Когда садишься с мужиками около огня, а на решетке шкварчит колбаса и в фольге запекается судачок, мысли далеко улетают от конструкции сошника и тонкостей инокуляции, начинаешь оперировать масштабами государства в целом. Интересно, что наши политики, не доросшие до уровня общества, как раз стремятся юркнуть в детали и мелочи, шарахаясь глобальных вопросов. А ведь, не ответив на вопрос, кто мы, не сделаешь ничего толкового. Какой смысл бросать все силы и деньги на то, чтобы сделать Украину мировым туристическим оазисом, если у нас куда лучше получается выращивать зерно. Греции, туристическому оазису, не умеющему выращивать зерно, дали сто миллиардов евро, чтобы спасти от краха. Украине дали три, чтобы заплатить за газ. А то газ отключат, а значит, и всей Европе отключат.

Так Колбасу на решетке нужно перевернуть. Так о чем это мы?

Ах да. Происходит это в большей степени потому, что мы не сказали миру — и самим себе, — кто мы, с кем мы и зачем мы нужны. Нет концепции страны и нет идеологической основы. Есть некие имитации, актерские позы, мизансцены, декларации: мы должны быть в НАТО, мы должны быть с Европой. Нет аргументов и нет управленческой воли. Как небольшой хозяин строит элеватор. Дело дорогое, трудоемкое, он все собирается, все планирует, вот-вот начнет… и все время что-то мешает. Мешает вот что: все проанализировал, взвесил, решил — и сделал. Застревает человек на первых двух этапах.

В Крыму осталась масса украинских активов. Огромные деньги. Даже буровые платформы, за которые бахнули чуть не миллиард долларов, наших с вами.

Пуйло публично признало, что в отделении Крыма принимали участие российские военные. Украина не подает в международный суд, колупается в носу.

После распада СССР Украине должно было отойти 16,67% (прямо как НДС) золотобриллиантовых запасов, активов СССР за рубежом, вкладов в Сбербанке и так далее, на сумму около 450 миллиардов долларов в ценах 1991 года. Сейчас это вдвое больше. Но. Соглашение о передаче активов, долгов Союза, Верховная Рада так и не ратифицировала. Почему? Да нам тут около судачка и колбаски понятно: сказали — а зачем вам, хохлы, деньги? Вы не умеете их тратить на недвижимость в Лондоне. Вот лично вам, политики Украины, что-то подмажем, только долгов с россии не требуйте. И дело заглохло. Как ни странно, всплыло во время правления януковича. Но только с любопытными нюансами: Украина вроде бы должна была погасить долги СССР в размере 6,4 миллиарда одновременно с получением активов, теперь эта сумма выросла до 20 миллиардов. Вероятно, затевался проект выкачки из Украины 20 миллиардов, а вот с возвратом активов… Ну, читайте — зачем вам, хохлы, деньги.

Тем не менее вопрос этот есть, в августе создавалась комиссия по возврату долгов, не знаю, создалась или не создалась, но в международные суды за своими бочками Полуботка Украина не обращалась.

Фото 1. Сорок бочек Полуботка

Странная ситуация. На уровне народа управленческая воля есть. Непоколебимая. На уровне власти — все какие-то сомнения, компромиссы и нерешительность. Вывод прост: власть нужно доусовершенствовать и деньги свои получить.

А зачем нам, хохлы, деньги? Мне вот недвижимость в Лондоне не нужна. Я и не был там никогда. Мне хватает 40-метрового домика из сип-панелей на Полтавщине. Деньги нужны, чтобы построить правильную страну.

Что мы делаем лучше всего? Людей, оружие и продовольствие. Аграрная отрасль Украины способна производить 150 млн тонн зерна, молоко, мясо, овощи, фрукты. Она способна мощно двигать и развивать другие отрасли: торговлю, переработку, логистику, строительство, машиностроение, металлургию, энергетику, информатику. Если наши 30 миллионов гектаров выйдут на урожайность 3 тонны с гектара, 150 миллионов у нас в кармане. Сейчас есть 64 миллиона. И зачем, интересно, мы такие красивые Европе? Тут и возникает реальная интеграция. В Европе мелкие земельные наделы, обрабатывать которые современной техникой крайне дорого и неэффективно. И число фермеров в Европе неуклонно сокращается. К тому же земля постоянно уходит под инфраструктуру. В социалистической экономике существовало понятие — международное разделение труда. Скажем, гектар кукурузы может дать 10 тонн сухого зерна, по 250 долларов, например, и составит это 2500 долларов. Или 2000 евро. На европейском уровне следует договориться о следующем: если уж Европа платит дотации на гектар, то растениеводство нужно дифференцировать так, чтобы один европейский гектар давал отдачу не менее чем в три тысячи евро. Это будет разумно со всех точек зрения. Зерновое производство, требующее больших земельных массивов, интенсивных технологий будет размещено преимущественно в Украине, а во Франции, Германии, Италии останутся производства элитных продуктов, семеноводство, тонкие ручные культуры и так далее. Как мы однажды считали, гектар трюфелей дает 90 тысяч евро. Отказаться Европе невозможно, предложение слишком выгодное, но с нашей стороны нужны стабильность, гарантии поддержания европейской продовольственной безопасности и высокая культура производства. Хотя мы и сами можем наши 30 миллионов гектаров засадить трюфелями, а по 90 тысяч — это 270 миллиардов евро ежегодно. Нет. Колбаску можно снимать с огня… Мы затоварим рынок трюфелями, цена упадет ниже картошки, спрос снизится… Все-таки лучше международное разделение труда.

Следующий момент — люди. Производство интеллекта. Мы должны уровень образования поднять до среднеевропейского, привлечь лучшие силы всего мира. Забавно поступают университеты США: приглашают, например, читать лекции по литературе известного европейского писателя. Дают ему квартирку, питание, небольшую зарплату, а студенты получают бесценный опыт и информацию из первых рук, от мастера-практика. Стадник из «Стиоми» когда-то мне рассказывал: пригласил известного профессора по No-till из Аргентины, и тот три месяца обучал одного студента, главного агронома «Стиоми», выращиванию сои. Профессору платили 500 долларов в день, то есть 10 000 в месяц. Думаю, в мире найдется немало выдающихся профессоров, которых устроит зарплата и в 20003000 долларов, а студентов у них может быть в институте. четыре дня по три пары, я пытаюсь реально оценить, это двенадцать пар по 25 человек в группе. Это 300 человек, по 10 долларов с человека в месяц. Там уже разберемся, кто платить будет, студенты или государство. Таких профессоров нужен десяток-два, не больше, на вуз. Но эффект будет в тысячи раз больше того, что мы имеем теперь. Но нужна большая международная программа, нужна координационная структура в Минобразования.

Интеллект украинцев во всем мире признан, начиная с вертолетов Сикорски и заканчивая сегодняшними 2 миллиардами долларов за экспорт программного обеспечения, который пишут украинские компьютерщики, почти подпольно.

Вот эти два акцента (вооружение и космос примыкают к интеллекту) должны быть в концепции страны. Потому что, благодаря им мы в самые сжатые сроки обеспечим развитие внутреннего рынка, рост зарплат и пенсий, приток инвестиций.

Вот кто мы, Украина. Вот зачем нам нужны наши сорок бочек золота Полуботка, разбросанные по банкам мира.

Затем, чтобы стать опорой и защитой мира.

Страна, историческая кормилица Европы, сегодня выпрямляется во весь рост и разминает мускулы. Мы готовы.

Ну и колбаска готова, можно наливать.

Ваше здоровье, дорогой читатель. Есть у меня тайная надежда, что в такой непринужденной форме идеи, которые носятся в воздухе, быстрее найдут реальное воплощение в жизни. Они несомненно воплотятся.

Просто очень хочется ускорить этот процесс.

 

Юрий Гончаренко