У нас с вами, читатель, могут быть разные взгляды. Но по поводу последних событий у нас не может быть дискуссий.

Здравствуйте, читатель!

Я уже давно так со всеми здороваюсь – «здравствуйте, доброго здоровья», и давно перестал говорить «добрый день». Кто знал, что мы доживем до таких недобрых дней. В сентябре, что ли, в частной беседе я предсказал, что власть не продержится дольше шести месяцев, уже тогда видна была финансовая катастрофа. Что ж, я не ошибся. Но если бы спросили меня – ценой каких потерь будет перезагружаться система, я бы точно не угадал. Представить себе масштаб преступлений, на которые пошла власть, я не мог в самом жутком кошмаре. Хотя еще в прошлом номере я говорил, что это не конец, и что Украина еще должна написать свою белую книгу, книгу преступлений режима против человечности.

Я помню, что у нас с вами, читатель, могут быть разные взгляды. Но тут у нас не может быть дискуссий. Содружество ментов и бандитов непредставимо в цивилизованном мире. Убийство снайперами десятков безоружных людей не оправдает никто. Людей, забитых насмерть в лесу, не объяснит никто. Не скрою, это меня надломило. Долго не мог взять себя в руки. Такое чувство, что погибли близкие, родные люди.

 

А как красиво начиналось.

– Ой, смотрите, что это? Это баррикада! Настоящая!

– Да, это баррикада, – постно сказала экскурсовод и показала группе российских туристов правее. – А вот это городская администрация.

– А как же туда попасть? Неужели можно вот так просто пройти?

– Ну, конечно, можно, – сказала дама, с полными сумками спешившая на Майдан. – Здесь безопасно. – Никто из россиян не рискнул. Стукнут и сразу в Домодедове примут.

Это было месяц назад. Жертвы уже были. Но было и затишье. Колоритные козаки, лютые тощие боевики в масках и касках с ножкой от стула в руке… Здоровенный котел борща на дровах. Как все было романтично. Мирный протест, как борщ, бурлил в центре столицы. Звезда Майдана, Михаил Гаврилюк, которого, как Карбышева, голого на морозе гнобили менты и потом выложили этот позор на ютюб, раздавал интервью. У меня наворачивались слезы, я все время его архангелом назвать хочу, то ли архангел Михаил, то ли архангел Гаврилюк, который и униженный твердо смотрел в глаза сатане.

И как все по-дурацки было исковеркано.

Нет смысла пересказывать хронологию, вся страна видела все в прямом эфире. Нет смысла искать правых и виноватых. Двадцать первый век, все четко зафиксировано, задокументировано. Сейчас вскрываются схемы, каналы сбора денег с таможни, других организаций… Все ясно, как белый день. Золотых унитазов не оказалось, зато найден «Апостол» Ивана Федорова… Что он там хотел прочесть, в этой книге?

В самые страшные для Украины дни мне звонили со всех концов света и спрашивали:

– Есть ли надежда? Есть ли шансы? На что ты рассчитываешь?

– Только на чудо, – отвечал я, и когда собеседник обреченно умолкал, добавлял, – но я знаю, что чудеса в жизни случаются довольно часто.

То, что собралась Рада, инвалидский, полностью мануально управляемый, недоговороспособный орган, и смогла принять какие?то решения, было чудом.

Я уверен, еще никто не осмыслил происшедшего. Так, фрагментами, отрывками.

 

Но нельзя сегодня никакой вопрос, никакую тему рассматривать в отрыве от Майдана. Хотя дефолт страны приблизился не из?за Майдана, из?за воровства. А соответственно посыпалась валюта. Но Майдан оскорбил Россию, она остановила кредиты и вообще собирается чуть ли не воевать с нами за Крым, только зацепиться пока ни за что не может. Эти факторы, валюта и нестабильность на юге, резко подняли цены на зерно. Сейчас все продается по очень удовлетворительным ценам.

Чего нам ждать в будущем? Серьезные эксперты не советуют ждать никаких райских изменений, и я их понимаю: никто из нас не умеет жить в условиях справедливости, равенства и верховенства права, реального честного правосудия. Никому из нас не приходилось так жить, прецедента не было. Поэтому неудивительно, что пока политики ведут себя по?старому, начинают ловчить, строить хитрые планы. Они еще не поняли, что Украина стала другой. Тетиевский агропромышленник рассказал мне анекдот. Как всегда, когда Бог раздавал народам землю, украинцы зашпортались и прибежали поздно.

– Так нет уже земли, кончилась.

– Да Господи, как же это, молим тебя, как же мы без земли.

Молили так слезно, что Бог полез за пазуху.

– Я вам немножко отломлю… От той, что для себя припас…

Отломил.

– А ты же еще руководителей раздавал, чтобы землей этой управлять. Где их нам брать?

– Так землю я себе припас, а руководителей не оставлял. Где ж я вам возьму? – и, вывернув карман, в котором когда?то были руководители, вытряс украинцам всякий мусор…

Естественно, будут большие перемены в управлении отраслью. В идеале министерство будет капитально переформатироваться. Перезагрузка власти предполагает максимально сокращение министерского персонала, упразднение несметного количества проверяющих инстанций, комиссий, комитетов, надзоров. Будут грандиозные изменения в налоговом законодательстве. Что касается агрокомплекса, неминуемо будут ощутимые изменения и в среде субъектов сельхозпроизводства. Есть миллионы гектаров, которые имеют прямое или косвенное отношение к людям, которые уже не смогут ими владеть или управлять, им не до того, то есть произойдет некий передел. То же касается элеваторов, и если не ошибаюсь, некоторых портовых терминалов. Кардинально должны поменяться порядки из?за неизбежной борьбы с коррупцией. Денег не будет брать таможня, налоговая, пожарные и прочие. Задача агропромышленников – сцепить зубы, напрячь все мышцы тела и попытаться отвыкнуть эти деньги давать, начиная с дорожной полиции и всем далее по цепочке. Задача агропромышленника – научиться болезненные вопросы решать в суде. Научиться обращаться в прокуратуру. Научиться обращаться в законодательные органы с требованиями – урегулировать тот или иной вопрос, как, например, з відумерлою спадщиною.

Нам нужно научиться жить и трудиться в собственной стране, где чиновник, служащий – работники, нанятые народом и трудящиеся для народа.

Можете сказать, что это очередные романтические бредни, но – Майдан еще стоит. И по коротким репликам, которыми он корректирует деятельность политиков, например требованиям к новым кадрам, понятно, что он глубже и мудрее всех вместе взятых политиков.

Мне сегодня написали из Канады, с трогательной просьбой – не просрать завоевания Майдана, как уже однажды с нами случилось. Та будем пробовать. Шансы есть, пока стоит Майдан.

Я далек от мысли, что победа пришла, и теперь все будет в шоколаде. Мы пока очень далеки от покоя и благоденствия. Нам очень серьезно угрожают соседи, потому что Украина замахнулась на самое дорогое – на диктатуру и ментовско-бандитское руководство. И не просто замахнулась, а размазала по территории континента. Это страшный прецедент для соседних правителей. Не меньшей угрозой является внутренняя опасность. Как я уже писал в прошлом номере, бандиты, титушки, менты, убийцы, регионалы, пшонки, захарченки – это все мы, украинцы. И среди нас живет очень много людей, которые вовсе не настроены менять порядки или жить в справедливой стране. И то правда: какая жизнь бандиту в стране честного правосудия? Есть наверняка и люди, которые готовы продать Родину соседям, раз уж предлагают деньги. Или хоть кусок Родины. Их всех нам предстоит тащить в новую жизнь.

Украина мужеством и высотой идеи, силой духа завоевала весь мир. Соседи ведут против нас ожесточенную информационную войну, прямо атомную войну, но остальные страны ясно видят: самой демократичной страной Европы оказалась Украина. Она отстояла ценности, которые Европа заложила в основу своей цивилизации, но уже успела кое?что забыть, а кое?что растерять. Майдан оказался чистейшим концентратом европейских ценностей. Мне понравилась фраза министра финансов Великобритании, который сказал – «как только в Украине будет сформировано дееспособное правительство, мы должны стоять у нее на пороге с чековой книжкой». Какое?то время паспорт Украины в пунктах пограничного контроля всех стран мира будет рассматриваться как удостоверение кавалера Ордена Почетного Легиона и Пурпурного сердца вместе взятых.

Это великая страна, героическая, страна, в которой нам предстоит сейчас начинать посевную. Как и прежде, я не знаю, будем сеяться в мирное время или под свист ракет и фугасов, но верю в мировой коллективный разум.

Стоп, читатель… Дай?ка я посмотрю, что я тут написал… Коллективный разум… Тьфу. Не верю на самом деле. Верю в Бога и Украину. И еще вот что: борцов с сатаной стало больше, великих, могущественных, вечных. 17?летний студент, 22?летний архитектор, два фермера – с Кировоградщины и Тернопольщины, два учителя – 53 лет – физика и 55 лет – география и биология, художник, журналист, мастер сцены… Небесная сотня. Так назвали погибших на Майдане.

Поймите, они навсегда с нами и всегда смотрят на нас с небес.

Это главная причина, по которой мы с вами – другие люди другой Украины.

Они всегда будут бороться с дьяволом и его прихвостнями.

Они всегда будут бороться за нас.

Даже если у вас иные взгляды, они отдали жизнь за новую Украину, в которой должны быть счастливы все народы и приверженцы любых взглядов. За вас, читатель.

От нас требуется лишь одно – быть достойными их подвига.

Майдан еще стоит, и все только начинается.

Новые лозунги звучат по всей стране – Слава Україні – Героям Слава!

И еще: Україна – понад усе!

У нас есть шанс стать самой богатой страной Европы.

Шанс, какого не было никогда и, быть может, больше никогда не будет.

Вперед, читатель, заводите тракторы. Нас не смогли поставить на колени.

  

Ваш главный редактор

Опубликована в №2-2014