нам никаких денег и никаких компенсаций за экономические потери, из-за шантажа России. Не нужно было строить экономику, настроенную на Россию, класть все яйца в одну корзину и множить риски. Нужно было строить свою экономику, которая бы минимально зависела от российского газа, от российского рынка. Это называется — независимость. Вот вы ведь не зависите от одного-единственного поставщика семян или покупателя зерна. Диверсификация рисков, вот как это называется. По объему внутренний рынок вполне способен решить проблемы экспортных перебоев, но только его нужно было создавать. Внутренние инвестиции вполне способны решить вопросы реструктуризации экономики. Организация Tax Justice Network обнародовала исследование «The Price of Offshore Revisited». По их данным за 21 год независимости из Украины было выведено $167 млрд. В 2012 году объемы частных денежных переводов из заграницы увеличились до $ 7,5 млрд. В  августе 2013 г объем депозитов физлиц в банках Украины вырос до 416,2 млрд. грн. Об этом говорится в отчете по предварительным итогам деятельности банков Национального банка Украины (НБУ). Так не лучше ли завоевать доверие собственного народа и перекредитоваться у него?

При этом, оказывается, нам ЕС должен. Помочь. А то мы страшно потерпели от потерь российской блокады. Вот это и есть визитная карточка коррупционеров: циничное жлобство. Украли 167 миллиардов, но нам страшно нужны 160 миллиардов на структурные реформы. Стыдно мне, читатель, потому что это мне шлют мессаджи из-за границы — мы крайне разочарованы решением Украины приостановить…

*

Я понимаю, что вопрос экономической интеграции непрост. Многие машиностроительные и приборостроительные производства, как работали для ВПК СССР, так и теперь работают на Россию. Но ведь об этом нужно было думать давно. Даже перекрытие братьями-славянами газового крана в 2009-м должно было объяснить властям, что нужно резко перестраховываться. Суверенитет нужно защищать не только на трибунах.

*

Те пугают Ассоциацией с Евросоюзом, другие заманивают. А пугаться нечего, ведь Россия ясно дала понять нам, как выглядит партнерство с ней. Да и без торговых войн экономика Украины, ориентированная на Россию, угасала и чахла. А в Евросоюзной Ассоциации легко не будет, никто не ждет оттуда манны. Манную крупу мы сами производим в избытке. Там развитые рынки, четкие законы, сильные конкуренты. И это лучше, чем гнилые рынки, беззаконие и подлые партнеры. Так что иной раз выбираешь где труднее, а не где халява и потом стопроцентное попадание. Если вы, конечно, настоящий бизнесмен, а не пилильщик бюджета.

Так вот, читатель, речь о том, что мы фактически ассоциированы в Европу и далеко за ее пределы. Теперь бы еще Украину за собой на плечах туда внести. А она тяжелая.

*

Аргументы у противников Ассоциации есть. Не все так гладко в Европе и не все так радужно. Так мы туда не устрицы есть идем. Мы сами накормить можем.

Вот один европейский пример беззакония и бандитизма. Мой друг, руководитель агрокомпании, рассказывает об увиденном в Австрии: в Каринтии, австрийской провинции, создан удивительный парк живой природы. На холме — старая крепость, а под ней — роща, в которой живут японские снежные макаки. Знаете, такие потешные, которые зимой в японских горах сидят в горячих источниках, только мохнатые мордочки в инее торчат наружу? В Австрии они живут безбедно и счастливо, без заборов и вольеров, все ветви к их услугам. Мой друг говорил, что видел штук 30, а я потом помотрел в интернете, их там 126. За ними ухаживает персонал, врачи, служители, кормят, лечат. У макак даже есть свои развлечения. Например, запутанный лабиринт, где нужно открывать то одну створку, то другую, пока доберешься до главного приза — сочного яблока. И есть там один крепкий макак Оскар. Он супит брови, иногда подходит к лабиринту, несколько раз повернет створки, отходит не солоно хлебавши. Но отходит недалеко. Когда какая-нибудь особо одаренная макака разгадывает тайну лабиринта и достает яблоко, Оскар молниеносно бросается на нее, лупит и яблоко отнимает. И так всегда.

— Он самый тупой, — с печалью говорит директор парка. — И самый сильный.

Я, когда услышал эту историю, крепко задумался о пользе ума и таланта. Точнее, о бесполезности. Но… не может быть… Не может быть, чтобы наш ум и талант, читатель, ничего не стоили.  

И никак не пойму, почему мне так стыдно от этой истории. Ведь директор парка наверняка ничего не хотел сказать о нас, он говорил о своем.

А, мы же ассоциированы. Наверное, поэтому.

*

Наш ум, наш талант, наша сила, наша земля, наша родина, наша нация.

Нормальные законы, логика, здравый смысл, честность, справедливость для всех. Свобода.

Разве мы многого хотим?

Многого.

Всего на свете.

Мы хотим самого лучшего на свете.

Я еще не знаю, как завтра будут развиваться события. Не знаю, как изменится курс. Но знаю, что мы с вами, читатель, и завтра, и всегда будем идти к этим ценностям.

Свобода.

Справедливость для всех.

 

 

Ваш главный редактор