Фото 1. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

Геннадий Чернявский — художник с именем: его отлично знают как в Украине, так и за ее пределами. Он сотрудничал со многими столичными изданиями, в том числе и по аграрной тематике, вел рекламные и игровые проекты. Впрочем, для читателя наверное, будет интересным разговор о его работе с игровыми студиями, в частности с Wargaming — знаменитым издателем и разработчиком «World of…» владельцем прав и держателем торговых марок легендарных World of Tanks. Несколько работ господин Чернявский нарисовал специально для издания ЗЕРНО. С радостью публикуем нашу беседу с мастером двух миров: аналогового и кибернетического. С иллюстрациями.

Начиналось все в тех далеких мирах, откуда остались яркие детские воспоминания. Например, в институте «Укргипромясомолпром», где работал отец Гены архитектором, запомнились внушительные макеты разных коммуникаций, бесконечная паутина чертежей и рисунков, не похожие на обычных людей сотрудники — архитекторы. Институт, проектировавший молокозаводы, для пятилетнего ребенка оставил одно из ярких впечатлений — дал понять, кто такие ТВОРЦЫ, и как у них там все. Но главное, подарили возможность стать частью творческого пространства: посадили за кульман и учили рисовать.

 

Фото 2. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

Расскажи немного об Отце.

— Отец, Чернявский Валерий Викторович, неплохо разбирается в разных отраслях архитектуры, мог как инженер строить коммуникации, и вообще, комплексно заниматься проектами. В институтах, он работал ГАПом (главным архитектором проекта). Сейчас ему за 70 лет, но до сих пор папе многие делают заказы. В свое время он даже участвовал во Всесоюзном конкурсе, когда отстраивали московский спортивный комплекс Олимпийский. Его проект даже занял какое-то место, очевидно, какую-то часть стадиона сделали, основываясь на чертежах моего отца. Вообще не помню, чтобы он стремился к каким-то заоблачным далям, дабы почувствовать себя великим. Это такое качество настоящих профессионалов, работающих в командах. Отец и сейчас еще очень многим может дать фору. Помню момент, когда он пересел с кульмана за компьютер, ему это давалось не сразу, тем не менее, как человек устремленный он освоил AutoCAD, ArchiCAD и на сегодняшний день вполне нормально конкурирует с молодежью.

Отец стал единственным важным Учителем?

— Отец дал очень и очень много. Но были и другие учителя. Например, хорошо ставили руку и мозги в киевской худ. школе №6. Потом была мастерская Георгия Яковлевича Хусида, воспитавшего немало отличных художников. Благодаря ему я много чего понял и открыл для себя. Хотел немного прокачаться в каких-то практических вещах. И мне посоветовал кто-то из приятелей по «художке». Хусида порекомендовали как человека, «вставляющего мозги». Я последовал совету, и когда с ним познакомился, то увидел и проникся традициями, которые были у него в студии, как он ее вел, как ставил натурщиков, как после разбирал мазню своих подопечных. Вполне академическая школа искусств, которую он создал сам. И еще он работал с камнем, у него было много заказов, в том числе, заказывали памятники, надгробия. Хусид был гениальным скульптором.

Фото 3. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

Наверное, это накладывало какой-то мрачный отпечаток, верно?

— Он не то, чтобы был мрачным Учителем, но всегда находился в сосредоточенности, в таком пограничном состоянии, на кладбище, между Жизнью и Смертью. Скучно ему не было, заказы у него были отличные. Такие, как он и хотел: например, бюст, где нужно поработать над портретом человека. А так, как заказчики были в основном с Байкового кладбища, то необходимо было ваять профессуру. Я думаю, что он получал удовольствие от того, что делал. А я после художественной школы был скитальцем: постоянно ходил по разным студиям, много учился, совершенствовал себя. Запомнилась также студия в Октябрьском дворце.

Тебе интереснее одушевленный или неодушевленный мир?

— Смыслы. Хочу, чтобы они были. Это и есть то самое рациональное Зерно.

Твой первый серьезный проект как художника, о котором даже сейчас можно сказать: «я – художник, я сделал».

— Это было давно, в начале 90-х. Помню, что сам придумал и сделал рекламу вермута Salute. Когда у меня что-то получилось, я почувствовал, что хочу обязательно дальше что-то создавать. Я понял, что быть Художником — лучшее самоощущение. Появилось то самое зерно, которое стремилось расти. Мне вообще кажется, что это очень сильный символ, у которого еще многое впереди. Его не до конца все правильно понимают. Многие миллионы лет наша жизнь изначально держалась на символике, и сейчас мы начинаем догадываться и докапываться, что на каком-то месте должен был быть определенный символ.

Фото 4. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

А что для тебя зерно как символ?

— Мне кажется, что однажды этот символ будет спорить с такой вещью, как Яйцо. А значение этого символа в той или иной степени представляют все: символ даже в чем-то избитый, словно какой-то мем, «что было вначале», и прочее. Такой символ, как зерно, я думаю, обязательно должен победить, если представить какую-то конкуренцию между символами. Да. Зерно обязательно должно победить.

Весь наш мир насыщен какими-то определенными символами, наши мысли материальны. Все слова, которые мы произносим, так или иначе, влияют на нас. То же самое и с символами. И во всем визуальном, что происходит вокруг, могут быть скрытые значения. Мы не всегда понимаем, что то, что мы видим, может быть на самом деле достаточно серьезным, крутым символом. Вот, например, колос как символ зерна. Есть тысячи примеров, когда он проявляется, а мы его не замечаем. Он пропитал все пространство собой. А хлеб, уже как конечный продукт — идеален, особенно для более раннего поколения голода: хлебом легко насытиться, в нем достаточно белков, жиров и углеводов для того, чтобы выжить. Конечно, речь не идет о суррогате. Только о Настоящем.

Фото 5. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

Любимый цвет?

— Черный.

Что для тебя значит черный цвет?

— Основа для белого. И наоборот. Скорее, стоит поговорить о взаимодействии этих противоположностей. Именно это взаимодействие Черного и Белого рождает символы, и может по-настоящему что-то явить. На самом деле, такое взаимодействие породило Жизнь. Есть множество оттенков черного. Японцы определили, что их 26. Если они так утверждают, если они способны это отличать, представляешь, как они могут думать о символике? В общем, когда я думаю о белом — обязательно думаю о черном, и наоборот. Они для меня нераздельны.

Графика или живопись?

— Вот, например, из общеизвестных, Творчество Пикассо называют живописью. Но на самом деле это генерирование концептов, способных дать возможность иначе воспринимать изображение: видеть другую реальность. Тем не менее его называют живописцем в общепринятом понимании этой деятельности. Я же считаю его, прежде всего, концепт-художником и революционной личностью. Кстати, для Ошо мир Пикассо — ключевой пример отсутствия всякого творчества. Возможно, Ошо воспринимает Пикассо, как «живописца».

Графика и живопись — базовые области, где художник выражает мысль, состояние реальности- нереальности… Таки да, должно быть «зерно», а графика это, или живопись — не важно. Ван Вей был прекрасен, когда сделал перформанс из нескольких миллионов семечек, как прекрасный повод порассуждать о земле и людях. Ван Вей тоже живописец. Но главное его «зерно» — он Поэт.

Фото 6. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

У тебя много работ. Какая первая приходит в голову, на сельскохозяйственную тематику…

— Я «высыпал» в огромном количестве макароны, превратил их таким образом в стог сена, и «посадил» на этот стог сена девушку. Это была графика, опубликованная в нулевые. Еще одна концептуальная работа называется «След хлеба». Я всего лишь как-то правильно разрезал буханку черного хлеба, и отрезал одну «дольку». Но только уже двойную. В результате, у меня получился каблук и подошва. Пожалуй, этот концепт мне удался, и даже один человек сказал, что ничего круче, чем данную концепцию, связанную с хлебом, он не видел. Но работу желательно видеть. На словах это представить сложно. Это след человека, его отпечаток, его слепок…

Наша жизнь устроена циклично. Я согласен с тем, что все уже придумано. Но каждый виток — это возвращение к какой-то однажды сложившейся традиции, в очередном воплощении на очередном витке жизни, всё обрастает какими-то новыми традициями. Суть остается такой же, только проявляется немножечко другая упаковка. Наверное, это можно назвать Великим Таинством жизни. Нужно уметь наблюдать за возвращением, очередным витком, понимать, что происходит, и делать правильные выводы.

Украина активно засаживает площади подсолнечником, что происходит каждый год: это быстро, и приносит гарантированный результат. В связи с этим вопрос. Как ты считаешь, хорошо ли разнообразие культур, или же в стране должна быть монокультурность?

— Интересный вопрос. После того, как Колумб открыл Америку и туда потянулись корабли, в Европе появилась кукуруза, табак, картофель, и.т.д. То есть, множество культур, о которых люди даже не подозревали. Они даже не думали, что помидор — это такая замечательная вещь, и уж тем более, даже не могли догадываться, что на его основе можно создавать великолепные соусы. Что бы делали итальянцы, эти «макаронники», если бы не Америка, если бы оттуда все это не привезли? Сколько строится на продуктах, на сельском хозяйстве. Дорогие рестораны выстраивают целые концепции, и их любят за это, люди без этой еды просто жить не могут. А если бы всё это не привезли, ничего и не было бы. В этом и есть рациональное зерно: мне кажется, разнообразие должно быть обязательно. Человечество нельзя держать на сухом пайке: сколько людей, столько и вкусов. Каждый человек — это отдельная Вселенная. Поэтому я, к примеру, за то, чтобы было разнообразие. Безусловно, можно мыслить и иначе, особенно если рассуждать, что первоочередным должно быть здоровье, и все, что ему мешает, мы просто должны брать, и запрещать. Но тем самым мы себя лишим философской всеобъемлющей темы проблемы выбора. Ведь мы каждый раз что-то выбираем. Пусть будет разнообразие, но нужно уметь выбирать. И пусть люди сами поймут, чего они хотят, что им больше нужно.

Фото 7. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

Насколько жизнеспособна аграрная тематика в городской культурной среде? Способна ли она еще удивлять новизной и свежестью в эстетическом, смысловом, может быть даже сакральном отношении?

— Безусловно. Меня очень умиляет картина такого толка: человек живет у себя, в какой-то бетонной квартире, и на балконе выращивает помидорчики. Подойдешь к нему, спросишь: «Дорогой мой, почему бы тебе на даче не понаблюдать за этим ростом?» Так ведь наверное, лучше, так растение, возможно, не мучается. Но, в любом случае, это выглядит красиво. Даже в условиях города. Можно по-разному смотреть на такие вещи.

 

Что тебе нравится на твоей даче?

— Мне нравится запущенный сад. Нравится наблюдать, созерцать рост растений, и даже разговаривать с ними. Я решительно не поддерживаю эту дискриминацию одуванчиков, к примеру, когда они такие красивые и полезные. Это волшебное растение. Сколько там перевоплощений! Весной мы видим зеленый, ровный, как бумага покров, на котором с совершенно одинаковым интервалом начинают появляться какие-то желтенькие маленькие цветочки. Одуванчик сам по себе красивый, интересный и странный. Когда наступает вечер — цветы реагируют, закрываются. Сама физика их работы в течение дня — прекрасна. Следующая стадия — когда одуванчики можно сдувать. Все эти мелкие «парашютики» — разве это не прекрасно? А еще есть масса полезных вещей, которые можно делать из одуванчиков. Варенье например, или вино из лепестков… или, к примеру, та же конопляная каша. До какой степени она полезна. И при этом ее так просто не купишь, ее специально заказывают, как те же отруби, муку или клетчатку.

Тебя можно назвать успешным, состоявшимся человеком. Должен ли художник быть голодным, и что такое Успех в Твоем понимании?

— Я достаточно ленив. Иногда просто что-то сделать, в какие-то моменты поактивничать, заработать деньги, особенно в последнее время, меня не привлекает совершенно. Возможно, это кризис возраста. Мне кажется, это общая тема для художников вообще. У меня этап переоценки, переосмысления. Я на себя в частности, как на художника, который может таким называться, смотрю через увеличительное стекло. И считаю, что надо что-то менять. Я собой недоволен.

Для художника важна «упаковка»? Его линия жизни, обстоятельства…

— Мне кажется, что настоящий художник об этом не задумывается. У него существует какая-то идея в какой-то определенный момент. Он ее хочет выразить, и абсолютно не отдает себе отчет в том, что начиная с этого момента и стартовал его Путь, его стезя. Что из этих моментов и состоит его Судьба. Он должен быть Поэтом, и не задумываться о том, как его оценят. Важен результат. Такой, какой он себе представляет. На остальное ему должно быть наплевать. Если будет иначе, тогда это не художник. Это будет раб какой-то Системы, в которой он трудится по какой-то своей специальности, и это очень грубо и пошло. Считаю, что художник художнику должен задавать не вопрос «где ты работаешь?», а «над чем ты работаешь?». Это разговор двух художников. Если иначе — значит, там что-то не то. Люди просто зарабатывают деньги.

Фото 8. Геннадий Чернявский: о Зерне как символе, о роли Художника, о «танчиках» и пост-еде (ФОТО)

Кстати, расскажи о своей работе с Wargaming.

— Нарисовалось множество наземных объектов в самолетном проекте «World of Warplanes». Лучшая тема для Творца — Создавать Землю! Я работал в этой замечательной команде профессионалов и многому научился. По ходу прокачиваешься и в любом случае, попадаешь в какой-то формат, живешь в нем, понимаешь его лучше и получаешь удовольствие как Художник.

Другое дело, что, как всякая большая компания, она для художника, которому хочется чего-то большего, не даст таких возможностей: существует строгая схема производства. Ты либо вписываешься в эту схему, либо не вписываешься. Это общечеловеческий такой опыт. Да, безусловно, тебе чего-то хочется, но ты понимаешь, что здесь этого не сделаешь. Придется научиться разделять самого себя: здесь я человек, который живет по правилам и знаю, зачем это делаю, плюс определенные дивиденты. Но когда заканчивается рабочий день, я приезжаю к себе на дачу, и уже буду писать, рисовать так, как мне этого хочется. Если ты здравомыслящий, а не псих какой-то, ты подстраиваешься под условия жизни. И человек, если он не идиот, научится разделять. Что говорить? Я считаю, что человек должен знать, зачем он зарабатывает деньги. Есть люди, которые понятны сразу: у него жена, трое детей, машина, и много всего. Это все на нем, и это нуждается в финансовой подпитке. У этого человека, а таких большинство, вообще не возникает вопроса, как ему проявить себя. Возможно, не успевает. Но есть и другие, у которых столько же детей, машина, и куча проблем вместе с дачей и недвижимостью — а эти успевают. Важно понимать, для чего человек зарабатывает деньги. Чтобы он сам себе ответил на этот вопрос.

Следишь за новациями?

— Я всегда обращаю внимание на ноу-хау и на продукты, которые в мире хорошо покупаются. Сразу на них обращаю внимание, начинаю узнавать о них больше, мне интересно, как их производят, какие средства для производства они затрачивают, какая схема продаж. Не могу даже сказать, что в этот момент я художник. Но все-таки, пожалуй, художник, который бешено любит какие-то «фишки», единственные в своем роде. Мне абсолютно скучны бизнесмены, которые продают что-то «заезженное». Я такими ребятами не интересуюсь совершенно.

Человек по своей сущности больше хищник или травоядный? Может ли он прожить жизнь на бобах, или ему обязательно требуется мясо? И вообще, каково Твое отношение к синтетическому мясу и пост-еде, вроде сойлента.

— Я считаю, что человек должен есть мясо. Вот посмотри. У меня растут клыки. Так устроена Природа. У меня клыки для того, чтобы я впивался ими в мясо, и ел его. Так я устроен. Веганов не понимаю. Я их не осуждаю, но они навязывают свою философию другим. И они лгут. Я бы не стал есть синтетическое мясо, пить синтетическое молоко. Иногда я люблю съесть какую-то гадость. Например, могу оценить такой продукт, как суп в пакетике. Мне это нравится, прежде всего, как идея. Понимаю, сколько вреда это может принести организму. Возможно, такие вещи нужно запрещать, потому, что они очень вредны. Но они реально мне кажутся вкусными, черт возьми! Восхищаюсь технологией обмана. Могу иногда заварить себе подобный супчик. В принципе, если не частить, можно в живых остаться.

 

*беседовал Свят Филатов

 

Читайте также:

Сельское хозяйство в живописи: картины из ОХМ

Сойлент наш насущный, или «жидкий хлеб» (ФОТО)

Рукотворная нерукотворность Мэттью Элбаниса (ФОТО)