Сначала мне было удивительно, – сколько, оказывается, в нашем агрокомплексе куркулей. В общепринятом смысле – это крепкие хозяева, зажиточные, стоящие твердо на ногах. И все у них хорошо в то время, когда вокруг стоит плач и стон, и все у всех плохо, и не помогает государство, и никто не дает денег просто так. Потом я попривык и стал к куркулям относиться с симпатией. Неделю назад позвонил коллега из другого сектора экономики, спросил, как дела. Я рассказал, как дела, посетовал на трудные времена, но и обрисовал – по меркам медиа – совсем не бедное положение журнала. И услышал: – Вы, наверное, в каком-то другом мире живете. А я всегда жил в другом мире. Я никогда не понимал команды, которые делали газеты и при этом качали из учредителей деньги. Я удивлялся знакомому редактору, который создал хорошее громкое издание и рисовал на пятый год работы владельцу бюджет с минусом в 16 миллионов. Я всегда зарабатывал и жил на свои. И вот только теперь, когда я пишу эти строки, пришло осознание: я тоже куркуль. Потому мне так легко с аграриями общаться, дружить, месить чернозем на посевной, купаться в ставках и жарить шашлыки. И с Александром Сторожуком я тоже сразу нашел общий язык.

Стрип-тилл при посеве

Сторожук сначала так и назывался – Сторожук, частное предприятие. Потом переименовался в «Степ», оставив две первые буквы в названии от своей фамилии. Для порядка Александр Николаевич отказался общаться, поскольку, сказал, ничего в стране не меняется и он уже ни во что хорошее не верит. Но после пятиминутного телефонного разговора согласился со мной, что все равно мы всех падлюк уничтожим, и я поехал в Жашков.

С порога Сторожук начал хвастаться, как у нас, куркулей, заведено, и, должен признаться, своей сеялкой удивил меня. Удивил тем, что непоседливым своим подходом сумел отыскать сеялку, непохожую на привычные – MZURI Pro-TiL. И тем самым не только получил отличные результаты, но даже начал предоставлять услуги фермерам, не обладающим куркульскими качествами.

– Она выполняет целую гамму операций, – восторженно рассказывал Сторожук. – Раньше мы пахали, культивировали два раза, прикатывали, а теперь не нужно ничего. И у меня столько заказов на посев! Я эту сеялку привез первым в Украину: товарищ у меня в Польше – дилер «Хорша» и «Клааса», ну и этой марки. И работаю я этой сеялкой уже третий год, неоднократно повторяя один и тот же эксперимент: половину поля засеваю этой новинкой, половину – известной сеялкой другой марки. Результат всегда одинаков: урожайность при посеве сеялкой MZURI Pro-TiL на 8-9 центнеров выше. В прошлом году я получил отличный урожай силосной кукурузы, практически ничего не делая. Все сделала сеялка с расходом 14 литров солярки при посеве. Первые опыты стриптилл-сеялкой я проводил с трехметровой машиной, а сейчас взял 4-метровую, и, соответственно, нужен помощнее трактор, – я взял 335-сильный John Deere.

Ну что тут скажешь?! Куркуль? Ладно, оставим этот термин для наших недругов и остановимся на формулировке – крепкий хозяин.

– Но экономия не только в этом, – задумчиво произнес Сторожук. – Я уменьшил количество вносимых минудобрений. Раньше я сплошняком по два центнера диамофоски бросал. А по этой технологии – центнера достаточно. Семян я высевал 4,5 – до пяти миллионов на гектар. Этой сеялкой я высеваю 2 миллиона. Но сеять начинаю 8 сентября. 20-30 лет назад у нас так и было, 5 сентября начинался посев… Для этой сеялки крайне важна правильная уборка предшественника. Должно быть хорошее измельчение растительных остатков и равномерное их распределение по поверхности почвы. Если это сделано, под слоем остатков сохраняется влага, и если сеять рапс моей сеялкой, на 5-6-й день получаешь всходы. Сеялка работает так: идут почвоуглубители, шириной 5 см и глубиной 20 см. Можно и 30 см, лишь бы трактор потянул. Идет каток, который уплотняет почву. Затем идет сошник, который высевает, и затем каток прикатывает. По всей длине грунтоуглубителя вносятся минеральные удобрения, и когда корешок растения пробивается, он находит питание на любой глубине. Равномерное распределение минудобрений исключает ситуацию, когда семя попадает на высокую концентрацию удобрений и угнетается, обжигается. И больше ничего делать не приходится. Посев производится на ширину 25 см. Если вы помните, Овсинский сеял зерновые на 25 сантиметров. В итоге – зерно крупнее, колос больше, влажность – 12 %. Я сравнил с полем, где посев провел другой сеялкой, и обнаружил влажность – 16-17 %. И урожай на 7 центнеров меньше.

– То есть ваша сеялка проводит глубокую обработку именно посевного рядка?

– Да. Пятисантиметровую полоску вспахивает, зерно получает хороший доступ к воздуху и влаге. А междурядья не обрабатываются, они покрыты растительными остатками. Под ними сохраняется влага, они защищают всходы от ветра, мороза. И повторю: я расходую 14 литров дизтоплива на гектар, а при полном цикле обработки, со вспашкой, культивацией и прочим, трачу до 33 литров. Стойте, что я вам рассказываю, вы вообще по какому вопросу приехали?

Нет земли для бойцов АТО

– Стойте, что я вам рассказываю, вы вообще по какому вопросу приехали?

– Я по всем вопросам сразу. В основном по вопросу подготовки к посевной.

– А я думал, по вопросам земельных участков для бойцов АТО.

– Я знаю о вашей борьбе за эти участки, но думал, что вам сейчас не до политики…

– Это и политика, и подготовка к посевной… Я никогда не стремился в политику, никогда никуда не баллотировался. Я агроном. Я с 1981 года работаю в этом хозяйстве, агрохимиком начинал, работал главным инженером. Здесь и отец мой работал свекловодом. Пришел работать в 2000 году, взял сто гектаров. Конечно, мне сказали, что меня в ставку найдут, но как-то до этого не дошло, и на следующий год мне все люди паи сдали. И хозяйство выросло и окрепло. А потом был Майдан. Год прошел – ничего не изменилось. Хлопцы полегли, а перемен нет. Да, я тоже боялся раньше, да, как и все, платил, что требовали. Если бы Янукович до наших дней руководил, у меня уже не было бы хозяйства. Приезжали ко мне, требовали продать бизнес. Сначала копейки предлагали, потом – больше, а потом сказали: ты тут побудь, никуда не уходи, скоро даром заберем. Но сегодня мы видим – все те же лица на руководящих постах, которые с Януковичем работали, с Тулубом… И вот я борюсь с Госземагентством, с прокуратурой из-за того, что выделил 14 участков земли по 2 гектара участникам АТО. Мы помогаем конкретному батальону, одели их, снарядили. У меня есть форма и полная экипировка для каждого моего рабочего, бронежилеты, каски, на случай, если призовут. Когда мы, 300 человек, ездили в Госземагентство, они надевали форму для солидности. При райсовете создали Народную Раду, их везде создали для контроля, но все делается для того, чтобы они не работали. У нас туда вошли 9 человек и представители разных союзов и объединений. Но когда мы выступили с инициативой считать Россию страной-агрессором, запретить деятельность компартии и партии регионов, нашлись люди в райсовете, которые не пожелали за это голосовать! Вы представляете?! Это у нас, посреди Украины! Да если бы русские пришли, их 15 процентов наших встречали бы с караваем!

– 15 процентов – это ведь очень мало…

– Эти 15 процентов – все при власти! Я уж не говорю, что в Верховной Раде их еще больше!

– Это как поле, которое 10 лет никто не обрабатывал, деревья повырастали. Ну можно с ходу повыдергивать большие деревья, но ведь вы лучше меня знаете, сколько нужно работы, чтобы довести такое поле до ума, сколько этапов пройти. 25 лет воровали, строили схемы, уничтожали страну, уничтожали армию…

– Уничтожали нацию! – Сторожук уже не сидел в кресле, а быстро ходил по кабинету. – Ну да, год прошел, и людей уже черти берут. Ведь мы, украинцы, любим все сразу, чтобы борщ на столе и яблоки на ветках, несмотря на то, что зима.

Не оценил Сторожук моей иронии. Задумался о своем и сказал:

– Потребовались доверенности от участников АТО, для которых я просил землю… Я поехал под Донецк, собрал доверенности и сдал их с остальными документами, и 15 января, в праздничные дни еще, мне с улыбкой отказали. Видите ли, участки, которые вы просите, уже отданы другим людям, а вы имеете право найти какие-нибудь другие и обратиться повторно, и мы вашу просьбу рассмотрим…

Я почему-то вспомнил новость о донецких партизанах, которые нашли подонка, издевавшегося над военнопленными, свернули ему шею и привязали на площади с соответствующими надписями. Лицо у Сторожука было такое… Полагаю, отказавшие бойцам АТО в участках земли совершили большую ошибку. Зеркала в кабинете не было, но почему-то мне кажется, у меня лицо не лучше было.

Сторожук начал выкладывать стопки бумаг, долго вчитывался в тексты, пока нашел отказы бойцам АТО.

– Отказы мы получили 15 января в 9 утра, что, видите ли, эта земля отдана другим людям. А решение о передаче этих участков этим самым другим людям принимают в тот же день в 16.05. Уголовное дело возбуждено. Сейчас я вам все покажу и докажу…

И Сторожук продолжил розыск бумаг, самых убедительных, хотя мне и так все было понятно. Я-то как раз не питаю иллюзий относительно тех властей, которые сейчас досиживают последние дни, безусловно, рассчитывая, что эти дни будут продолжаться ну хотя бы десяток лет. Власть будет совершенствоваться, потому что этого требует общество. Все меньше в ней будет оставаться чиновников старых схем.

Урожай с примесью политики

Но Сторожук все-таки ворошил бумаги, пока я его не остановил:

– Александр Николаевич, чем вы занимаетесь? Вы же аграрий, вам сеять нужно, а вы в судебных тяжбах погрязли.

– Да одно без другого не обходится… Большого урожая не ожидаю, поскольку сосед мутит воду, пытается переманить моих пайщиков, обещая им большую плату за пай. Придется повышать плату и мне. Ну что ж, буду меньше выделять на социальную сферу. Я заканчиваю семиквартирный дом для специалистов хозяйства.

В этот момент позвонил с просьбой военком.

– Да, я проплачу половину, – обещал Сторожук, – а другую половину потом. Может, сахар продам… Сейчас цена на сахар упала…

– Буряк тоже выращиваете? – спросил я к слову о сахаре.

– Выращиваю. Было у меня и 600 гектаров, но в прошлом году – 330.

– И что собираете с гектара?

– В прошлом году – 701 центнер с гектара, в зачетном весе, – приосанился Сторожук. – И когда цена была по 20, я так радовался. Вот только продать надо было поторопиться… Продать успел, потратить не успел. Цена солярки подскочила, удобрения выросли. А сейчас сахар по 10, и не очень-то брать хотят. В среднем у меня урожай – 100-120 центнеров кукурузы в сухом весе, было и 140 центнеров, это среднее за 14 лет. Кукурузу я убираю с влажностью 18 процентов, сушилка своя. В прошлом году подсолнечник подвел. В позапрошлом году было 56 центнеров, а в прошлом – 25 центнеров.

– Но 701 центнер свеклы – это очень хороший результат, это, конечно, не везение, а технологии. И что еще сеете в этом году?

– Буряка 260 гектаров, озимой пшеницы 550, 50 гектаров озимого ячменя и 90 гектаров ярового, 450 гектаров кукурузы. Ведь у меня еще и животноводство, коровы. О-о… Я подсчитал цены на солярку – и оказался в проигрыше, растениеводство вытаскивает животноводство. Минус на свиньях, минус на телятах.

Настроение владельца бизнеса как фактор эффективности

– Но почему вы все-таки предполагаете, что в этом году урожай будет меньше? Меньше удобрений внесли?

– Наоборот – больше! Я удобрения покупал еще в сентябре, предполагал, что ситуация будет тяжелая. Хотя, если пересчитать цену на зерно сейчас и на удобрение, то не в нашу пользу все изменилось, в пропорции… Я полагаю, нормальная цена – когда за тонну удобрений нужно уплатить цену двух тонн зерна. Но сейчас нужно три тонны зерна продать. Селитра – 10 800, 11 000, а кукуруза – три тысячи, три сто.

– А много ли у вас свиней?

– Да немного, для столовой держу, 300 голов. КРС было 150 голов. Но когда обидели участников АТО, я как-то… Сразу 50 голов сдал на мясо…

Александр Николаевич продолжал говорить, а я на какое-то время выпал из разговора. Потому что не знал, что делать с этой мыслью: понимают ли люди, отказавшие участникам АТО, что они нанесли двойной вред, что из-за их мелкого шкурного интереса еще и 50 коров хозяйство потеряло? Я, кстати, не впервые сталкиваюсь с тем, что руководитель бизнеса принимает деструктивные решения по причине плохого настроения, а настроение портят чиновники. И можно бы подобные эксцессы рассматривать с иронией, да вот только реальный финансовый ущерб – для общества – не позволяет. Полагаю, в реформировании системы госрегулирования обязательно нужно учитывать этот фактор. Система госрегулирования взаимодействует с живым человеком, который хозяйствует на свой страх и риск. И этого живого человека нужно оберегать и вдохновлять.

– Техникой вооружены нормально?

– Техника у меня хорошая. Четыре трактора John Deere по 230 л. с., и в прошлом году я для четырехметровой сеялки купил John Deere на 335 л. с. Опрыскиватели французские и Hardi.

Я обратил внимание на мониторы, стоящие в кабинете: камеры транслировали картинки из коровника.

– Да, вот они, мои коровки, под постоянным моим присмотром… – улыбнулся Сторожук.

Чему в «Степу» можно научиться

За счет чего «Степ» преуспевает?

Во-первых, Сторожук – профессиональный агроном. Опытный практик, смелый экспериментатор. А я всегда говорил, что человека, не имеющего специального образования, лучше не допускать к земле. Во Франции без аграрного диплома землю не дадут. У нас такого требования нет, а в результате – множатся неуспешные хозяйства и хозяева.

Во-вторых, удачно подобранные семена, сбалансированная система удобрения и защита от оригинаторов позволяют выращивать 10-12 тонн кукурузы в сухом зерне и соответственное количество пшеницы. Если сейчас аграрии считают, что в гектар нужно вложить 1000 долларов, то даже при цене кукурузы в 145 долларов выручка составит от 1450 до 1740 долларов. То есть не в убытке. Мягко говоря, не в убытке. И в большом плюсе по сравнению с другими бизнесами.

В-третьих, мощное техническое вооружение агротехнических процессов. Современные тракторы, сеялки, опрыскиватели стоили «Степу» немало. Однако это обеспечивает необходимые требования – быстрый посев на больших площадях, быстрая обработка гербицидами, инсектицидами при потребности.

В-четвертых, разумная диверсификация направлений. Кроме выращивания основных коммерческих культур – сахарная свекла, которая позволяет маневрировать финансами, выгодно продавая сахар в пиковые периоды. Плюс животноводство.

Четыре фактора – вряд ли исчерпывают технологию успеха агрофирмы «Степ». Но если взять за основу хотя бы эти главные моменты, можно повторить эффективность предприятия, расположенного посреди Украины.

Дайте человеку отсеяться

Как истинный гуманист, я привел читателям факторы, которые в принципе можно воспроизвести. Ведь есть много хозяйств, где результаты повторить невозможно, они стоят на уникальных конструкциях. А вот у «Степа» научиться можно.

– Один сын у меня работает главным инженером, второй сын – агрономом, – гордо заметил Сторожук.

– Так видите… Какие уж тут поводы для уныния? Как можно рассчитывать на слабый урожай?

– Знаете, когда с подъемом, с душой работаешь, то и невысокий урожай не портит настроения, а сейчас – смотришь, что делается в стране, и руки опускаются.

– Так ведь некому, кроме нас, порядок навести. Нам и придется это делать.

– Да и делаем… Завтра едем к губернатору, в прокуратуру.

– Во Франции был Де Голль, в Турции – Ататюрк, лидеры, которые вели за собой нацию. У нас нация выше лидеров, она их за собой ведет. И проблема нации в том, что у нее нет структур, инструментов, ей сложно бороться с врагами, которые способны организоваться. Вот у вас есть Рада отраслевых союзов, Народная Рада при районе, вроде бы уже каким-то образом оформленная народная инициатива. Почему они не работают?

– Народная Рада есть, но процессы через нее идут очень медленно, во многом эти Рады – формальные. Вот одновременно с выборами в Верховную Раду нужно было проводить выборы в местные Рады, тогда бы были перемены и у нас.

– По шагу будем двигаться вперед. Что-то дадут новые депутаты ВР, что-то даст люстра ция, что-то даст Антикоррупционное бюро, что-то – выборы в местные Рады. Так потихоньку и дойдем.

Потом я с улыбкой от уха до уха рассматривал интерьеры семиквартирного дома, где Сторожук развернулся вовсю. Он и проекты нарисовал, и дизайн, и мебель подобрал. Забавно, потому что таких интерьеров в киевских квартирах не встретишь, только в домах очень и очень состоятельных граждан. Хобби такое у Сторожука, стирать грань между селом и столицей.

* * *

Посреди Украины работает не слишком большое агропредприятие – «Степ», крепкое и надежное. Урожаи вполне европейские, хотя в Европе народ гордится урожаями с полей в 30-50 га. И у нас одно поле легко дает 14 тонн кукурузы в сухом зерне, 10 тонн пшеницы или 56 центнеров подсолнечника. В каждом хозяйстве бывает такое чудо-поле.

Но «Степ» вот это чудо переводит в план. Думаю, внимательный читатель заметил все, и сеялку, и эксперименты с семенами, и посевы после уборки озимого ячменя.

Так крепнет наша независимость и так формируется наша позиция в мире, авторитет страны-созидателя, страны-кормилицы.

Крепнет, пока Сторожук ругается на все корки в прокуратуре и кабинете губернатора.

Дайте ему нормально отсеяться.

Будьте достойны своего положения – вы же не где-нибудь. Вы – посреди Украины.

 

Текст и фото – Юрий Гончаренко