Здравствуйте, дорогой читатель!

На обильных и хлебосольных Днях поля фермеры тепло отзывались о журнале «Зерно» и, в частности, о наших с вами беседах в начале журнала, но прозвучало и такое: стоило бы главному редактору поменьше обращать внимания на политику и философию и возвращаться к земле.

Эх. Измельчал народ. Ну кто сегодня болеет высокими идеями, кто способен умереть за любовь, кто потрясает идеалами и принципами, кто мыслит масштабами Вселенной и, кто ищет вот той точки опоры, чтобы перевернуть Землю? Последним был Архимед, после него не припомню, кто… А, видите, уже и о земле пошло, само собой. Но нет. Отбросив иронию, скажу, что фермеры правы. Нужно сосредоточиться на земле, на земных проблемах. Хотя, черт меня все щиплет за коленки, наша политика — это ж самые земные наши проблемы, от нее все беды земледельцев.

Кстати, оккупанты в Крыму уже отменили мораторий на продажу сельхозземель. Вот и посмотрим, как оно бывает, как ведет себя народ и рынок. Может, это позволит сделать выводы и избежать больших ошибок в будущем. Я смотрю на эти события спокойно, я уже переживал подобное. Когда при Януковиче принималось море нормативных документов, а народ, не понимая, как можно при них жить, занимал с вечера очередь в хозтовары за мылом и веревками, я говорил: «Не плачьте и не спешите. Все эти новопринятые законы — лишь дополнительная работа нам на будущее, сколько всякого дерьма придется отменять…» Так оно и вышло.

Кстати, высокого и вселенского украинцам не занимать. Отличные воины, отличный народ, уникальный, только вот проблема: героизм в борьбе за свою державу — легко. А вот если нужна принципиальность и мужество в борьбе с коррупцией, тут все намного сложнее. Но тут берется за антикоррупционные программы в Украине Дания, самая свободная от коррупции страна. Берутся США. Это позитив, потому что понятно, что система сама себя реформировать неспособна. Нужна независимая и профессиональная хирургия извне.

Так, значит, о земле просили. Земля намокла в сентябре. Вот каркали, каркали про дождливую осень, и накаркали. Из-за этого затормозилась уборка, из-за этого недосеяны озимые. Но собрали вот на этот момент 41,3 млн т, и при этом кукурузы взяли только 2,5 млн т (еще может быть 24 млн т), а подсолнечника убрали чуть больше 6,5 млн т. При этом американский минсельхоз предполагал, что подсолнечника будет собрано 13,5 млн тонн (то есть еще 7 млн т доубирают), а я предполагаю, что будут все 15 млн т, правда, не все они будут предъявлены статистикам. Значит, Украина соберет 71-72 млн т зерна и внесет свой посильный вклад в мировой рекордный урожай, и уже специалисты Луи Дрейфуса заявили, что ожидают снижения цен на зерно. Вот так о земле, пока хороших новостей маловато. Хотя, родной мой читатель, положа руку на сердце, признаем, что на высокие цены на зерновые вы и не рассчитывали, откуда бы им взяться. Поэтому все силы бросили на сокращение затрат и повышение эффективности. Не бросили? Как не бросили, мы же вас предупреждали? А, бросили, но не все силы…

Ну, посмотрим, посмотрим. Еще многое может измениться. Но кое-что уже не изменится в этом сезоне, например, нехватка внутренних элеваторных мощностей. Терминалы все строили бодро, а хранение в Украине не развивалось. Сейчас все сушат голову, а не зерно, на тему — куда девать гигантский новый урожай. Помню, когда цены на капусту вообще не было, знакомые аграрии ее просто задисковали в почву. Но то капуста, с кукурузой так не получится. Надежды есть. Все-таки, погодные условия в Европе были так плохи, что кое-что мы все-таки продадим, и, может быть, за внятные деньги. Профильное министерство сейчас даже пытается выторговать квоты для производителей органики, потому что они включены в общие квоты.

Наши аграрии требуют активного лоббирования и ясности. Ясности в налогообложении, ясности в перспективе. Немалая активность требуется, а шансы — абсолютны. В любом деле стоит подналечь — и получается. Но я уже много раз говорил о необходимости собственными силами наводить порядки там, где живем, и теперь обещал поговорить о земле.

Земля требует знаний и таланта. Агрономия может быть очень простой — «все, що кури не їдять — то бур’ян», а может быть современной. Когда известно, сколько требуется удобрений для каждой культуры в расчете на определенный урожай, по количеству протеина, когда лишнего не сыплют в сою, которая азот не уважает, а уважает бор и молибден. Когда меры принимаются заранее, а не когда уже под самую уборку обнаруживаются карантинные заболевания, такие, как бактериальное увядание кукурузы (вилт) или пятнистая мозаика пшеницы. Вообще по экспорту зерна в этом году Украина получила рекордное количество претензий по качеству, и самое большое — 35 претензий — от дружественной Индонезии. Правда, существует версия, что это попытка сбить цену. Куда ее сбивать? Цена ценой, а за качеством смотреть нужно, здесь нужна настоящая агрономия, продвинутая.

Наука нужна. Сейчас самые серьезные компании, семеноводы, селекционеры, генетики бурно развивают технологию корректирования генов, точнее, ДНК. Технология появилась еще в семидесятые годы прошлого века. Она крайне проста, но требует гигантских массивов информации. Генные изменения происходят внутри самого организма, не как при ГМО, когда привносятся чужеродные элементы. То есть это очень похоже на классическую селекцию, но происходит в миллионы раз быстрее. Определенные результаты можно получить и за один-два цикла. В набор генов, например, кукурузы, добавляется дополнительный ген, отвечающий за урожайность. Убирается ген, благодаря которому растение страдает от засухи. Вместе с ним -гены, ослабляющие устойчивость против сорняков и вредителей. Ну что еще подкорректировать?.. А, вам нужна быстрая влагоотдача? Добавляем нужный ген… И вот гибрид, наделенный исключительно удобными качествами для агронома, готов. Покупайте и высевайте. Интересен вопрос: это ГМО или не ГМО? Ведь генная модификация происходит, набор генов меняется.

Но не добавляется ген пустынного паука, который способен на год впасть в спячку и обходиться без воды, а потом и кукуруза так может. Это не фантазии на тему — как повысить урожайность и уменьшить затраты, это просто информация из командировки на церемонию открытия нового селекционного центра DuPont Pioneer, о которой я расскажу подробно в следующем номере.

Вот чем занята и чем озабочена мировая наука. А мы тут пырей вывести не можем. У нас повсюду возникают разрывы. Мы теряем связь с реальностью. Мы опережаем многих западных фермеров по мастерству земледелия, но наша аграрная наука безнадежно отстает от западной. О разрыве между мужеством борьбы за Украину и мужеством в борьбе с коррупцией я уже сказал. Мы входим в десятку богатейших стран мира по запасам полезных ископаемых, природным и человеческим ресурсам, а живем бедно и скучно. И таких разрывов у нас — как дырок на штанах у нищего. Но я обещал поговорить о земле. О богатой, огромной, жирной, аграрной, южной — в связи с изменениями климата, у нас теперь то засуха, то субтропики… Правда, аграрии землю понимают по-разному. Земля за селом, где кладбище, — тоже земля. И один замечательный винницкий земледелец в командировке рассказывал о своем наставнике, старом председателе колхоза, главным оружием которого был не эффективный менеджмент и не сложная агрономия, а юмор. Звали наставника, конечно, Григорович. Раздавал он наряды, в том числе, и по работе с землей, — водитель на «ГАЗончике» возил покойников на кладбище. Водитель возил, возил, а потом и спрашивает: «Григоровичу, а що мені оце буде за таку роботу, небіжчиків возити?»

Старый эффективный менеджер, не долго думая, ответил: «Та що ж, як завжди. П’ятьох завезеш на цвинтар, шостий — твій». Такие у нас заработки, в стране непуганых холдингов и неистребимых фермеров.

Однако. Вселенское сознание — зачем жить плохо, если можно жить хорошо; зачем жить оглядываясь, если можно жить с прямым и честным взором; зачем жить предателем, если можно жить патриотом, — все эти идеи всходят в Украине как озимые, им предстоит нелегкий путь от ростка до урожая, страшная борьба с вредителями и болезнями, но в итоге они дадут полный добра и счастья Колос.

Да, я оптимист, но зачем жить пессимистом, если можно жить оптимистом. Зачем жить с пустой душой, если можно жить с верой.

Я обещал рассказать о земле. Но что мне рассказать вам, рыцарю земли и ее защитнику?

Делай, что должен, и будь, что будет.

Мы проходим эпоху перемен достойно. Страна выстояла перед смертельной угрозой вражеского нашествия. Страна работает и растет перед угрозой экономического уничтожения и разорения. В этом победном марше нации, не всегда заметном идущему в шеренгах, но хорошо заметном врагам и недругам, ваш четкий шаг, мой дорогой читатель, далеко за пределами Украины слышен. Идущий в строю видит идущего перед собой, и ему иногда кажется, что нас мало. Тот, кто видит весь строй, понимает, какая огромная сила нации двинулась к свету.

Собираем урожай, сеем озимые, — делаем, что должны. Цель близка, читатель.

Не потеряйте веры.

Ваш главный редактор