Здравствуйте, читатель! Мы с вами проходим самый трудный участок пути в истории Украины. И проходим достойно, с высоко поднятой головой. Отметьте этот факт – у нас голова высоко поднята. Ясно, что при такой конфигурации движения мы иногда спотыкаемся.

То соя пропала, убрали 0,9 тонны, то кукуруза горит, то подсолнечник загрустил. И тем не менее Минсельхоз США упорно прогнозирует 58,5 млн т урожая в Украине, в том числе 27 млн т кукурузы. Достойно для военного времени. К тому же я наблюдаю аномальную жару в США, и, кажется мне, там будут корректировки. Пока они прогнозируют 356 млн т кукурузы. Я предполагаю, сейчас они потеряют процентов десять. Соя у них уже пострадала, хотя прогноз остался выше среднего пятилетнего уровня. Но рынки продолжают приветствовать рекордный мировой урожай, и, конечно, это не дает никаких оснований для роста рынков. Накоплены чрезмерные запасы биоэтанола, и его производство заметно снижается. Да по всей системе наблюдается глобальное затоваривание. Сейчас продавцов вдвое больше, чем покупателей, по всем зерновым. Есть определенные надежды на перепродажи, на то, что фьючерсов продано больше, чем нужно, и избыток зерна как раз и придется кстати, но эти надежды, как вы понимаете, призрачные. Украина продолжает выращивать, продавать, экспортировать, и это свидетельствует, в первую очередь, о силе духа нации. Наши озверевшие соседи давно бы посдыхали без господдержки, американцы бросили бы этот бизнес и занялись другим, европейцы упали бы в депрессию и регресс, а мы – твердо идем вперед. Потому что, в отличие от всех перечисленных, у нас совершенно четкие цели и понятный путь, нам нужна процветающая страна с европейскими законами и правилами жизни, справедливость для всех и процветание для каждого. Настоящая демократия. О том, какая она, в Европе уже забыли. В Америке – свое понимание демократии. А озверевшим соседям демократия, как и процветающее общество, на хрен не нужны. Им нужен феодализм, и они пытаются отменить XXI век. Пуп они, конечно, в этих попытках надорвут.

* * *
Опять мне будут пенять, что я говорю о политике, вместо того, чтобы рассказывать о пшенице и буряках. Я не о политике говорю. О жизни. В которой политика, экономика, культура, социальная сфера – едины. Ну как я могу не говорить о политике, если еду на работу (а редакция – на запад от дома), а мне навстречу на хорошей скорости идет колонна из двадцати военных грузовиков и двадцати БТР. На восток, соответственно. БТРы новенькие, флаги развеваются, вроде бы душа должна петь, а она плачет.
Мне посчастливилось поучаствовать в покупке прицела для снайпера, ребята попросили, и вот я теперь думаю: а убьют кого‑нибудь при помощи купленного мною прицела? А сколько убьют? А вдруг убьют пятьдесят врагов или сто? Ведь были в истории такие талантливые снайперы, на счету которых были сотни. Вы представляете? Что в голову лезет, в эту высоко поднятую голову?
Ирония и самоирония, здоровый цинизм – инструменты выживания в смутное время. Приходится смеяться над собой, потому что остальные смеха не вызывают, – либо слезы, либо матюки.
И в противовес высоко поднятым нашим головам, читатель, вокруг – необозримые равнины, усыпанные субъектами, спрятавшими голову в песок.
Чувствуешь себя санитаром в дурдоме. Идешь по бесконечному коридору, справа-слева двери палат, заглядываешь и говоришь больным: спокойно, все будет хорошо.
Ситуация примерно такова: дорогу взорвали, бензоколонка сгорела, отключили воду, газ и электричество, не работает связь, а гражданин идет в гараж поремонтировать машину, – че‑то барахлит, продую‑ка я жиклеры. В обстановке катастрофы пытается сделать вид, что все по‑старому, можно позаниматься любимым делом, попытаться не заметить надвинувшейся беды.
Так наши власти пытаются отложить люстрацию и антикоррупционные программы, не понимая, что люстрация уже осуществлена: народ прекрасно знает, кто враг, кто вор, кто убийца. И его никак не спасет спрятанная в песок голова – оторвут другие места. Сегодня стыдно медлить с решением вопроса. Потому что вопрос уже решен, и никто никого не простит.
Так и наши министерства и правительство пытаются оттянуть реформы, сокращения, не понимая, что вопрос сокращений и ликвидации многих контролирующих органов уже решен.
Так, отдельные политики и группы политиков ведут войну против собственного народа на глазах у собственного народа, не понимая, что приговор им зачитан.
Европа все держится за русский газ и тщится не потерять дурные русские деньги, изо всех сил зажмуривая глаза и недоумевая – кто сбил пассажирский «Боинг»? Что за боевая техника идет по улицам восточноукраинских городов, неизвестного происхождения?
Америка, аккуратно фиксируя спутниковыми съемками все сбитые самолеты и огневые точки, все потоки бронетехники и живой силы в Украину, все ее маршруты, все финансовые поступления и выплаты врагам, ограничивается косметическими санкциями и не берется помогать оружием.

* * *
У всех головы в песке, глобальный мировой и внутриукраинский идиотизм, никто не хочет видеть очевидное: против Украины ведут подлую и страшную войну. И только мировая воля может остановить врагов Украины. Ведь они враги не только Украины, точнее – совсем не Украины. Они топчут украинскую землю, чтобы пройти по ней в Европу, как минимум.
Порошенко – опытнейший дипломат. Но разговаривать с фашистом и агрессором о том, нанесет ли озверевшим соседям ущерб ассоциация Украины с ЕС или не нанесет – стыдно. Да, это шаг к главному разговору, но главный разговор должен быть коротким. При случае обязательно посоветую Петру Алексеевичу: если придется еще разговаривать, пусть хоть мысленно напевает в это время песенку: «Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла…»
В самой Украине – обычный маразм. Нет даже учета героев, сражающихся за нашу неньку в АТО. Вот где пригодились бы чиновники министерств. Хотя бы переписать людей, а в идеале – отвезти им по свитеру на случай холодов. И по банке тушенки.
Политики должны понять, что это – всё, гаплык. Нужно собрать деньги, чемодан с парой трусов и зубной щеткой и уехать туда, где можно провести остаток жизни в созерцании океанских волн.
Министерствам и ведомствам нужно срочно перетряхнуть состав и уволить 70 % работников, чтобы в глазах обновленной Украины и ее разгневанного народа сохранить лицо. Ну, в смысле, неразбитое лицо.
Европе нужно немедленно усилить украинский рубеж силами НАТО, если она хочет сохранить хотя бы общие контуры своей сытой жизни и остатки своей демократии.
Америке нужно срочно влить в Украину деньги. Вперемешку с тактическими ракетами, которыми можно контролировать всю украинскую границу, в воздухе и на земле.
Всем нужно срочно вынуть головы из песка.
Тем более что в Украине песка не так много, в основном – чернозем, а если сунуть голову в чернозем, а потом вынуть, как она будет выглядеть?

* * *
Перелом могут обеспечить и процессы в соседской стране. Как известно, для некоторых процессов важно накопление критической массы. Вести войну месяцами и не терять людей – не получается. Все‑таки, украинцы исторически – воины из лучших. Сродни земледельцам, они способны побеждать без государственной поддержки, без современного вооружения, и врагов они уже покрошили достаточно. И вот эти останки потихоньку потекли обратно, для захоронения родными и близкими. И поток этот растет. Вместе с ним растет в одурманенной россии и недоумение: что за война??? С кем??? За что??? Да, могут врать политики и журналисты, но есть комитеты солдатских матерей.
Они‑то головы прятать в песок не станут.
Мы победим, как побеждаем в полях и садах, выращивая гигантские – по мировым меркам – урожаи. Мы победим, потому что на нашей стороне правда и Бог.
Мы победим, потому что мы единая страна и героическая нация, вне зависимости от национальности.
Мы победим на всех фронтах – в битве с чиновниками и политиками (алё, вы там прочитали про чемоданы? Можно и не успеть). В битве с внешним и внутренним врагом. И ни один наш герой не будет забыт или брошен на произвол судьбы. Мы всех их поднимем на руках и дадим им дом, работу, счастье, как они дают нам шанс строить счастливую страну.
Плохие цены на зерно – это настроения не добавляет.
Важна вера.
Наше будущее – в наших руках, и мы его обретем.
Чтобы выходить в поле на заре с высоко поднятой головой.
Ваш главный редактор