Здравствуйте, читатель! В Украине политический и общественный кризис. Мы попали в полосу смятения, когда никто не знает исхода и никто не может предсказать, каким будет завтрашний день.

Один мой знакомый пару лет назад прицеливался к тому, чтобы открыть аграрный бизнес в ка­кой?то африканской стране, в какой, я забыл.

– А почему именно в этой стране?

– Понимаешь, там еще ни разу белых не ели.

Белые… Черные… Ели-не-ели, но брать землю он там передумал.

Полагаю, сейчас он сильно колеблется, потому что стало непонятно, где безопаснее выращивать помидоры, здесь или в людоедских краях, среди черных или среди белых.

 * * *

Нашу черную землю слегка присыпало белым снегом. В Украине политический и общественный кризис. Мои знакомые продолжают продавать кукурузу, по 1300 гривен и даже по 1350, отлавливая предложения срочного недогруза судов, когда цену могут и приподнять. Это логично. Во время войны 1941?1945 гг. сеять в Украине не переставали. Не переставали выращивать, убирать, даже селекционная работа продолжалась. Как мне подсказывают друзья с Полтавщины, даже сахарные заводы не закрывались.

 

* * *

Мы дожили до черных времен, когда страна встала на грань гражданской войны. Хуже всего, что попали в полосу смятения, когда никто не знает исхода и никто не может предсказать, каким будет завтрашний день. Красивый мирный протест, которым восхищался весь мир, закончился, и уже многие произнесли: межа перейдена. Поэтому мы с вами, читатель, точно знаем, что выйдем в поле уже скоро, кто будет подкармливать по мерзло-талому, но не знаем, будет ли это время мирным.

Белый снег, черная земля. Картина привычная для зимы в Украине, но непривычная для зимы человеческих отношений, внезапно наступившей; для размежеваний, которые внезапно произошли. Раньше я думал, что нет людей абсолютно белых и абсолютно черных. В каждом человеке – добро и зло в разных пропорциях. Теперь я знаю, что абсолютно черные души есть.

 

* * *

Досадно, что мы ведь заблаговременно обо всем этом писали в журнале «Зерно», о рисках и перекосах, которые могут привести к тяжким общественным последствиям. Была у нас такая рубрика, 12 листков из блокнота, наверное, кто?то подумал, что мы ее завели для расширения ассортиментного ряда… А там не однажды говорилось о фундаментальной проблеме: в стране два десятка лет назад начались капиталистические отношения, возникла новая экономика, а система управления осталась прежней, от той, старой экономики. В конце концов это привело к серьезным сбоям. Экономика не выдержала, а система, чтобы нажраться и наполнить бюджет, начала давить частную инициативу. Причем система – это отнюдь не первое лицо. Это каждый винтик, шпиндель, мелкий бюрократ, способный ради собственной выгоды угробить большое хорошее дело, где могли бы кормиться сотни человек. И вот эти шпиндели стали такими тормозами, что экономика начала останавливаться. А значит, искать спонсоров и покупателей.

 

* * *

Тут и активизировался соседний большой брат, почувствовав удачный момент. Украина всегда была в центре геополитических интересов России, а накануне вступления Украины в Ассоциацию с ЕС – не в ЕС, только в Ассоциацию, – соседям пришлось пойти на решительный штурм. Еще бы, кому не нужна такая хорошая страна да еще и в момент менеджерского экономического сбоя и с неразвитой политической системой. Эти два фактора могли бы сильно укрепить украинский суверенитет, но они его ослабили.

 

* * *

Не раз и не два мы писали о бездонной пропасти между украинскими политиками и украинским народом, о том, что это два разных мира. Сейчас это видно, как никогда явственно. Оппозиционные лидеры явно находятся в неудобной для себя ситуации: они все никак не могут объяснить протестующим, что они – по?ли-ти-ки, то есть люди, которые вроде бы делают политику (и мы видим ее никакое качество) и вроде бы направляют экономику (и тут и слепой видит ее направление) но – вроде бы. А протест – реальный, и в реальность политики перей­ти не могут. Так же и власть, которая должна всеми силами и средствами остановить кровопролитие, не предлагает никаких политических решений. Ни в одной стране мира, когда на улицах рвутся гранаты, парламент не уйдет на каникулы, будет день и ночь искать решение. Наш ушел. В то время, как на территории Украины осуществляется операция иностранных спецслужб, понятная всем специалистам, очевидная даже по резонансным жертвам, – по национальному и территориальному признаку.

 

* * *

Странно, что говорим мы с вами об этом в журнале, где все последующие страницы – о посеве, о культурах, о новых технологиях? Да не странно. Все посевы и культуры нам через месяц-два придется вести в какой?то стране. В какой? Какой она будет, наша страна?

 

* * *

Сегодня пришло известие: протестующие захватили здание Минагро­политики на Крещатике. Надо ж было ему расположиться в таком месте, практически на Майдане… Человек десять всего, – разбили стекло рядом с дверью, открыли, объявили, что там будет медпункт. Правда, Министерство может работать и дистанционно. Есть Кабмин, наконец.

 

* * *

Но пока Украина вписывает черные страницы в свою историю, каждый день. И уже, кажется, пишет свою Белую книгу, потому что зверства и преступления, несовместимые ни даже с военным временем, ни с человеческим сознанием… Пока многие сведения не подтверждены, можно молиться о том, чтобы они оказались неправдой.

Но я боюсь, наши молитвы не будут услышаны.

Пропаганда и дезинформация льются с обеих сторон, и наша горькая крестьянская доля – найти свою правду в этом черно-белом мире.

 

* * *

Я не хотел говорить с вами о политике – где два украинца, там три гетмана, у каждого свое мнение, и каждый должен уважать мнение другого. Тут мы вполне можем оказаться с вами приверженцами противоположных взглядов. У нас с вами одно мнение, одна идея, когда мы идем в поле и боремся – вне зависимости от политических взглядов – за то, чтобы нам дали работать. Поэтому, читатель, если вы не поняли из текста, на чьей я стороне, отвечаю: на вашей.

Давайте хоть эту почву сохраним и построим на ней наше единство.

 

* * *

И вот что: я все равно буду молиться, молиться о примирении воюющих, о спасении людей. И о том, чтобы нам с вами в поле выйти весной счастливыми и свободными людьми.

 

Ваш главный редактор

 

Опубликована в №1-2014

Читайте также: