Публикуем статью известного эксперта зернового рынка, практика логистического бизнеса. Его прогнозы в предыдущих номерах журнала оправдались полностью

Стабилизация ситуации не наступает, однако продажи зерна продолжаются, поскольку продолжается жизнь в параллельных мирах: экономика живет в своем мире, геополитика – в своем. Деньги пока никто не отменял, а для сельского хозяйства сейчас самое затратное время – посевная. Чтобы сеять, требуются деньги, нужно продавать остатки, поэтому продается все. Зерна осталось очень мало. Денег вообще нет. И поэтому люди, которые занимаются сельхозработами, о геополитике думают мало. У них есть хороший повод отключиться от тревожного ожидания.

Для экспорта осталось максимум 2 миллиона тонн зерна, по большей части – кукурузы, и они находятся в надежных руках крупных экспортеров или трейдеров. Сезон продаж фактически завершен. Рост цен на международном рынке не наблюдается, поскольку они выросли до комфортного уровня, на котором активно расторговывается Аргентина – эта страна уже продает поставки на июнь-июль, так как текущий уровень цен ее полностью устраивает. В Украине есть некий ситуативный спрос, который обеспечивают расположенные поблизости страны, и определенный внутренний спрос. Цены, как мы видим, растут в гривенном выражении, но, если мы пересчитаем к доллару, увидим, что цены остановились. Экспортная цена осталась прежней, а государство с момента нашей последней встречи преподнесло экспортерам «сюрприз» в виде фактической отмены возврата НДС. Законопроект, переносящий на октябрь возврат НДС, иначе трактовать не стоит. 

Сои для экспорта уже практически нет. Соя может стоить и $500, и $600 – сейчас это преимущественно внутреннее потребление, поэтому цена зависит от того, насколько кому нужна соя, поскольку новый урожай будет не ранее сентября. Цена на кукурузу составляет примерно $220 СРТ. Самая непонятная ситуация по подсолнечнику: шрот стоит около $300 на условиях DAF-Польша, сырое масло стоит $850, а семечка при этом – меньше $400 на элеваторе. Заводы хорошо зарабатывают и не хотят рисковать с возвратом НДС. Но пик продаж семечки тоже закончился, и ее осталось очень мало и в хозяйствах, и у трейдеров, не связанных с переработкой. Поэтому логично ожидать роста цены на семена подсолнечника.

Проанализируем хорошие и плохие события, а также факторы для рынка. К хорошим следует отнести погоду: тепло, жестких заморозков не было, идут дожди. Хорошо, что вырос доллар, ведь сельское хозяйство Украины – экспортноориентированное, поэтому расходы уменьшились. Цена на дизтопливо растет, но гривенная составляющая – аренда паев, затраты на зарплату, логистические затраты – в долларовом выражении уменьшается. Хорошим событием стало принятие закона, отменяющего много ненужных сертификатов по линии сельхозинспекций. Положительным сдвигом стало уменьшение неофициальных расходов, связанных с государственными разрешениями. Хорошим сигналом послужило то, что представители отрасли открыто выразили недоверие министру сельского хозяйства. Не связываем это с тем, хорош или плох министр – ничего плохого он сделать еще просто не успел, но сам факт того, что представители отрасли позволяют себе открыто критиковать профильного министра, говорит о том, что в стране идут перемены. Министр должен понимать, что он высокопоставленный, хотя и не высокооплачиваемый, менеджер, которого уполномочила для управления отрасль, и к ней он обязан прислушиваться. Звучит немало критики, но и очень много хорошего делается по линии разрешительной системы, да и откровенной коррупции мы сейчас не наблюдаем. Это при том, что многие коррупционеры остаются на своих рабочих местах – други-то пока нет. Главная угроза – это их убежденность, что коррупционная составляющая в стране необходима, так как без нее невозможно выполнить все протоколы, правила и законы. Если коррупционеры не будут иметь возможности за взятки обходить закон, то им придется все делать по закону. А если все делать по закону, то, по их мнению, экономика остановится в один день. Некая форма английской забастовки, когда все делается по правилам и все останавливается намертво. Положительный сигнал состоит в том, что, несмотря на происходящее на улице, несмотря на нехватку денег, невзирая на то, что банки не дают кредитов, а фирмы – товарных кредитов, все равно хозяйства проводят посевную.

Теперь о плохом. Месяц был богат на негативные события. Месяц назад я советовал всем продавать, поскольку был заявлен возврат НДС, но НДС, видимо, бросался в глаза не только мне, но и правительству, и его скоропостижно отменили. Понятно, что произошло это по причине отсутствия денег и отсутствия жизнеспособных отраслей. Единственной отраслью, подающей признаки жизни, является сельское хозяйство. Когда отменяли этот НДС, известный свиновод Борис Колесников с удивлением открыто говорил журналистам в эфире: «Скажите, а какая вообще добавленная стоимость в зерне? Вот если б они что?то вырастили…». Наверное, намекал на свинью. А какая добавленная стоимость угля или руды, которые экспортируются с НДС? В выращивании зерна есть процесс трансформации, занимающий полгода, поэтому добавленная стоимость там, конечно, есть. А вот с углем, который нужно только отколоть и вытащить на поверхность, все очень проблематично. Тем более что угольная промышленность уже не первый год работает с миллиардными убытками. Если есть желание уравнять в убыточности угольную промышленность и сельское хозяйство, то этого они не дождутся. Понятно, что систему нужно менять. НДС, который генерирует сельское хозяйство, не платится в бюджет – есть ведь формы государственной поддержки.

Следующий негативный момент – уменьшение площадей под технологичными культурами. Чтобы сеять кукурузу, нет денег, и есть опасения уменьшения площадей под кукурузой на 15?%. Пере­рас­пределение площадей будет в пользу сои, но появляются и такие культуры, которые уже подзабыли: гречиха, ячмень, белая горчица. Если спросить «С чего бы это белая горчица возникла?», следует ответ: «Поляки дорого покупают», и понимаешь, что тут что?то не так. Сеют то, что есть, лишь бы не пустовала земля. Это плохой признак, который, в конечном счете, скажется на прибыльности сельского хозяйства, потому что зарабатывать на ячмене невозможно… Очень серьезно обстоит дело с ухудшением технологии: будут экономить на удобрениях, уже сэкономили на семенах, что видно по продажам высококачественных семян кукурузы. Люди сеются не тем, чем нужно, а тем, что сумели дешевле достать, что им дали в товарный кредит…

Для трейдеров на нашем барометре начинается пора отпусков, поэтому им можно поставить любую цифру – два балла тем, кто недопоставил что?то и судорожно мечется, пытаясь докупить зерно, которого почти не осталось, и десять баллов тому, кто все отгрузил и сейчас просто может лежать перед телевизором на диване

Для логистики в этом месяце экспорт еще продолжается, они еще будут зарабатывать какие?то деньги, а затем им нужно просто закрываться на плановые ремонты и ждать рапса. Вероятно, это три балла. Если говорить об автомобильной логистике, она и так только первые три месяца работает с прибылью, а затем – только для того, чтобы отбивать зарплату и бензин.

А вот производителям можно поставить семь или даже восемь. Погода отличная и ориентир цен на следующий год неплохой. Главный фактор турбулентности будущих цен на зерно – ухудшение отношений с Россией. Возможен разрыв поставок и эмбарго на российское зерно, вот почему Чикаго умеренно растет. Других причин роста цен на кукурузу и пшеницу нет, поэтому небольшой рост происходит исключительно за счет политики. Кукуруза демонстрирует стабильность по ценам будущего урожая: если сравнить текущие поставки и фьючерсы на ноябрь-декабрь, то они торгуются одинаково. Мне кажется, у кукурузы есть потенциал роста. Во-первых, в США будет небольшое уменьшение производства кукурузы в пользу сои из-за цен этого года, как и в Украине. Кроме того, говоря о производстве кукурузы, мы предполагаем, что с погодой все будет хорошо, но впереди еще полгода. Кукуруза в Америке еще только сеется. В итоге мы имеем больше шансов, что цена вырастет, чем прогнозов о падении цены. Полагаю, целевая цена кукурузы следующего года –$245-250 FOB. В принципе это неплохо, учитывая, что в начале минувшего сезона цена была $200 FOB.

Фьючерсы по пшенице нового урожая торгуются выше текущих цен, но мне кажется, что потенциал роста у пшеницы несколько хуже. Сейчас цена на продовольственную пшеницу $280-290 FOB, но в связи с тем, что самые большие рынки пшеницы – Египет, Северная Африка, Ближний Восток – находятся в состоянии некоторой определенности, возможны корректировки. Цена на пшеницу может быть на 20, а то и $30 ниже, чем сейчас. В основных регионах, где производится пшеница, стоит хорошая погода, и с урожаем будет все в порядке. По сое ценовая ситуация выглядит хуже, чем сейчас, поскольку повсеместно увеличиваются посевные площади. Если сейчас мы видим некоторый дефицит на рынке, обеспечивающий высокие цены, то новый урожай снизит цену примерно на $50. Таковы ожидания и настроения участников рынка. Однако расстраиваться не стоит, поскольку сейчас цена очень хороша и падение ее на $50 оставит сою рентабельной и выгодной культурой. К тому же у сои всегда есть потенциал роста, потому что, сколько не производи, все равно в конце сезона ее не хватает. Тем более что соя уже в значительной степени экспортная культура в Украине. Интересно, как государство будет вести себя в отношении регулирования цены пшеницы в этом году, поскольку цена на пшеницу достаточно высокая, да еще и курс оказывает сильное влияние. Ведь традиционно от производителей требуют снизить цены на пшеницу, чтобы обеспечить производство социальных сортов хлеба. Увидим, продолжится ли эта практика в текущем году.

Дмитрий Мотузко

Опубликована в №4/2014